Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
384
0.00
EUR
430
0.00
RUB
6.16
0.00

Казахстан теперь по-настоящему «стабильный» — агентство S&P

2179

Другими словами, изменение прогноза и сохранение рейтинга дает понять, что

ситуация изменилась с «сейчас в целом деньги есть, но завтра все может измениться» на «деньги в целом есть»

Элемент стабильности, который появился в результате решения, вполне может стать тем самым знаком для инвесторов, ищущим, куда бы вложить средства.

На решение S&P повлияло несколько факторов, среди которых успехи проводимой политики дедолларизации, снижение влияние факторов, ограничивающих гибкость монетарной политики, принятые решения в отношении банковского сектора и т. д. Улучшение прогноза по рейтингам и подтверждение кратко- и долгосрочных кредитных рейтингов стали показателем того, что

агентство ожидает, что экономические показатели Казахстана останутся на достаточно высоком уровне до 2020 года

При этом общая оценка складывалась из нескольких факторов, каждый из который вносит свой вклад в итоговое решение.

Эффективность институциональной системы и механизмов управления — негативно

Единственным рейтинговым фактором, оцененным S&P как негативный, является оценка действующего механизма управления. Связано это по большей части не с тем, как устроена на сегодняшний день вертикаль власти, а с вопросами ее преемственности. По мнению рейтингового агентства, политическая система Казахстана является одной из самых стабильных в регионе после распада СССР, но при этом процесс принятия всех решений является высокоцентрализованным, а это в свою очередь снижает предсказуемость курса. Кроме того, S&P не видит, кто может стать потенциальным преемником, что также негативно отражается на прогнозировании будущих политических решений.

«В начале марта 2017 г. Нурсултан Назарбаев объявил о конституционных изменениях в Парламенте Республики Казахстан, призванных повысить роль кабинета министров и парламента за счет сокращения президентских полномочий. На наш взгляд, эти действия были предприняты с целью создать институциональные условия для передачи власти будущему преемнику президента, однако мы не ожидаем, что они приведут к практическим последствиям в ближайшее время», — говорится в сообщении S&P.

Структура экономики и перспективы экономического роста — нейтрально

Рейтинговое агентство отмечает высокую зависимость Казахстана от нефтяного сектора: по их оценке, на его долю приходится примерно 15% ВВП, более половины объема экспорта и 35% доходов расширенного правительства. В период высоких цен на сырье это хорошо – сектор обеспечивает поддержку экономики. Но есть и обратная сторона – значительная зависимость доходов правительства и условий торговли от одного товара. И тем не менее, в S&P прогнозируют, что рост экономики республики в дальнейшем будет связан с этой отраслью, а также с реализуемыми в Казахстане государственными программами. При этом

согласно новой оценке, рост экономики будет идти быстрее, чем ожидалось ранее

«Мы несколько улучшили наши прогнозы относительно темпов экономического роста Казахстана и полагаем, что этот показатель составит в среднем 3% в 2017-2020 гг. в сравнении с 2,5%, ожидаемыми ранее. Прогнозируемая динамика макроэкономических показателей будет поддерживаться ростом государственных инвестиций и увеличением экспорта в связи с некоторым улучшением прогноза цен на нефть и увеличением объемов добычи на Кашаганском месторождении», — говорится в сообщении.

При этом отмечается, что рост реального ВВП на душу населения в среднем за период с 2011 по 2020 гг. составит 1,4%. Показатель небольшой – он лежит в районе нижней границы диапазона, определенного для стран с аналогичным уровнем развития.

Внешняя ликвидность и международная инвестиционная позиция; долговая нагрузка — позитивно

По данным S&P, расходы правительства на обслуживание долга по итогам 2016 года составили 6% от доходов, тогда как годом ранее этот показатель составлял 5%. В рейтинговом агентстве это связывают с девальвацией тенге («около половины долга правительства номинировано в иностранной валюте») и последовавшим за ней ростом инфляции до 14,6%. Однако в дальнейшем эти факторы будут оказывать все меньшее влияние, в результате чего, по оценке агентства, расходы на обслуживание долга будут лишь незначительно превышать 5%.

«В настоящий момент значительный объем активов Казахстана остается ключевым позитивным рейтинговым фактором. По нашим прогнозам, ликвидные активы расширенного правительства, представленные главным образом активами НФРК (преимущественно в форме инвестиций за рубежом), к концу 2017 г. составят примерно 40% ВВП. Учитывая относительно низкий уровень долга – около 21% ВВП, мы отмечаем, что правительство тем самым по-прежнему является нетто-кредитором, при этом в 2017 г. объем активов превышает объем обязательств на 18% ВВП», — говорится в сообщении S&P.

Согласно оценке рейтингового агентства, потребности Казахстана во внешнем финансировании находятся на невысоком уровне, как и «узкий» чистый внешний долг. Увеличение нефтедобычи приведет к росту счета текущих операций (СТО), что также является позитивным фактором. Отмечают в агентстве и роль прямых иностранных инвестиций.

«Мы отмечаем, что накопленный объем ПИИ долгового типа составлял около 91 млрд долл. на конец 2016 г. (63% совокупных накопленных ПИИ), что близко к 60% ВВП, или 191% поступлений по СТО. ПИИ входят в состав внешних обязательств экономики и могут обусловить давление на платежный баланс в случае ускоренной репатриации прибыли и капитала, однако мы не ожидаем подобного развития событий на протяжении нашего горизонта прогнозирования», — говорится в сообщении.

Финансовая гибкость и бюджетные показатели — позитивно

Методика расчета бюджетных показателей S&P несколько отличается от принятой в Казахстане: например, агентство не относит к доходам расширенного правительства корректировку, связанную с переоценкой валютных активов Национального фонда. Поэтому их данные несколько отличаются от республиканских.

«Согласно нашей методике расчета показателей, дефицит консолидированного бюджета расширенного правительства снизился почти с 9% ВВП в 2015 г. до 4% ВВП в 2016 г. При этом мы ожидаем, что в 2017 г. дефицит бюджета повысится до 7% ВВП с учетом запланированных расходов на рекапитализацию банковской системы, которые составят примерно 5% ВВП», — говорится в сообщении S&P.

При этом рейтинговое агентство отмечает важную роль нового налогового кодекса: его принятие вкупе с высокой фискальной гибкостью позволит увеличить доходы примерно на 3% ВВП, но для этого правительству необходимо будет «затянуть гайки».

«Поправки к налоговому кодексу могут позволить сократить диспропорции и привести к увеличению доходов за счет усовершенствования системы освобождения от налогов и льготных режимов, что позволит расширить налоговую базу и будет способствовать консолидации бюджета. Эти изменения предусматривают увеличение акцизов, расширение базы НДС и дополнения к системе налогообложения природных ресурсов», — говорится в сообщении.

Гибкость денежно-кредитной политики — нейтрально

Оценка этого фактора, согласно пояснениям S&P, ограничена «недостаточно длительным сроком деятельности в условиях плавающего валютного курса», однако это далеко не единственный момент, на который указывает агентство. Среди причин также указывается избыточный объем ликвидности в тенге, что вкупе с ограниченным количеством государственных долговых обязательств ведет к нехватке залогового обеспечения. Вместе с тем снижаются два важных показателя – уровень инфляции и зависимость от доллара.

«Переход к «плавающему» курсу тенге и таргетированию инфляции обусловил значительную волатильность валютного курса и процентной ставки в конце 2015 и начале 2016 гг. В результате дальнейшего падения тенге доля валютных депозитов возросла и в январе 2016 г. достигла пикового значения, близкого к 70% (по отношению к совокупному объему депозитов). Однако после того как Национальный Банк (НБРК) предпринял ряд мер по стабилизации ситуации на рынке и улучшению показателей ликвидности (включая смягчение требований к объему резервов и повышение рекомендованного максимального уровня процентных ставок по депозитам в национальной валюте), рост цен на нефть и более стабильный, благодаря мерам НБРК, курс национальной валюты обусловили обратную конвертацию валютных депозитов в тенге, и доля их долларизации снизилась до 48,7% по состоянию на 1 августа 2017 г.».

Еще один важный фактор – это

нестабильность банковской системы: по шкале от 1 (наименьшие риски) до 10 (наибольшие риски) Казахстан входит в восьмую группу

По оценке S&P доля проблемных кредитов в портфелях банков может составлять 35-45%, тогда как Нацбанк говорит о 25%. В корне изменить ситуацию не позволят даже крупные денежные вливания из Стабилизационного фонда.

«С учетом более консервативной оценки уровня проблемной задолженности в банковской системе мы не ожидаем, что государственная программа рекапитализации будет достаточной мерой, которая позволила бы улучшить способность банков выступать посредниками в кредитовании экономики страны. Мы прогнозируем рост кредитования в экономике на 1,5% в среднем в 2017-2020 гг.», — прогнозирует S&P.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter