18+
Нур-Султан
Сейчас
18
Завтра
26
USD
386.04
-0.01
EUR
427.77
-0.48
RUB
5.88
+0.04

Апашка в глубине Африки: меня спасает внук и любимое хобби

Наверняка мало кто из наших читателей знает о стране Малави. Многие услышали о ней впервые, когда Мадонна усыновила мальчика и вокруг этого разгорелся нешуточный скандал. Малави – африканская страна, одна из самых бедных в мире. Кто бы мог подумать, что казахстанцы живут даже там! Но не ради солнечного климата и роскошных курортов… Как Дамеш Сейсенбаева оказалась в этой стране?

— Расскажите о себе. Где вы родились, в каком городе жили и чем занимались до переезда?

— Я коренная алматинка. Родилась в Алматинской области, тогда Илийском районе, в очень большом плодово-овощном поселке «Винсовхоз». К нашему поселку относилась тогда благоустроенная зона отдыха «Первомайские озера». Это был цветущий край.

Там я окончила школу и поступила в Политехнический институт имени Ленина на архитектурный факультет. Учиться было очень трудно, но интересно.

С 70-х годов стал наступать, как сейчас модно говорить, кризис, хотя начался он еще раньше. Не было бумаги, чтобы рисовать, чертить,

не было стирательных резинок, особенно не хватало литературы. Но мы учились в библиотеках, смотрели журналы, было огромное желание учиться. По-моему, оно сохранилось с тех времен…

«Путешествовала» с мужем

— Я рано вышла замуж. Окончив институт, поехала за мужем в Туркестан. Преддипломную практику отработала в тогда еще музее Ходжи Ахмета Яссави. Мы делали обмеры, по которым далее шли реставрационные работы. Там впервые я увидела, что существует нечто необъяснимое, несогласное с расчетами нагрузок.

В дальнейшем интерес к этому стал расти, появилось желание путешествовать и изучать древние строения и конструкции.

Мой супруг был военнослужащим, поэтому место жительства менялось часто. Это научило меня принимать любую житейскую неблагоустроенность. Приходилось трудиться и строителем в производственных отделах, и преподавателем в сельских местностях.

Позже в районах работала в райотделах архитектуры, а в городах – в проектном институте или управлении архитектуры, в проектных отделах. Одно время в течение четырех лет муж работал в Туркмении.

Мне посчастливилось тогда объездить все интересные места той страны и древние города Мерв и Ниса

Главное, мне удалось проехать весь Иран и его древние города Мешхед, Исфахан, Туз, Персеполис и другие.

Вслед за внуком

С 2005 года я стала рисовать, раньше до этого просто не доходили руки. Правильно говорят: всему свое время. Я стала вести студию, участвовать в выставках современного искусства. Тогда же меня пригласили работать в университет «Кайнар» и открыть специальность «Графический дизайн».

С того момента я снова вернулась в преподавательскую деятельность. Параллельно при университете находилась школа–бакалавриат, где я преподавала черчение и рисование. Затем меня пригласили в частную школу «Зейнеп», где кроме уроков рисования я вела студию «Креативная графика», были изданы и мои методические учебники. За 9 лет работы в школе я получила свидетельство «Учитель высшей квалификации».

— Когда вы переехали в Малави? Как решили уехать?

— В марте 2017 года моя дочь предложила поехать с ней в Африку. Так как я помогала ей растить сына, моего внука, приглашение приняла с удовольствием. Мне спокойнее, когда дети со мной. В течение недели я уволилась с работы и мы поехали…

Как хобби стало бизнесом

— Тяжело ли было менять привычный образ жизни? Как прошла адаптация к новой стране?

— Я даже не знаю, какой у меня привычный образ жизни. 14 переездов. Я меняла не только место жительства, я меняла профессии. Правда, очень легко адаптировалась, так как за все внешние проблемы ответственна моя дочь Айнура — это и продукты питания, и безопасность, и школа… Единственное, я не знала языка.

— С какими трудностями пришлось столкнуться, а что было легко?

— Мы, дети послевоенных лет, в школах учили немецкий, и то очень плохо. Но я предусмотрела это и взяла в Африку самоучитель английского и словарь. Учу, смотрю фильмы, думаю, что освою язык сама. В результате я уже хожу в магазины, в бассейн и могу спросить, что надо. Потихоньку общаюсь с соседями, тренером моего внука и даже с друзьями Айнуры.

— Как к вам относятся местные?

— Местные жители очень простые. Люди в мире в своем разнообразии тем не менее все одинаковые. Но в глаза бросается бедность. Конечно, они получили независимость в 1964 году, а до этого были английской колонией.

Особенно меня впечатляют детские лица. Красивые, выразительные черты, красивая молодежь

Меня тут спасает любимое хобби – люблю шить. Я выросла в большой семье, где было 7 детей.

Желание хорошо выглядеть заставляло меня шить себе модную одежду

Если шить, то грамотно, решила я, и окончила курсы кройки и моделирования еще в Казахстане.

Поэтому, приехав в Африку, я взяла с собой две машинки (одна из них с оверлоком). Сначала я шила только для нас, а потом наши наряды привлекли внимание подруг Айнуры. Здесь очень яркие красивые ткани, разные по качеству. Есть ткани из Замбии, Мозамбика, Танзании, малавийские, индийские и даже китайские. Как тут не шить?

Потом пошли заказы. Я одеваю уже не только подруг Айнуры, приходят уже и совершенно малознакомые люди. Они приносят интересные модели и мне очень интересно с ними работать.

Появилась идея создать курсы кройки и шитья для желающих местных портных. Потом пошли идеи и предложения начать бизнес по производству готовых изделий… Посмотрим, что из всего этого получится. На данный момент я уже выпустила первый набор курса по кройке и шитью. Думаем и дальше продолжать, сейчас обсуждаем следующий набор. Спрос рождает предложение, как говорится.

Люди все еще «спят»

— Какие особенности бросаются в глаза?

— В Малави уже прошел год жизни, дочь занята своей работой, внук Жанали обучается в частной школе, занимается музыкой и спортом. Я тоже нашла себе занятие. Кроме того, что я отвечаю за домашний уют, шью на заказ и потихоньку расширяю свою деятельность. Конечно, невозможно сравнивать Малави с Казахстаном, это две разные культуры и сложенные исторически совершенно по-разному.

Наши дедушки и бабушки хоть и не учились, но у них всегда была внутренняя культура. Им с рождения прививали свободу мышления, стремление к знаниям,

доброе отношение к людям, гостеприимство. Наша кухня богатая, очень красивые наряды, украшения –

все это начинаешь понимать и ценить, когда оказываешься в другой стране с другой культурой

Особенно здесь, в Малави, когда четыре века люди жили в рабстве и только сравнительно недавно, в середине 20 века, освободились от гнета.

Здесь народ не торопится, все делает не спеша. Даже дороги переходят медленно. Кое-где я нахожу сходство с казахами. Конечно,

не все казахи такие и многие уже «проснулись», жизнь заставила. Но здесь люди все еще «спят»

70% малавийцев не умеют читать

— Назовите пять самых больших различий между Казахстаном и Малави.

— Эти два государства сложно сравнивать. Во-первых,

Малави была колонизирована Британией и только в 1965 году получила независимость. Это отразилось на менталитете людей

Казахи же — вольный народ с огромной территорией и богатой историей. Казахская одежда, утварь и украшения несказанно красивее, на мой взгляд, чем малавийские.

Во-вторых, сильное различие в еде.

Они могут есть мышей, тростниковых крыс, кузнечиков и крокодилов

И это помимо обычной говядины, курятины и козлятины. Тут множество видов фруктов, которые не растут в Казахстане. Например, папайя, манго, гуава, ананасы. Кукурузная каша – это здесь основная еда. Но это традиционная кухня, в магазинах же можно встретить и привычные для нас продукты.

В-третьих, тотальная бедность и в сельской местности, и в городе — с Казахстаном не сравнить. В Малави среди взрослых и детей все еще большой процент безграмотных, не умеющих читать и писать, около 70%!

Ну а те, кому удается пойти в школу, не все могут ее закончить, так как после 7-го класса обучение становится платным.

В-четвертых, проезжая мимо деревенских домов, я видела круглые хижины, построенные из глины и травы, без окон и с камышовыми крышами. Вместо дверей тряпка. В Казахстане таких домов не встретишь. У нас дома строят с расчетом на то, что приедут кудалар и родственники, чтобы было побольше комнат и света. У нас на родине совершенно другие принципы обустройства жилья, в казахском доме всегда можно найти корпе, кошму, ковры и паласы.

В-пятых, гостей в Малави встречать не умеют. Когда нас пригласили на узату-той по-малавийски (проводы невесты), мы были очень удивлены: стояли стулья и сцена, мой внук постоянно спрашивал: «А где тут столы с едой?». На казахских свадьбах тарелку негде поставить, а тут как в театре — стулья и сцена с диваном, на котором сидели жених и невеста. Только в конце церемонии был небольшой фуршет с одноразовой посудой. Одним словом, тут все по-другому.

Совершенно разный менталитет

— Чем отличаются казахстанские мужчины от малавийцев? А казахстанки от малавиек?

— Конечно, это совершенно разные по менталитету люди, но везде есть хорошие и плохие. Они от природы статные, высокие, хотя встречаются и низкорослые. Женщины очень яркие, сельские одеваются очень просто.

Отрез материи, завязанный на бедрах поверх футболки, вот и весь наряд

Но есть и городские, вот они очень любят одеваться в европейскую одежду и делать разные прически.

В Малави бросается в глаза красота местных женщин с крупными чертами лица и очень креативными прическами. Если наша красавица помоет голову, встряхнет и пошла, тут все иначе. У них волосы очень хрупкие, кудрявые, требующие большого ухода. Они даже шьют платки с подкладом, чтобы защитить волосы от ломкости и солнца, делают всевозможные укладки, вплетают искусственные волосы и создают всевозможные конструкции даже маленьким девочкам. Вот так создают красоту — и главное, им это очень идет.

Мне сложно писать про отношения мужчин и женщин в Малави. Ведь я с ними не так часто общаюсь. Об этом лучше спросить у моей дочери. Она как раз на эту тему ведет колонку и пишет посты в фэйсбуке.

— Что бы вы хотели, чтобы Казахстан перенял у Малави? А Малави у Казахстана?

— Я бы хотела, чтобы молодежь Малави училась и поднялась в развитии. Я не знаю, что можно перенять у Малави, но думаю, Казахстану есть что передать этой стране. Здесь очень слабая промышленность, фабрик и заводов почти нет. Земля плодородная — хоть три раза в год собирай урожай. Тут бы поднять сельское хозяйство и образование.

— Собираетесь ли вы возвращаться в Казахстан?

— Конечно, это мой дом. Но сейчас я должна помочь дочери и внуку, да и спокойнее мне так. Многое зависит от того, как сложатся обстоятельства у дочери. Пока я нужна внуку — буду тут. Потом он вырастет и все будет по-другому. У меня есть и другие внуки, поэтому думаю, что я им буду еще нужна. Однако у меня есть и свои планы — открыть студию, рисовать, шить… а там видно будет.