Астана
Сейчас
23
Завтра
22
USD
345.55
+0.97
EUR
401.01
+0.50
RUB
5.45
-0.02

Какую угрозу представляет заморозка казахстанских $22 млрд в США?

Компания The Bank of New York Mellon заморозила $22 млрд из активов Национального фонда Казахстана.

Причина — судебный иск молдавского бизнесмена Анатола Стати и его компании к правительству РК. Известно, что Нацбанк Казахстана в свою очередь подал иск против BNY Mellon. Поделиться своим мнением о сложившейся ситуации мы попросили известных казахстанских экономистов.

Это все равно, что из-за 100 тенге арестовать имущество

Никакой угрозы для отечественной экономики сложившаяся ситуация не несет, считает экономист-аналитик Айдархан Кусаинов.  

Активы Нацфонда показывают 5-летний минимум

— Был иск какого-то молдавского бизнесмена государству, ведется судебная процедура, произошла заморозка активов. Насколько я знаю, государство подало апелляцию. То есть

идет судебное разбирательство, которое никак не влияет на экономику Казахстана

И заморозка казахстанских активов Нацфонда, это еще не знаковое событие, а скажем так, просто рабочий момент, – говорит Айдархан Маратович. – Конечно, пока рано давать какие-то прогнозы, но думаю, никаких последствий для Казахстана от этого не будет. Ведь сам иск молдавского бизнесмена составляет не $22 млрд, а около $400 млн. Наш Нацфонд, насколько мне известно, составляет $65-70 млрд, и

эти $22 млрд для Казахстана — сумма очень значительная

Представьте, что у вас возник какой-то спор из-за того, что вы кому-то 100 тенге задолжали, а суд вдруг решает арестовать все ваше имущество. Понятно, что

это неадекватное решение, и понятно, что оно будет отменено

Поэтому по этому поводу можно не беспокоиться, наши деньги мы вернем в любом случае. Даже если рассматривать наихудший сценарий, при котором Казахстан заплатит Анатолу Стати требуемые $400 млн, это будет лишь очень малая часть от суммы замороженных активов.

Пока теряем проценты, а дальше как суд решит

Однако Жаныбек Айгазин, директор Центра исследований прикладной экономики, рассматривает сложившуюся ситуацию не столь оптимистично. На его взгляд, мы как минимум недополучим инвестиционный доход с замороженной суммы. Ведь подавая судебный иск, Анатол Стати тоже руководствовался какими-то расчетами и соображениями.

— Недополученный доход, упущенная выгода, плюс еще наверняка стоит вопрос какой-то моральной компенсации – может он и насчитал убытков на $22 млрд. Речь ведь идет о том, что у него якобы собственность (нефтяную компанию) отняли. Но эта собственность генерит доход. Вот он видимо и подсчитал, что за 10 лет (все началось в 2007 году) могла «набежать» такая сумма. А насколько она адекватна, может установить только суд, – говорит Жаныбек Айгазин. – Но так как для подтверждения его доводов надо проводить полное судебное разбирательство, наверное поэтому и заморозили $22 млрд Нацфонда. Но

на мой взгляд, это не очень хороший признак

Если заморозка активов произошла, значит уже было принято какое-то решение. Скорее всего, прокурора или суда первой инстанции. А раз в обеспечение судебного иска заморозили наши активы, наверное, это свидетельствует не в нашу пользу.

Что касается вопроса, как это может отразиться на экономике Казахстана, по мнению моего собеседника, если активы уже заморожены, то и проценты по ним «не капают». А значит мы ежедневно теряем какую-то определенную сумму.

— Мы же эти деньги, наверное, отдали внешнему управляющему либо они лежат в банке на депозитном счете. И вероятнее всего, эти средства генерят какой-то доход.

И если они заморожены, то на них прекращается начисление дохода,

– продолжает Жаныбек Айгазин. – Сколько именно мы теряем на этом денег, я сказать не могу, так как не знаю, какой договор заключен с управляющим. Но если этот молдавский бизнесмен докажет состоятельность своих претензий, то и все эти деньги по решению суда могут отнять. А учитывая, что весь ВВП Казахстана составляет порядка $127-130 млрд, то $22 млрд – это практически его 6 часть.

Вернем мы эти деньги или нет, зависит от того, насколько сильны у нас позиции,

насколько сильны юристы, защищающие наши интересы, и насколько обоснованы претензии Анатола Стати.