18+
Нур-Султан
Сейчас
19
Завтра
26
USD
386.82
0.00
EUR
428.67
0.00
RUB
5.86
0.00

Новые перестановки лишь подготовка нового витка замен во власти — политологи

Апрель 2018 года начался с кадровых перестановок в правительстве.

Был освобожден от должности заместитель руководителя Администрации президента Талгат Донаков: его назначили председателем Высшего Судебного Совета.

Нурлана Ермекбаева также освободили от должности министра по делам религий и гражданского общества и назначили помощником президента – секретарем Совета Безопасности.

Должность министра по делам религий и гражданского общества получил Дархан Калетаев. До этого он был депутатом Сената.

Также указами президента в связи с переходом на другую работу освободили Анатолия Смолина от должности председателя Высшего Судебного Совета, а Владимира Жумаканова — от должности помощника президента – Секретаря Совета Безопасности.

Не прошло и два года…

По словам политолога Андрея Чеботарева, Ермекбаева, Донакова, Калетаева и Жумаканова объединяет то, что они на своих должностях проработали чуть больше года.

— Все были назначены на эти позиции осенью 2016 года. По идее,

это не является ротацией — ротацией можно назвать переход на другую должность спустя 3-5 лет

Мы не видим, что эти люди не справились, как было с Тамарой Дуйсеновой, экс-министром труда и соцзащиты, которую президент спросил: «Тамара, ты устала?».

Чего ждать?

Видимо,

смысл этих перестановок лишь в том, чтобы передвинуть людей на другие позиции, начав новый цикл замен,

который затронет уже другие сферы — и правительство, и силовой блок, и возможно, дипломатический, — рассказывает Чеботарев.

Политолог отмечает, что на образовавшуюся вакансию заместителя руководителя Администрации президента, возможно, посадят Владимира Жумаканова. Хотя, по его словам, претендентов на это место много. Это же касается и вакантной должности сенатора.

Андрей Чеботарев

Андрей Чеботарев

— Возможно, перед тем как двигать дальше по карьерной лестнице, кого-то посадят временно. Или человека из так называемой «старой гвардии» перед уходом на пенсию. Трудно сказать, какой из вариантов выберет президент, — говорит Чеботарев.

Оптимизация персонала?

Политолог Максим Казначеев, в свою очередь, отмечает, что последние кадровые перестановки не стали какой-то неожиданностью. Они носят лишь технический характер:

узкие профессионалы прошли на те позиции, на которых могут быть максимально эффективно использованы властью

— Все фигуры, попавшие под ротацию, давно уже работают в данных сферах.

Максим Казначеев

Максим Казначеев

В частности, назначение Дархана Калетаева на позицию министра по делам религии и гражданского общества, в принципе, было предсказуемо в силу того, что он имеет достаточно большой бэкграунд общественно-политической работы. В первую очередь, конечно, в партии «Нур-Отан», а также на других соответствующих идеологических позициях в администрации президента.

Если же говорить о назначении Нурлана Ермекбаева, то по большому счету, это возвращение на предыдущую позицию

Учитывая его опыт работы в спецслужбах в прошлом, он, конечно же, более органично смотрится на позиции секретаря совбеза, нежели на позиции министра. А Талгат Донаков, также перейдя в судебный совет, ничем не удивил. Потому что в администрации президента он как раз курировал это направление судебной и правоохранительной реформ, — отмечает политолог.

В чем смысл?

В связи с этим Казначеев не ждет каких-то прорывов от перемещенных на новые должности фигур.

— Если бы они могли сгенерировать что-то прорывное, мы бы это увидели уже раньше. Скорее всего,

они возвращаются просто для того, чтобы сохранить инерцию в работе органов,

никаких особых нововведений от них ждать не приходится, — утверждает Казначеев.

Пост сельского акима — временное пристанище — политологи

Что касается Жумаканова и Смолина, по мнению политолога, в дальнейшем они продолжат свою работу в рамках судебной системы и системы национальной безопасности.

— Президент не сможет их использовать как-то иначе и с каким-то большим КПД, — заключает Казначеев.