18+
Нур-Султан
Сейчас
15
Завтра
26
USD
383.98
+0.97
EUR
430.63
+0.51
RUB
6.11
+0.01

Эхо Brexit: кто еще задумался о выходе из Евросоюза?

Выход Великобритании из ЕС создал «эффект домино». 

О выходе из ЕС ведутся разговоры не только в Нидерландах. Так, Польша, а вслед за ней и Франция задумываются о своем членстве в Европейском сообществе. Варшава и Париж достаточно ясно понимают, что принятие решения по выходу из ЕС влечет за собой не только экономические, но также политические и социальные аспекты. Помимо популистских аргументов в пользу выхода звучат и достаточно обоснованные вещи. Например, «усталость» от бюрократических препон, когда все вопросы необходимо решать через Брюссель. Париж и Варшава намерены вспомнить, что такое национальные интересы и государственный суверенитет.

Brexit официально стартовал — политики считают убытки

До 2015 года Польша, как и большинство европейских стран, безоговорочно поддерживала все шаги Брюсселя, добровольно ограничивая себя в самостоятельном принятии решений как в экономической, так и политической сферах. Однако после прихода к власти партии «Право и Справедливость» в 2015 году Варшава стала «вспоминать» о своих национальных интересах и суверенном праве. Широкомасштабная общественная кампания по определению места Польши в некогда единой Европе вылилась в разработанный проект реформирования ЕС. Отличительной чертой проекта является его схожесть с проектом реформирования, предлагаемым ранее английским премьер-министром Дэвидом Кэмероном.

Британия как реформатор ЕС

Напомним, что британский премьер выступал за проведение коренных реформ в ЕС. Предложения Кэмерона о реформировании Евросоюза охватывают четыре сферы: управление экономикой, конкуренция, иммиграция и суверенитет.

  1. Национальные парламенты стран-членов Евросоюза должны иметь больше власти, чтобы при случае иметь возможность блокировать на местах принимаемые Брюсселем директивы.
  2. Дать право государствам членам ЕС, не входящим в еврозону, вносить изменения в правила единого рынка, наложенные на них еврозоной.
  3. Исключить безработных мигрантов ЕС из списка претендующих на пособия и обязать работающих ждать четыре года до подачи заявления по месту работы для предоставления социальных льгот, например, налоговых вычетов. При этом данные ограничения должны быть введены путем пересмотра Лиссабонского договора.
  4. Принять декларацию, призывающую к «более узкому союзу».

Тогда Кэмерон предупредил, что если этот план не будет выполнен, Великобритания будет готова провести референдум о своем статусе в ЕС до конца 2017 года. Теперь о выходе Великобритании из ЕС говорят уже как о свершившемся факте.

Переход эстафеты

Сегодня в Польше наблюдается аналогичная ситуация. Динамика развития событий такова, что Варшава реально может повторить путь Лондона, но в планы Берлина это не входит. Обеспокоенная такой перспективой, Германия стала предпринимать активные шаги. Так, 7 февраля состоялся визит Ангелы Меркель в Польшу. Федеральный канцлер Германии встретилась с польским премьер-министром Беатой Шидло, а также президентом Польши Анджеем Дудой, на которой высказала свою обеспокоенность политикой Польши в отношении беженцев и стремительным ростом евроскептиков.

К слову, в ходе визита польского премьер-министра в Берлин в 2016 году, в выступлении четко прослеживался упрек в сторону Германии, что своей миграционной политикой Берлин сделал некогда единую монолитную Европу неустойчивой.

Визовая война США и Евросоюза: между страхом и экономическими потерями

Примечательно, что в программе февральского визита была предусмотрена встреча Меркель с лидером партии «Право и Справедливость» Ярославом Качиньским, который настаивает на реформировании ЕС или в случае невозможности этого – выхода Польши из Союза.

Кроме вопросов реформирования ЕС, у Польши есть и другие претензии. Так, Варшава отказалась сотрудничать с ЕС по вопросам миграции и изменения климата. Отсутствие единства в миграционной сфере является одним из краеугольных камней преткновения в отношениях Польши, ЕС и Германии. Другим вопросом теперь уже двусторонних отношений в сфере энергетики является строительство проекта газопровода «Северный поток-2», который планируется проложить из России в Германию по дну Балтийского моря в обход Польши. Сейчас многие эксперты не настроены серьезно рассматривать заявление Варшавы о возможном выходе из ЕС. Однако стоит помнить, что и по отношению к Англии звучали аналогичные нотки недоверия.

Frexit на горизонте

Во Франции уже давно бушуют предвыборные страсти. Президентская кампания не оставляет равнодушными большинство французов. По результатам последних опросов общественного мнения лидером остается представитель праворадикальных сил, лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен.

В своей предвыборной платформе мадам Ле Пен особый акцент делает на выходе Франции из ЕС и введении в стране французского франка

Свое отношение к евро Ле Пен выразила в одном из своих выступлений, отметив: «Там, где евро, там выросли цены, налоги, безработица, уменьшились зарплаты и пенсии, граждане стали беднее. В Британии, когда был финансовый кризис, приступили к девальвации фунта стерлингов, и вскоре вновь начался экономический рост».

Победа Ле Пен во Франции обвалит евро — эксперты

Примечательно, что и во Франции собираются последовать примеру Великобритании. Речь идет о заявлении лидера Национального фронта Марин Ле Пен провести референдум о возврате к французскому франку в течение 6-ти месяцев после победы на президентских выборах и о деноминации долгов из евро в прежнюю валюту. Такое заявление при его воплощении в жизнь может гораздо масштабнее ударить по финансовому сектору ЕС. И это понятно, ведь госдолг Франции составляет 1,620 млрд евро, являясь одним из самых высоких в мире. Можно только представить реакцию кредиторов, когда они узнают, что долг будет конвертирован во франки без их согласия.

Если Франция все-таки возвратится к своей национальной валюте, то может столкнуться с резким ростом потребительских цен. При этом одним из главных бенефициаров Frexit станут немецкие бонды, падение доходности которых напрямую ударит по евро. По мнению аналитиков Института Монтеня (L’Institut Montaigne), отказ от евро может серьезно подорвать экономику Франции. Эксперты также считают, что возвращение к франку сократит ВВП Франции на 2,3% в первый год и на 9% в долгосрочной перспективе. Но самое главное, будет сокращено порядка 500 000 рабочих мест, что неминуемо приведет к катастрофе всей французской системы.

Однако несмотря на столь мрачный сценарий от Института Монтеня, аналитики «Bank of America Merrill Lynch» считают, что кампания по выходу из ЕС может вовлечь в свою орбиту и другие государства еврозоны.