Нур-Султан
Сейчас
4
Завтра
5
USD
422
+0.82
EUR
497
-1.77
RUB
5.53
-0.07

Приглашение в гости: из Сирии с любовью?

1200


23 июня министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов выступил с заявлением, что

Астана не ведет переговоров об отправке казахстанских военных в Сирию,

а вклад в урегулирование конфликта в этой стране связан с предоставлением посреднических услуг в рамках Астанинского процесса.

Новые вопросы

Вся эта история оставляет очень много вопросов.

  • Зачем Турции вдруг говорить об возможном участии военных из Казахстана и Кыргызстана в контексте инициативы России? Причем турецкий представитель также говорит о том, что в провинции Идлиб будут находиться турецкие и российские военные наблюдатели, в районе Дамаска российские и иранские, а в районе Дераа американские и иорданские.
  • Почему Шаманов заявляет о переговорах, которые, по словам казахстанского министра, не ведутся вовсе?
  • Зачем в принципе нужны военные наблюдатели из Казахстана и Кыргызстана в Сирии?
  • Почему именно сейчас возник вопрос о таких наблюдателях?

Вообще, оглашение информации о ведении переговоров, когда окончательное решение еще не принято, можно расценивать как способ оказания давления на ту сторону, которая не хочет принимать этого решения. Если, конечно, речь не идет о том, что заявивший выдает желаемое за действительное. Но тогда это тоже вариант оказания давления.

Несомненно, что

ни для Астаны, ни для Бишкека нет особых причин посылать своих военных в такой опасный регион, как Сирия

Причем опасный и в военном, и в политическом плане. С военной точки зрения в Сирии продолжается гражданская война с активным участием иностранных военных. Помимо обычных угроз со стороны многочисленных враждующих группировок, ведущих партизанскую войну, здесь еще летают самолеты России, Турции, стран международной коалиции под руководством США, Израиля, а также «Томагавки», «Калибры» и теперь уже иранские ракеты. В такой ситуации небольшая группа военных из малых стран может оказаться в трудном положении.

Рост напряженности

С политической точки зрения Сирия становится все более сложным регионом после того, как обострились отношения между Россией и США. Американцы сбили сирийский военный самолет, атаковали с воздуха военные конвои армии Сирии и милиции, лояльной правительству в Дамаске. Россияне восприняли эти акции крайне негативно и прекратили связи с военными из США в рамках соглашения о предотвращении столкновений в Сирии. Теперь самолеты и ракеты двух стран летают в опасной близости друг от друга. Самое главное, что теперь оперативные решения о реагировании на вероятные угрозы в Сирии оказываются в руках военных. Соответственно, повышается риск столкновения со всеми вытекающими последствиями.

Еще более сложная ситуация складывается с ухудшающимися отношениями между США и Ираном, а также между Ираном и арабскими странами Персидского залива. Уровень напряженности в регионе растет. С учетом того, что интересы всех этих стран сконцентрированы в Сирии, страна становится настоящей пороховой бочкой для всего Ближнего Востока.

В связи с этим Казахстану и Кыргызстану нет никакого смысла оказаться фактически в эпицентре, возможно, очень острого конфликта интересов.

Кому это выгодно?

Но для Турции и России определенный смысл в этом есть. Например, Анкаре может быть очень важно, чтобы в Сирии оказались бы военные из еще двух суннитских мусульманских государств. Тогда Турция не выглядела бы единственным суннитским государством, которое вступило по Сирии в альянс с шиитским Ираном и Россией. Для Анкары это имело бы значение на фоне глобального шиито-суннитского противостояния, которое все заметнее проявляется и в Сирии, и на Ближнем Востоке.

Кроме того, это были бы два тюркоязычных государства, что подчеркнуло бы лидерство Турции в тюркском мире, хотя в нынешних условиях это не так принципиально. Более важно, что у Турции ее национальные интересы, связанные с противостоянием с курдами, вступают в противоречие с интересами США, суннитских стран Персидского залива. Анкара не хочет курдского государства в Сирии и стремится максимально его ослабить. Для нее это более важно, чем ИГИЛ, Иран и Башар Асад в Сирии. В то время как США в основном опираются на курдов и для них Иран — это большая проблема.

При чем здесь Россия?

Почему же тогда турки сослались на российскую инициативу по привлечению военных из Казахстана и Кыргызстана? Потому что в Анкаре понимают, что такое предложение вряд ли можно реализовать, слишком оно невыгодное. Поэтому на всякий случай снимают с себя ответственность.

Для России также было бы важно присутствие Казахстана и Кыргызстана в Сирии. Здесь имеет значение и принадлежность к суннитскому миру, и общая поддержка России в сирийском вопросе, и одновременно демонстрация возможностей Москвы влиять на своих соседей и партнеров по различным организациями, например, ОДКБ.

Можно предположить, что такое предложение могло поступить из Москвы в Астану и Бишкек. Вполне

возможно, что в ответ Казахстан и Кыргызстан обещали подумать и рассмотреть возможности. Это такая дипломатическая форма отказа

Поэтому в России решили немного ускорить процесс. Но сделали это усилиями турок и генерала Шаманова. В принципе, выглядит, как беспроигрышная комбинация. Потому что официальных заявлений не было, а депутат Шаманов мог ошибиться, он же не участвует в переговорах.

Но Казахстан в итоге оказался в ситуации, когда ему пришлось опровергать заявление о переговорах. Собственно, в этом нет ничего особенного, но в то же время вся эта история показывает, как по-разному могут проявляться противоречия вокруг Сирии и как важно оказаться в стороне от самых заманчивых предложений.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter