Нур-Султан
Сейчас
-13
Завтра
-7
USD
379
0.00
EUR
418
0.00
RUB
6.13
0.00

Правда о Мьянме: о чем молчат мировые СМИ?

51862

https://365info.kz/2017/09/buddisty-protiv-musulman-chto-stoit-za-reznej-v-myanme/

Поводом начала военной операции стало нападение исламистов-радикалов «Армии спасения рохинджа Аракана» (АСРА). По официальной версии, вооруженная группа террористов, в составе которой были выходцы из народности Рохинджа, совершили нападения на 20 правительственных целей.

В ответ власти объявили всех мусульман-рохинджа террористами и начали массовую карательную операцию

И диктатор, и президент не смогли ужиться с рохинджа

Харн Яаунгве, сын руководителя страны (с 1948 по 1962 год) Сао Шве Таика подтверждает, что

в Мьянме притесняют не мусульман вообще, а этническую группу рохинджа

— Есть спорные утверждения по поводу того, место ли им в Мьянме или нет. Но нельзя отрицать того, что рохинджа жили в Мьянме, когда страна объявила себя независимой в 1948 году. Конституция того времени утверждала, что все народы внутри границ Мьянмы являются гражданами, — заявил он.

Конфликт в Мьянме: кому выгодно «подливать масло в огонь»?

В 1978 году военный диктатор генерал Не Вин изгнал 250 тысяч рохинджа, утверждая, что они не были гражданами Мьянмы, а незаметно проскользнули в страну из Бангладеша. В 1982-м Не Вин принял новые законы о гражданстве, которые говорят, что у рохинджа должны быть на руках бумаги, подтверждающие, что они жили в Мьянме на протяжении трех поколений, — или они не будут считаться гражданами. Это превратило рохинджа в людей без гражданства, так как

у огромного количества людей, живших в сельской местности, нет никаких бумаг

В 2012 году в Мьянме закончилась военная диктатура и прошли выборы в парламент, но новая власть тоже не смогла поладить с рохинджа.

— Более 100 тысяч рохинджа были вытеснены буддистами из штата Ракхайн в ходе общинных мятежей, — утверждает Яаунгве.

В 2012 году некоторые рохинджа стали самоорганизовываться.

В тех краях вопросы часто решают свирепо

Яаунгве обвиняет правительство в казнях без суда, пытках и насилии (в том числе и сексуальном) представителей рохинджа.

Все это для того, чтобы деревенские жители даже не смели поддерживать боевиков

— Правительственные службы безопасности борются с боевиками АСРА. Они используют стратегию «четырех лишений» — еды, средств, умных лидеров и молодого пополнения, а не атакуют боевиков напрямую. В ходе такой стратегии военные устрашают обычных людей, — говорит Яаунгве.

По его словам, хотя «международное сообщество озабоченно реагирует», но никто не хочет ставить под удар отношения с нынешним лидером Аун Сан Су Чжи, которую Яаунгве называет «иконой демократии».

Аун Сан Су Чжи

Аун Сан Су Чжи

— Она считает, что военные и службы безопасности защищают государство и что их методы оправданы. Аун Сан Су Чжи не думает, что как-либо нарушает права человека.

Она также пока еще не определилась, являются ли рохинджа гражданами Мьянмы или нет,

— утверждает Яаунгве.

Страдают не только участники, но и непричастные

Российский предприниматель Антон (фамилия не указывается по его просьбе), который ведет бизнес в одном из крупных городов Мьянмы, изложил свое видение ситуации:

— Мои друзья и деловые партнеры из числа живущих в городе «традиционных» мьянманских мусульман называют рохинджа разбойниками.

Им не нравится их экстремизм и нежелание интегрироваться в мьянманское общество

«Старые» мьянманские мусульмане, — заявил Антон, — уже давно стали частью общества и «за столетия совместной жизни давно уже решили все основные проблемы своего сосуществования с буддистами». Но сейчас некоторая часть буддистов, начитавшись сообщений из штата Ракхайн, начинает по-другому смотреть на своих друзей-мусульман.

Мусульман хотят втравить в новую бойню, может даже с Китаем — политологи

— То есть

«традиционная» умма Мьянмы, которая сама недолюбливает рохинджа, еще и получает сегодня из-за них проблемы,

— сетует предприниматель.

Молчать или кричать — вопрос выгоды

Антон обращает внимание, что

про преступления военных за рубежом кричат во весь голос, а о преступлениях боевиков молчат

Например, в том городе, где у него бизнес, живет много беженцев из штата Ракхайн, в котором рохинджа убили их близких и сожгли их дома.

— Они много рассказывают о зверствах, которые творили боевики, но за рубежом об их страданиях никто не знает. Там знают только о «несчастных рохинджа». Многие из тех, чьи родственники пострадали или лишились домов во время конфликта в штате Ракхайн, начинают от этого откровенно звереть. Отсюда и буддийский экстремизм, который тем не менее все-таки до сих пор остается в Мьянме довольно маргинальным явлением, — сказал Антон.

«Террористическая эмиграция» из Средней Азии растет

По его словам, множество фотографий в Интернете о «насилии над мусульманами в Мьянме» — фейки. И

чем больше таких фальшивок появляется, тем чаще местные жители думают, что против их страны «мировой заговор»

Слишком массовой и хорошо координируемой выглядит эта кампания.

— Если остальных местных сепаратистов (назову минимум три народа — качины, шаны и карены) мьянманцы считают «своими» и пытаются все же хоть как-то с ними договариваться (пусть иногда и с позиции силы), то по поводу рохинджа есть довольно жесткий консенсус: они «не свои», это нелегальные мигранты из Бангладеш и их прямые потомки, и поэтому они должны убраться из страны, — утверждает Антон.

Террористы выбирают Telegram, или как ИГИЛ/ДАИШ ловят в Интернете

В местных СМИ пишут, что «Армию спасения Аракана» возглавляет пакистанец, а координаторы специально проходили в Пакистане подготовку.

В конце 2016 года агентство Reuters писало, что джихадистская группа рохинджа обучается, возглавляется и финансируется через Пакистан и Саудовскую Аравию

Боевики утверждают, что они атакуют только правительственные войска, но множество гражданских попадали в засады исламистов и были убиты, а многие буддистские деревни были сожжены.

— В газетах пишут, что правительство пытается хоть как-то решить этот вопрос. Но среди боевиков нет людей, с которыми можно вести переговоры, — не с пакистанцами же договариваться, — сказал Антон.

Старый враг хуже новых двух

Алексей Юсупов, директор немецкого политического Фонда Фридриха Эберта в Мьянме говорит следующее:

— Большинство населения считает, что

нападения на посты 25 августа были попыткой отторгнуть часть северного штата Ракхайн от территории Бирмы

Эту картинку и продолжает формировать правительство. АСРА официально признана бирманскими властями террористической организацией.

Боевик из Афганистана передал привет в Сирию на казахском языке

Рохинджа уже многие годы живут в экстремально маргинализованных условиях. Они живут в черте оседлости, их не принимают в школы, у них нет возможности свободно передвигаться и искать работу.

— Это идеальная такая чашечка Петри, в которой разовьется любой экстремизм. Все показывает, что

события 25 августа, судя по всему, будут использоваться бирманскими властями для «финального решения вопроса»

Они решили спровоцировать полный исход рохинджа — а их почти один миллион —  с этой территории, — сказал Юсупов.

Политолог напомнил, что во время Второй мировой войны здесь шли военные действия. Бирманцы были в составе японских частей, а рохинджа — британских. И эта вражда зародилась уже тогда.

Токаев вступился за мусульман Мьянмы

— На брифинге главнокомандующий вооруженными силами Бирмы заявил, что

«мы сейчас доделываем ту работу, которую не сделали в 1942 году»

То есть это очень жесткий язык. Жестче, чем себе можно представить, — утверждает Юсупов. — Мы очень мало знаем, но все это выглядит как массовая карательная операция, призванная изгнать это население. Здесь страна бесконечно разнообразная,

больше 130 признанных этносов, и рохинджа — единственные, к которым  такое дискриминационное отношение и бытовой расизм

Дурным тоном считается к ним относиться хорошо. Даже среди образованных и западно ориентированных людей.

© «365 Info», 2014–2020 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter