Астана
Сейчас
25
Завтра
28
USD
363.22
+6.42
EUR
413.42
+4.53
RUB
5.35
+0.01

Куда идет казахстанская нация, или кем себя считают казахстанцы?

Место рождения становится важнее национальности или религиозной принадлежности, считает социолог Гульмира Илеуова. Среди причин она называет усилившуюся внутреннюю миграцию.

С какого ты района?

— Формирование идентичности граждан сегодня очень часто обсуждается на различных экспертных площадках Казахстана. Но по моему мнению, экспертные суждения страдают односторонностью: представления формируются в основном вокруг соотношения «гражданская идентичность – этническая идентичность», — заявила Гульмира Илеуова на прошедшем в Алматы круглом столе «Традиционный менталитет и модернизация: ловушки и решения».

При этом факторов идентичности еще довольно много. В интервью порталу 365info социолог напомнила, что сама тема в казахстанском обществе стала обсуждаться еще с середины 90-х годов. Тогда

исследователи ставили цель выяснить, сколько в согражданах осталось «советской идентичности»

Выяснилось, что таковая практически упала до нуля. Зато произошла заместительная терапия — одна большая точка идентификации сменилась на другую.

СССР для казахов: благо или зло — взгляд из-за моря

— На вопрос «с кем вы себя идентифицируете» сначала все отвечали — с государством Казахстан. Но со временем здесь произошли значительные изменения в связи с тем, что люди меняют образ жизни, вид деятельности и так далее, — утверждает она.

Например, поясняет социолог, усилилось значение так называемой «локальной идентичности». Человек на вопрос «кем вы считаете себя в первую очередь» сразу вспоминал о месте жительства (житель города или области), а не о собственном гражданстве. Правда, в процентном соотношении таковых все равно осталось серьезное меньшинство. По крайней мере, так говорит статистика. Но уже в самой динамике Гульмира Илеуова видит повод серьезно задуматься.

— По каким-то причинам более важным стал вопрос «откуда ты?», а не «кто ты?»

Можно предположить, что на это повлияли активные процессы внутренней миграции. При этом процесс вполне можно рассматривать как индикатор изменений социокультурного плана, — считает она.

Вторая волна эмиграции начинается в Казахстане — Султанов

Социолог полагает, что разнообразие идентификаторов в обществе в дальнейшем будет только нарастать. При этом она делает неожиданный вывод, что в итоге может произойти консолидация на какой-либо новой основе. Но это случится лет через десять.

Гражданство или национальность?

Прогнозов на будущее много, равно как и мнений, чего следует добиваться. Для одних идеалом станет достижение «гражданской идентичности». Другие больше ориентированы на этнонациональную идентичность, как основу успешного развития страны.

— Смотря на какой идеологической позиции находится эксперт, — отмечает Илеуова.

— Сегодня правильно будет говорить о многоуровневой (многофакторной) основе современного процесса идентификации населения Казахстана

Еще в 2004 году собственные опросы центра социальных и политических исследований «Стратегия» (который возглавляет Гульмира Илеуова) показывали, что основной идентичностью населения выступала гражданская. На тот момент подавляющее большинство респондентов считали себя в первую очередь гражданами Казахстана (57%). На втором месте — локальная (26%). Этническая идентичность была третьей, а религиозная вообще оказалась наименее распространенной среди казахстанцев.

Система регулярных межстрановых опросов населения «Евразийский монитор» представила свои данные с 2012 по 2016 годы. Преобладала все та же «общегражданская идентичность», на втором месте оставалась «локальная» (житель своего города, села, поселка). Правда, при этом за 4 года лидер несколько сдал свои позиции — с 71% в 2012 до 62% в 2016 году. «Локальная», наоборот, разрыв сократила: 17% в 2012 году, 23% — в 2016. Правда, «этническую идентичность» ЕМ вообще почему-то в опрос вставлять не стал. Гульмира Илеуова при этом считает, что

сейчас «в целом больше половины придерживаются этнической идентичности»

Чем меньше — тем лучше?

— Со временем, в процессе усложнения социума, стали происходить значительные изменения: на первый план стали выходить другие виды идентичности. При рассмотрении результатов в разрезе различных социально-демографических групп картина становится еще более мозаичной, но при сохранении определенных закономерностей, — говорит Илеуова. — Так,

казахи чаще, чем представители других этнических групп, интересуются вопросами самоидентификации

Преобладанием казахов на селе объясняется и повышенный уровень выбора (выше процентные показатели) всех видов идентичности в сельской местности.

При этом социолог полагает, что

о так называемой евразийской идентичности речи вообще не идет

По ее мнению, сейчас «люди понимают собственное место прямо тут и сейчас» и им нет дела до каких-то крупных формирований.

— Подобные процессы происходят везде, хоть и со своей спецификой. У киргизов состав населения в большей степени моноэтнический, но у них сильный регионализм, — говорит она.

Среди набирающих вес факторов социолог упоминает родовые отношения, религиозные и другие.

Национализм в Казахстане вышел на новый этап — эксперт

— Думаю, что со временем мы можем столкнуться с определенными вызовами с точки зрения вопросов интеграции различных групп населения страны. Вместе с тем, нельзя не отметить, что развивающаяся множественность идентичностей населения пока не меняет ситуацию в сфере межэтнических отношений – они остаются в достаточной степени спокойными и толерантными, — резюмирует она. — Но в итоге все равно сформируются крупные идентичности. Лет через десять будет уже что-то конкретное.