18+
Нур-Султан
Сейчас
26
Завтра
19
USD
378.38
+1.20
EUR
431.05
+4.91
RUB
6.02
+0.04

Иностранным инвесторам невыгодно создавать преференции для производителей Казахстана

Казахстан не отстоял свои интересы в 90-х годах, а теперь иностранные игроки сами задают свои правила игры.

Всего 4% составляет доля казахстанского содержания в закупках товаров у крупнейших нефтегазовых компаний — Тенгизшевройл (ТШО) и NCOC. Об этом заявил экономист Рахим Ошакбаев.

— Такая цифра прозвучала на сессии «Местное содержание» форума «Сделано в Атырау». Для сравнения: у Атырауского НПЗ доля казахстанского содержания в товарах составляет 23%, — отмечает он.

Планы по изменению ситуации

По словам экономиста, у ТШО есть «Проект будущего расширения» — Future Growth Project. При его реализации у казахстанских поставщиков и производителей предполагается разместить до 32% от суммы инвестиций. Это $12 млрд.

У компании NCOC также есть планы довести в течение 5 лет долю местного содержания до 40%

— Эти вроде как позитивные планы были озвучены на форуме от представителей компании. Но они почему-то мало порадовали присутствовавших в зале предпринимателей, которые жаловались на недоступность закупок недропользователей, — замечает экономист.

В чем сложности?

Ошакбаев отметил некоторые барьеры, которые были озвучены в ходе дискуссии с залом.

  • Во-первых, местные машиностроители участвуют в тендерах и получают сообщение, что не прошли по техническим причинам. Однако информация, по каким именно техническим причинам им отказано, не раскрывается.

  • Во-вторых, нет возможности инвестировать в организацию производства и локализацию востребованных товаров. Поскольку нет никаких гарантий, что их купят на проекты по долгосрочным контрактам. И даже нет возможности заключить меморандумы о намерениях.
  • В-третьих, по заключенному СРП (соглашению о разделе продукции) импортные товары для проектов освобождаются от таможенных пошлин и НДС на импорт.

— Если же эти товары производят в Казахстане, они не имеют таких налоговых преференций ни по товарам, ни по их комплектующим и материалам. В итоге

товары значительно дешевле беспошлинно импортировать, нежели пытаться их производить на месте,

— отмечает экономист.

Барьеры существуют давно

Ко всему прочему отсутствует доступная открытая информация о планах закупок нефтегазовых проектов. Хотя компании ежегодно сдают и отчеты, и планы закупок в минэнерго.

— Долгосрочные контракты на поставку товаров отдаются «торговым домам» — агрегаторам поставок,

которые уже не имеют обязательств по поддержке местных поставщиков. Им можно поставить товары или услуги, как правило, через одного-двух посредников, которые могут просить «шапку» в 10%.

Эти схемы на гигантских нефтегазовых проектах давно всем известны

И, как я понимаю, их никто особо не собирается устранять. Скорее всего, для ключевых «стейкхолдеров» они не представляют особого дискомфорта, — говорит экономист.

Все началось в 90-е

По словам Рашида Жаксылыкова, председателя президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана, ситуация, при которой казахстанские производители оборудования остались «не у дел», возникла еще в 90-е годы. Когда,

заключая соглашения с иностранными инвесторами, казахстанские компании забывали о собственных интересах

— В пресловутые 90-е мы не знали, что делать. Да, было тяжело. Да, мы прогнулись. Но зачем было подписывать соглашение о разделе продукции (СРП) в угоду иностранным инвесторам на целых 40 лет?

Это было на радостях, что иностранные инвесторы вообще пришли в Казахстан. И теперь уже ничего не поменять, — утверждает он.

«Музыку заказывают» иностранные инвесторы

В этой связи Жаксылыкова удивила поднятая на недавней конференции Kioge тема о том, как повлияет новый кодекс о недрах на развитие казахстанских нефтесервисных компаний.

— Да никак не повлияет. Чем он сильнее СРП, которое подписано на 40 лет?

— задается эксперт вопросом.

На сегодняшний день, как отмечает Жаксылыков, нефтедобывающие заводы в Казахстане в основном используют немецкое оборудование компаний Bosch и Siemens.

Стандарты тормозят

— Наши производители уступают в стандартах, коих, как правило, множество, включая американские или европейские. Но оборудование местных компаний не соответствует требованиям.

Рашид Жаксылыков

Рашид Жаксылыков

Иностранные инвесторы, приходя работать на нашу территорию, обычно озвучивают свои стандарты. Собственных стандартов у нас нет, а пройти их стандарты нашим производителям очень тяжело.

И я всегда задаю вопрос правительству: если вы хотите, чтобы казахстанский производитель поднялся, почему у нас не организовать офис компании, которая дает сертификацию? Ведь постоянно ездить за рубеж для прохождения этой процедуры не только бьет по карману, но и требует немало времени, — говорит он.

Но

иностранным инвесторам невыгодно создавать преференции для казахстанских производителей

Им выгоднее продвигать оборудование своих же компаний. Зачем они будут оставлять свои деньги в Казахстане, у них ведь хватает дочерних аффилированных компаний, — говорит эксперт.

Норвежский опыт

Норвегия, по словам Жаксылыкова, изначально отстояла свои интересы с иностранными инвесторами, сделав документацию полностью на норвежском языке.

— Соответственно, инвесторы были вынуждены привлекать норвежских работников. Также

норвежцы обязали работать приходящих в страну инвесторов на основе своих стандартов

У нас же все пытаются увеличить долю казахстанского содержания. Для этого в 2012 году была подписана Актауская декларация. В рамках которой предприятия, создающиеся на территории РК, должны получать поддержку со стороны наших недропользователей. Вот только по прошествии нескольких лет мы так и не увидели результата.

Иностранцы не заинтересованы воспитывать работников из числа местных кадров и повышать интеллектуальный уровень инженерного состава.

Потому что

чем мы будем слабее, тем больше они заработают,

— заключает Рашид Жаксылыков.