18+
Нур-Султан
Сейчас
1
Завтра
6
USD
379.29
0.00
EUR
426.4
0.00
RUB
5.93
0.00

Отдаляется ли Казахстан от России? — эксперты

Ни с кем из других государств у нас нет таких связей, как с Россией. Тем не менее, могут появиться недомолвки и конфликты. Этого нужно стараться избегать.

Официальный Кремль время от времени критикует решения Астаны, в первую очередь те, которые могут создать впечатление «попытки отхода от России». Но у двух стран уже практически семейные отношения и вряд ли что-то может их разрушить, считают эксперты. Об этом пишет портал DW.

Взгляды Астаны и Москвы на многовекторность не совпадают?

Казахстан развивает отношения с Китаем, демонстрируя при этом, что действует независимо от России. Примерно то же подчеркивают дипломаты, когда речь заходит о США и ЕС. Собственно,

Казахстан с первых лет независимости декларирует политику многовекторности

Однако одно дело — проводить ее в те годы, когда у России еще не началась острая фаза противоречий с Западом и рядом стран СНГ. И совсем другое — сейчас, в период кризиса в этих отношениях и расцвета различных санкций и контрсанкций.

Россия заманивает молодежь Казахстана бесплатным обучением. Чем отвечать?

В Москве сейчас хотели бы видеть союзнические отношения с Астаной иначе, чем их представляют Казахстане. И Россия стала время от времени об этом напоминать.

В марте 2018 Москва выражала недовольство введением Казахстаном безвизового режима с США, на что

казахстанский МИД ответил напоминанием о суверенности в визовых вопросах

Обозреватели сходятся во мнении, что решение о переходе на латиницу также было воспринято как акт дистанцирования. Хотя тогда официальный Кремль промолчал.

Есть ли у Москвы рычаги влияния на Астану?

Может ли Казахстан в этих обстоятельствах развивать свою внешнеполитическую многовекторность? По мнению политолога Айдоса Сарыма,

у Москвы нет мощных рычагов воздействия, которые не вызовут ответной реакции

Айдос Сарым

— На заседании министров иностранных дел стран-членов ОДКБ заявлений МИД РФ с критикой Казахстана обнародовано не было. Остаются замечания на полях, степень действия которых ограничена, — аргументирует свой тезис Сарым.

Кроме того, если говорить о транзите грузов США через Каспий, в России здесь угроз не видят, указывает Айдос Сарым.

— И если бы у США сейчас были хорошие отношения с Россией, этот транзит шел бы через Ульяновск. Поэтому заявления Сергея Лаврова носят скорее педагогический характер и направлены во многом для собственной российской аудитории, — полагает эксперт.

Россия и Казахстан в 2018 году: к чему готовиться?

Иначе оценивает ситуацию другой казахстанский политолог — Петр Своик.

— У России рычагов достаточно, я назову лишь два. Первый — это ТВ. Местные каналы мало кто смотрит, смотрят в основном Москву. Второй рычаг — влияние на экспортный транзит Казахстана. Придумать десять формальных причин, из-за которых можно создать трудности для этого экспорта, не проблема, — считает он.

Петр Своик

Петр Своик, фото с сайта time.kz

При этом Петр Своик исходит из того, что сейчас Москва использовать эти рычаги не будет. По его мнению, Россия «продолжит мягкое курирование».

Милые бранятся — только тешатся

Итальянский политолог Андреа Джанотти говорит:

— Когда речь идет о семейных отношениях, надо понимать, что даже второстепенные события, которые между чужими людьми воспринимались бы спокойно, тут могут вызвать более острую реакцию. Это касается и отношений между Россией и Казахстаном. Казахстан хочет вести свою политику так, как ему это представляется наиболее выгодным. С другой стороны, при этом необходимо учитывать участие в коллективных структурах: ЕАЭС, ОДКБ, СНГ. И с этой точки зрения мне понятно недовольство РФ некоторыми решениями Астаны, — рассуждает эксперт.

«Обреченные» на дружбу: Казахстан и Россия — союзники при любом раскладе

История не раз показывала, что у Астаны могут быть партнеры, которые очень заинтересованы развитием с ней экономических и даже стратегических отношений. Но даже в этом случае эти отношения трудно сопоставлять с системой связей, существующих с РФ.

— Нынешние события я оцениваю как определенную фазу в рамках совсем непростого геополитического момента — это и санкции, и проблемы между различными региональными организациями, но настоящей угрозы отношениям нет. Историческая их основа не касается какого-либо сиюминутного политического или иного интереса.

Не думаю, что Россия предпримет вслед за критикой Казахстана какие-либо практические шаги,

— прогнозирует Андреа Джанотти.

Астана между Москвой и Пекином

При этом итальянский политолог выделяет отношения Казахстана и КНР, но также

предлагает не преувеличивать их значимость

— Даже хорошие отношения с Китаем — это нечто иное, нежели семейные Казахстана с Россией и вообще между странами бывшего СССР. У Казахстана и КНР очень много общих проектов, включая не только экономические, но и культурные, есть этнические группы, общие для двух стран. Но сотрудничать — это одно, а интегрироваться глубже — совсем другое. Для этого

нужны общие элементы идентичности в истории, языке, культуре. А этого у Казахстана и КНР нет вообще,

— убежден он.

По мнению политолога, Казахстан будет сотрудничать и с КНР, и с западными странами. Но сейчас факты говорят, что основные элементы казахстанского миропонимания связаны с Россией, в том числе это касается и молодежи.

В свою очередь Айдос Сарым считает, что

Казахстан сейчас больше интегрируется с Китаем, нежели с США или ЕС

Но Китай для большинства казахстанцев остается Terra Incognita. И это используют в информационном пространстве противники более глубокого сближения с Пекином.

Китай будет доминировать в Казахстане в 2018 году — историк

— Есть основания полагать, что начиная с «земельных протестов» против китайской угрозы, за рядом событий, происходящих у нас, стоят и российские интернет-сайты, которые используют продвинутые технологии,

рассчитанные на давние казахские страхи в отношении Китая

Но при этом Россия сохраняет на Казахстан самое сильное влияние — информационное, культурное, духовное, хоть и относится к Казахстану, как разведенная жена, и ревниво воспринимает любое приближение посторонних. Как бы мы к этому ни относились, — заключил Сарым.