18+
Нур-Султан
Сейчас
10
Завтра
13
USD
378.87
-0.03
EUR
422.4
-0.34
RUB
5.87
0.00

«КазМунайГаз» уволил беременную сотрудницу без объяснения причин

Этой отставке предшествовало совещание, на котором руководство компании разрешило себе прощаться с работниками в одностороннем порядке.

Прежде чем лишиться работы, Светлана Хлыстун отработала в одной из дочек нацкомпании девять лет. В октябре 2017 года в ТОО «ҚазМұнайГазӨнімдері» сменилось руководство. А уже в феврале по итогам финансово-хозяйственной деятельности КМГ решило заключить со всеми сотрудниками допсоглашения — о  праве нацкомпании в одностороннем порядке досрочно отправлять людей в отставку с выплатой компенсации.

Светлана Хлыстун

Светлана Хлыстун

А не пора ли вам на выход?

Светлану Хлыстун нововведение тоже коснулось. Однако она, человек с высшим юридическим образованием, понимала, что закон защищает ее от увольнения как минимум до исполнения дочери 14 лет.

— Я ни от прежнего, ни от нынешнего руководства не скрывала, что планирую родить еще одного ребенка, — рассказала Светлана. – Никаких нареканий ко мне со стороны начальства не было, свои обязанности я исполняла как положено. Ни с кем не конфликтовала.

23 апреля, в понедельник, я как обычно пришла на работу. Но мне сказали, что еще в пятницу я была уволена

Ни причин, ни оснований не сообщили. Я не заполняла обходной лист, не передала дела. Мне просто сказали собрать вещи и покинуть офис.

Спустя шесть дней после увольнения Хлыстун предоставила согласительной комиссии справку о беременности.

— Меня вызвал к себе исполнительный вице-президент КМГ Данияр Тиесов, — рассказывает Светлана. – Мы спокойно поговорили, он попросил не портить репутацию компании и пообещал решить мой вопрос. Но ни через месяц, ни через два ничего не изменилось.

Я решила восстановиться на работе через суд. В конце концов, я понимаю, если бы меня уволили за плохую работу или нарушение трудовой дисциплины. Но не было ни того, ни другого.

Данияр Тиесов

Данияр Тиесов

Не выход — не пора

Интересы истицы в суде представляет известный адвокат Сергей Сизинцев.

— Мы снова встречаемся с ситуацией, когда госорганы и госкомпании допускают вольное толкование норм трудового законодательства. Почему-то это всегда происходит в ущерб интересам работника, — прокомментировал ситуацию адвокат.

— Незадолго до увольнения Светланы между ней и работодателем было заключено допсоглашение. Теперь работодатель ссылается на него, как на основание расторжения трудового договора без учета мнения работника. При этом формулировка увольнения звучит как «по соглашению сторон».

Но соглашение сторон подразумевает направление предложения, получение ответа и заключение соглашения о расторжении трудового договора

Ничего этого не было. Поэтому фактически увольнение произошло по инициативе работодателя. Закон позволяет включить в трудовой договор право работодателя на расторжение трудового договора без соблюдения порядка и сроков, предусмотренных Трудовым кодексом.

Но в случае со Светланой этого нет. Кроме того, в отношении секретаря наблюдательного совета предусмотрена специальная процедура приема и увольнения. Этого тоже не было учтено.

Сергей Сизинцев

Сергей Сизинцев

По словам адвоката, хоть Хлыстун и была перечислена компенсация, она на нее не претендует. Поэтому и добивается в суде отмены незаконного увольнения, восстановления в должности и выплаты компенсации за время вынужденного прогула.

Да не увольняли мы, все было обоюдно

Свою позицию представители ТОО «ҚазМұнайГазӨнімдері» впервые озвучили в отзыве на иск Хлыстун. Чем им не угодила работница, не сообщают. Ссылаются на то самое февральское допсоглашение, мотивируя тем, что компенсацию в размере двух должностных окладов выплатили и на этом обязательства перед работницей выполнили.

В компании считают, что Хлыстун своевременно не похлопотала о законности февральского допсоглашения, а значит, и претензий у нее теперь быть не должно.

Кроме того, в ТОО «ҚазМұнайГазӨнімдері» поставили под сомнение справку о беременности бывшей работницы

Дескать, она составлена не по форме.

— Я представляю компанию-нанимателя. Не могу сейчас рассекретить свои доводы. Мы являемся ответчиками, она истица, — в телефонной беседе с журналистом пояснил адвокат Чиназбек Маханов, представляющий интересы ТОО «ҚазМұнайГазӨнімдері». — Она работала секретарем наблюдательного совета компании. Она считает, что ее незаконно уволили, без согласия.

Мои же заказчики ссылаются на статью 50 Трудового кодекса, что договор расторгнут по обоюдному согласию с выплатой двухмесячной компенсации

Деньги ей перечислили на следующий день на расчетный счет, она их взяла. а потом пишет, что беременна. Мы спрашиваем: «На момент расторжения договора вы прикладывали справку об этом?» Нет. Потому что она обратилась потом. В этом споре только суд поставит точку. Мы свои доводы изложили, что законные основания у нас. Ссылаемся на статью 50 закона — по обоюдному согласию. Она же так не считает.

Бомба замедленного действия

— Когда компания готовила отзыв на иск, вы в деле не участвовали. А сейчас вы согласны с позицией вашего доверителя?

— Если бы даже я был не согласен, я бы все равно придерживался позиции заказчика. Я же не буду говорить, что они не правы.

— Вы человек с высшим юридическим образованием, вы знаете, что закон запрещает увольнять одинокого родителя, пока его ребенку не исполнится 14 лет?

— Поэтому стороны обратились в суд. Они пытаются убедить судью в своей правоте, мы придерживаемся своей линии. Поэтому сейчас для меня темный лес, какое решение примет суд. Я нанимался для правового сопровождения этого дела, а решение будет выноситься судом.

Кстати, случай со Светланой Хлыстун может вполне стать показательным для безосновательного увольнения других работников системы КМГ, а их там десятки тысяч.

Потому что допсоглашения с правом компании досрочно расторгать и увольнять работников в одностороннем порядке не содержат главного

— упоминания о согласии на это работника.

В октябре 2016 года в связи с сокращением доходов КМГ вставал вопрос о сокращении штата в ряде сервисных «дочек». И тогда глава КМГ Сауат Мынбаев гарантировал сохранность рабочих мест для «живых» людей.