Нур-Султан
Сейчас
-16
Завтра
-27
USD
420
+1.28
EUR
511
+2.94
RUB
5.63
-0.06

40 млрд тенге из ЕНПФ «разошлись» по казахстанским компаниям

12859

В этой сумме судебных дел особо выделяется процесс против «Имсталькона». Акционеры компании сначала вели ее к банкротству, затем успешно начали реабилитацию в ноябре 2016 года, но вдруг решили обанкротить предприятие окончательно. Это означает, что вложенные в «Имсталькон» пенсионные миллиарды потеряны.

«Имсталькон» — криминальный след

По уголовному пути руководство пенсионного фонда решило пойти, преследуя также цель выявить всех виновных лиц, которые причастны к принятию решений о выводе капитала и присвоении денег вкладчиков. На вопрос о том, в ответе ли будут за ситуацию с образованием многомиллиардного долга перед будущими пенсионерами топ-менеджеры частных фондов, при которых средства инвестировались в проблемные ценные бумаги, председатель общественного совета при ЕНПФ Евгений Сейпульник ответил, что

уголовные дела выведут не только на следы этого контингента. Очень высока вероятность того, что в числе подозреваемых могут оказаться и аудиторы, в том числе «большой четверки»

(филиалов международных аудиторских компаний PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst & Young, KPMG). То есть все участники процесса инвестирования, вносившие недостоверную информацию, которая и послужила основанием для приобретения этих проблемных облигаций.

Кстати, не все ценные бумаги, перекочевавшие в разряд проблемных, изначально таковыми являлись. Однако претензии к топ-менеджерам частных пенсионных фондов, передавших в ЕНПФ неблагополучное наследие, все равно остаются — почти по всем эмитентам с долгами были пропущены сроки исковой давности и претензионная работа не велась вообще.

Кроме нашумевшей истории с проблемными облигациями Международного банка Азербайджана, куда были вложены 250 млн долларов активов ЕНПФ, не менее эпичной выглядит ситуация с 3,7 млрд тенге вкладчиков в ценные бумаги некогда успешного производственного гиганта АО «Имсталькон». Как выясняется, в неплатежеспособности этого предприятия есть криминальный след.

Вместо реабилитации — банкротство

По словам Маулена Утегулова, 24 августа 2017 года реабилитационная процедура в отношении «Имсталькона» по решению суда была прекращена, возобновлено дело о банкротстве.

Маулен Утегулов

Маулен Утегулов

− Решение суда о реабилитации вступило в силу в январе 2016 года, в ноябре 2016 года был определен план реабилитации, согласно которому погашение задолженности планировалось осуществить в течение 5 лет — до конца 2021 года, — прокомментировал ситуацию управляющий директор ЕНПФ. — С момента утверждения плана о реабилитации и на текущую дату эмитент погасил задолженность перед фондом в размере 32,4 млн тенге (из 3,7 млрд тенге. — Ред.). Однако с июля 2017 года поступление платежей в фонд прекратилось, поскольку акционерами этой компании было подано заявление в суд о прекращении процедуры реабилитации. ЕНПФ очень удивило такое решение, поскольку все кредиторы компании «Имсталькон» участвовали в длительной работе по разработке, утверждению и согласованию плана реабилитации. Он был утвержден судом и вступил в законную силу. Мы начали проводить аудит этой компании за последние 5 лет, чтобы понять, по каким причинам компания, которая ранее была лидером в своей отрасли по металлоконструкциям, вдруг оказалась на стадии банкротства. Тем не менее акционеры компании подают заявление в суд о прекращении процедуры реабилитации, ссылаясь на тот факт, что компания, которая начала входить в график нормального производства, стала перевыполнять план реабилитации — ускоренно возвращать задолженности перед кредиторами, в том числе и перед ЕНПФ. Мы планировали, что по пенсионным активам задолженность будет погашена быстрее, чем это было предусмотрено планом реабилитации.

В суде акционеры компании заявили, что их это не устраивает и что раз компания перевыполняет план реабилитации, то они недополучают свои дивиденды. И суд удовлетворил их заявление о прекращении процедуры реабилитации. Нас это очень сильно удивило

И мы планируем обжаловать это решение уже дальше в Верховном суде.

Руководство ЕНПФ подозревает, что акционеры «Имсталькона» преднамеренно банкротят предприятие и выводят капитал,

а потому в середине августа обратилось с заявлением в Генеральную прокуратуру и Службу экономических расследований комитета госдоходов минфина.

Вали вину на других

В распоряжении редакции медиапортала 365info оказались все документы, связанные с попыткой топ-менеджмента «Имсталькона» путем банкротства уйти от расплаты по долгам, в том числе перед вкладчиками ЕНПФ.

В частности, в определении Специализированного межрайонного экономического суда Алматы говорится о том, что акционеры «Имсталькона» оказались недовольны политикой реабилитационного управляющего Юрия Пономарева

«На момент вступления в должность реабилитационного управляющего АО «Имсталькон» Пономарева Ю. М. была досрочно погашена задолженность кредиторам 2 и 4 очереди в размере 108 956 000 тенге. Пономарев Ю. М. обязан был выявить данный факт и предпринять меры к зачислению уже выплаченных сумм предстоящих платежей и не производить дальнейшие платежи» — уведомить кредиторов о досрочном погашении обязательств и привести в соответствие график погашения по следующим оплатам. Следовательно, управляющему не было необходимости погашать задолженности в размере 204 355 000 тенге», — говорится в заявлении представителей «Имсталькона» в суд.

Они также утверждали, что ущерб собственнику имущества предприятия управляющим Пономаревым нанесен и нецелесообразными затратами на аудиторов и

установление самому Пономареву зарплаты в размере 1 млн тенге ежемесячно

И все. На этом основании судья Ерзаков удовлетворяет заявление «Имсталькона» и возобновляет банкротство предприятия.

Городской суд, кстати, это определение поддержал. Что сводит шансы на возврат 3,7 млрд тенге пенсионных активов к нулю

Доводы самого Юрия Пономарева и кредиторов «Имсталькона», которые были против возобновления банкротства, в определении суда не описаны. Зато закулисные интриги на «Имстальконе» становятся хорошо понятны при ознакомлении с заявлением ЕНПФ в генпрокуратуру. Которое, к слову, уже зарегистрировано в ЕРДР, и по нему начата работа.

От вранья до воровства

Во-первых, руководство ЕНПФ подозревает, что при выпуске купонных облигаций аж в 2009 году в проспекте была изложена недостоверная информация о реальном финансовом состоянии «Имсталькона», поскольку на момент привлечения средств частных НПФ предприятие имело займы в 6 банках. И их вполне хватало, чтобы покрыть нужды во внешнем заимствовании.

Во-вторых,

деньги у будущих пенсионеров «Имсталькон» занимал на реализацию четырех масштабных проектов, но ни один из них по факту реализован не был

Да и дефолт по сомнительным облигациям уже говорит сам за себя.

В-третьих, некоторые сделки прошлых лет наводят на вполне обоснованные мысли о том, что «Имсталькон» занимался выводом имущества и активов. Иначе зачем нужно было за долги выкупать у своей «дочки» 99,999% одной из ТООшек за символические 1,2 млрд тенге, если сумма долга больше в 4 раза? И таких примеров не один.

В-четвертых, довольно сомнительной оказалась и сама процедура банкротства «Имсталькона» по заявлению одного из партнеров этого предприятия из-за долга в 18 млн тенге еще в 2015 году. Причем руководство самого «Имсталькона» на протяжении многочисленных судебных разбирательств по поводу то банкротства, то реабилитации, полностью заправляет позицией заявителя.

Выглядит это так, что инициатор банкротства как собака, которой виляет хвост, а не наоборот. Собственно, и в июле 2017 года снова это же предприятие никак не возражало, чтобы обанкротить «Имсталькон» окончательно

Ну и, наконец, реабилитационный управляющий, тот самый Юрий Пономарев, которого в суде «Имсталькон» пытался сделать крайним во всех своих бедах, в своем ответе на запрос общественного фонда при ЕНПФ рассказал о том, как собственники «Имсталькона» пытаются помешать проведению полноценного аудита за последние 5 лет. То доступ к 1С-бухгалтерии заблокируют, то первичные документы скрывают.

Штурм в офисе «Имсталькона»

Но кое-что любопытное в офисе АО «Имсталькон» случилось 30 июня 2017 года.

По утверждению Юрия Пономарева,

«отстраненный гендиректор «Имсталькона» Резунов в сопровождении неизвестных лиц совершил проникновение в здание офиса, в результате которого была предпринята незаконная попытка захвата управления АО «Имсталькон» и воспрепятствование проведению аудита. Из офиса АО «Имсталькон» пропали документы, в том числе оригинал договора на оказание аудиторских услуг с ТОО «Международная аудиторская компания «Russel Bedford A+Partners» во исполнение решения собрания кредиторов от 26 мая 2017 года. По данному факту возбуждено уголовное дело».

Кроме того,

крупная недостача имущества после инвентаризации обнаружена в дочерней компании «Имсталькона» — ТОО «АЗОК», в связи с чем по факту растраты и хищений в отношении директора ТОО «АЗОК» Третьякова в ГОВД Капшагая зарегистрировано и передано на расследование уголовное дело

Любопытные факты, не правда ли? На этом фоне соглашательская позиция алматинских судей с необходимостью все-таки обанкротить «Имсталькон» выглядит, мягко говоря, диверсией против вкладчиков ЕНПФ и интересов других крупных кредиторов. А долгов «Имсталькон» насобирал свыше 32 млрд тенге! Именно по этой причине руководство ЕНПФ просит генпрокуратуру и Службу экономических расследований минфина взять дело о ситуации с банкротством «Имсталькона» под особый контроль. В том числе и заинтересоваться законностью вынесенных по этому делу решений гражданских судов.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter