18+
Нур-Султан
Сейчас
10
Завтра
23
USD
386.34
0.00
EUR
427.25
0.00
RUB
5.88
0.00

Узбекские политологи о теракте в Швеции: «Террористы уже не узбеки!»

Вербовщики работают с трудовыми мигрантами из Узбекистана на территории России. В самом Узбекистане у них шансов нет, убеждены эксперты соседней страны.

7 апреля выходец из Узбекистана Рахмат Акилов за рулем грузовика в центре Стокгольма въехал в толпу. Погибли 4 человека, несколько пострадавших находятся до сих пор в больнице.

По данным СМИ Швеции, Рахмат Акилов заявил на допросе, что является сторонником «Исламского государства» и совершил преступление по приказу экстремистской организации. В узбекских СМИ появилась информация, что Рахмат Акилов в феврале 2017 года был объявлен правоохранительными органами страны в международный розыск. Уроженца Самарканда Акилова на родине подозревают в религиозном экстремизме, в отношении него возбуждено уголовное дело по нескольким статьям:

  • изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности,
  • участие в религиозных и экстремистских организациях
  • вовлечение несовершеннолетнего в антисоциальное поведение.

В 2015 году Акилов пытался пересечь турецко-сирийскую границу, но был задержан и депортирован в Швецию, так как имел статус «беженца». Но проживающий в Швеции известный узбекский политический эмигрант Пулат Ахунов сообщает, что властями Швеции Акилову было отказано в предоставлении статуса политического беженца.

Это уже второй после Турции теракт, совершенный выходцами из Узбекистана. Почему так произошло и какова ситуация борьбы с религиозным экстремизмом в самом Узбекистане? На эти вопросы 365info.kz отвечают узбекские эксперты.

В самом Узбекистане терактов нет

— В Швеции диаспора выходцев из Узбекистана составляет по разным оценкам от 5 до 10 тысяч человек, — рассказывает Виктор Михайлов, директор «Центра изучения региональных угроз» (Узбекистан, Ташкент). — Многие из них покинули страну по политическим мотивам, кто-то находится в трудовой миграции. Но живут в Швеции и сторонники исламистских радикальных движений. Например, Рахмат Акилов, совершивший последний теракт в Стокгольме — член партии «Хиз-бут Тахрир».

Из европейских стран лишь в Германии «Хиз-бут Тахрир» находится под запретом. Швеция — толерантная страна, слов нет. Но как быть с радикалами? Логика некоторых членов узбекской диаспоры, проживающих в Швеции и комментировавших последние события, такова: преследование радикальных исламистов в Узбекистане приводит их в бандформирования на Ближнем Востоке и заставляет совершать теракты в других странах. Кажется, это просто отсутствие какой-либо логики.

В Узбекистане не притесняют людей по религиозному признаку. Мне неизвестны такие факты, когда у нас мирных мусульман притесняют каким-либо образом. Доказательство тому — 2800 мечетей, зарегистрированных в стране, и свободные религиозные обряды, которые исполняют все кто пожелает. Проблемы возникают лишь с экстремистскими организациями. В том числе с такой партией как «Хиз-бут Тахрир». Она считается незаконной и её сторонники находятся в местах лишения свободы. Но Рахмат Акилов не находился в Узбекистане, он как раз был за рубежом — в Европе, где партия чувствует себя совершенно свободно.

Религиозное образование в Узбекистане строго лицензировано

Я очень скептически отношусь, когда террористов делят по национальным признакам. Мы знаем, что в ИГИЛ и других террористических группировках, которые сегодня активны в Сирии и Ираке, воюет огромное количество представителей Европейского Союза. Поэтому я бы таких параллелей не проводил.

В самом Узбекистане ведётся очень эффективная работа по предупреждению радикализации молодёжи. За 13 лет в Узбекистане не произошло ни одного террористического акта. Случаи задержки вербовщиков или потенциальных рекрутов крайне редки и о них сообщается в средствах массовой информации.

Россия — рассадник джихадизма?

— На самом деле серьезной

проблемой является вербовка граждан Узбекистана, которые работают  в России

Вот там вербовщики чувствуют себя достаточно комфортно, — продолжает Михайлов. — И уровень вербовки там достаточно высок. В соседнем Кыргызстане, где очень толерантное отношение к различным религиозным течениям, уровень радикализации настолько высок, что за последние несколько лет число боевиков, завербованных непосредственно в этой стране, значительно выросло.

Джихад в шоколаде: Узбекистан борется с импортом экстремизма

У нас же есть определённая статистика: вербовка тех рекрутов, которые сегодня попадают и в Афганистан, и в Сирию, проведена не в Узбекистане. Достаточно легко вербовать ребят, которые сегодня на заработках в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Казани в Екатеринбурге. Там вербовщики чувствуют себя достаточно комфортно, а их жертвы живут в очень жестких условиях. Коррупция в правоохранительных органах давит на трудовых мигрантов, работодатели нечестны и не выполняют своих обязательств. Это создаёт негативное настроение среди мигрантов и очень позитивный фон для потенциального вербовщика.

«Это уже не узбеки»

Пулат Ахунов, узбекский политический эмигрант, проживающий в Швеции:

— Я предполагаю, что общее количество узбекистанцев, проживающих в Швеции, до 10 тысяч человек. Большинство из них интегрированы в шведское общество, но есть и те, кто приехал из Узбекистана уже с фундаменталистскими взглядами. Они живут в своем обособленном мире.

Есть также граждане Узбекистана, которые живут нелегально. Как они попали туда? Получили шенгенскую визу — например, в посольствах балтийских стран — и по ней прибыли в Швецию. Я очень огорчен, что совершивший теракт был моим соотечественником. Я уже говорил в эфире шведского «Канала ТВ4», что террористы — это уже не узбеки, это участники глобальной джихадисткой войны против Запада. Удар по Швеции — это удар исламистов по западным ценностям.