18+
Нур-Султан
Сейчас
10
Завтра
18
USD
380.56
-1.82
EUR
430.15
+1.85
RUB
6.02
+0.05

Переход на латиницу — вопрос политический — Амангельды Айталы

Смена алфавита — вопрос и политический, и экономический. И потому эйфория здесь неуместна, говорит Амангельды Айталы.

Доктор философских наук, профессор Актюбинского регионального государственного университета имени К. Жубанова рассказал, почему необходим переход на латиницу, какие проблемы, специфические трудности нас ожидают и почему мы должны опасаться эйфории.

История латиницы в Казахстане

Амангельды Айталы

Языковая политика в Казахстане за последнее столетие изобилует зигзагами и неожиданными поворотами.

На съезде миссионеров, который состоялся 13-23 июня 1910 года в городе Казани, было принято решение, что кириллица должна служить целям государственного объединения России. Все нерусские народы должны были говорить и писать на русском языке, для чего было необходимо внедрить кириллицу.

Латинизация алфавита в Казахстане в 1928 году хронологически совпала с латинизацией турецкого и малайского языков, но шла под лозунгом

«Латинский алфавит – алфавит победившего пролетариата»

К концу 30-х годов социально-политическая ситуация в СССР изменилась, тенденция к ассимиляции взяла верх над развитием национальной культуры, что отразилось на языковой политике.

Начало было положено постановлением СНК СССР И ЦК ВКП(б) от 13 марта 1938 г. «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей».

В связи с этим развернулась работа по переходу с латинской графики на кириллицу. Новый алфавит, в отличие от латинизированного, составлялся наспех и недостаточно квалифицированно, что привело к фонетическим искажениям.

Почему необходим переход к латинице

Замысел русификации народов при Советской власти осуществлялся широко,

русский язык становился единственным языком во многих сферах, тем самым блокируя развитие национальных языков

Поэтому в ментальности казахов, узбеков и других тюркских народов СССР кириллица оказалась связана с принудительной советской национальной политикой. Латинский алфавит с этой точки зрения нейтрален и потому предпочтительно использовать его.

Переход казахского языка с кириллицы на латиницу является одним из главных моментов деколонизации и освобождения от навязанного колонизаторами алфавита.

Весьма симптоматично, что в России определенные политические силы сегодня с большим сожалением говорят о том, что переход на латиницу приведет к дистанцированию казахов от российского культурного пространства.

Первый перевод на новую казахскую латиницу — страшно и… полезно

С русской культурой сегодня взаимодействуют многие народы, которые не пользуются кириллицей, и казахско-российские экономические, культурные, научные связи и впредь будут развиваться и углубляться.

Одним из сильных и убедительных аргументов перехода к латинице является тот факт, что она более адекватно будет отражать фонетический строй казахского языка. Длительное навязывание кириллицы наносило ущерб языку, искажало его звуковую природу.

Однако проблема перехода к латинице — не просто смена алфавита. На наш взгляд, это проблема общегосударственного значения, которая затрагивает экономические, культурные, межнациональные и внутринациональные отношения в казахстанском обществе.

Безусловно, это принципиальный вопрос, который дает толчок к модернизации не только казахского языка, но и общества в целом. Нурсултан Назарбаев неоднократно упоминал о необходимости перехода к латинице:

«Нам следует избавляться от такого положения, когда казахская письменность воспринимается как периферическая версия кириллицы, что, естественно, не позволяет к ней относиться с должным уважением».

Теперь эта проблема приобретает уже практический характер.

Какие проблемы нас ожидают?

Прежде всего, нужно учесть уроки перехода к латинице близких нам узбеков, азербайджанцев и других народов: они

За 23 года Узбекистан не смог полностью перейти на латиницу

  • до сих пор полностью не определили звуковую систему, отражающую их языковой строй;
  • не могут полностью воспользоваться письменным духовным наследием прошлого, основанным на арабской графике, а теперь на кириллице;
  • вся научная литература по техническим и естественным наукам, а также мировая и отечественная литература не будет доступна молодежи, ученым на латинице;
  • встает серьезнейшая проблема подготовки учебников, учебно-методической литературы, начиная от дошкольного уровня и заканчивая послевузовским, которая потребует немало финансовых ресурсов;
  • в Узбекистане и Азербайджане негосударственные учреждения не спешили переходить на латиницу;
  • снизился спрос на печатную продукцию на национальном языке, особенно среди лиц среднего и пожилого возрастов.

С этими проблемами мы неизбежно столкнемся и в Казахстане, но надеемся, что решим их постепенно.

Какие специфические трудности ждут Казахстан?

У нас все упирается в человеческий фактор. В Узбекистане и Азербайджане все граждане коренной нации владеют, т. е. говорят, читают, пишут, а следовательно, думают на родном языке, и потребность в нем высокая. В Узбекистане, например, численность русских 4,7%. Языком межнационального общения является узбекский язык.

В Казахстане по итогам переписи 2009 года ситуация вроде благополучная. 98,3% казахов понимают устную речь, 95,4% свободно читают, 63,2% свободно пишут. Но эта статистика не внушает доверия.

Потому что специалисты знают — казахов, говорящих на казахском, особенно на смешанном русифицированном варианте, много. Но читающих и пишущих на казахском языке намного меньше.

По сравнению с Узбекистаном и Азербайджаном колониальный синдром в Казахстане очевиден, приоритет русского языка не вызывает сомнений.

Говоря другими словами, властных ресурсов и возможностей у русского языка еще много:

  • русский язык доминирует в средствах массовой информации;
  • чтобы быть гражданином нашего государства, не обязательно знать государственный язык;
  • делопроизводство ведется в основном на русском языке, в необходимых случаях переводится на казахский язык;
  • судебная система, правоохранительные органы в целом не работают на государственном языке.

Сегодня в школах учатся около 700 тысяч детей в русских школах на кириллице, одна треть из которых казахи.

Русские школы будут обучать на алфавите, основанном на кириллице. Выпускники этих школ будут продолжать образование на русском языке в колледжах и вузах —

выбор языка обучения — конституционное право гражданина.

В пользу русских школ, располагающих стабильными учебниками и другой учебно-методической литературой в отличие от казахских школ, перешедших к латинице, может измениться и выбор родителей в отношении учебы детей.

Таким образом, переход на латиницу будет означать культурный раскол среди самих казахов, которые и без этого расколоты на роды и племена, бедных и богатых, религиозные группы и землячества, местных и оралманов.

Следующий вопрос: в какой мере латинизация отвечает интересам консолидации всего казахстанского общества?

Переход к латинице, безусловно, направлен на повышение социального статуса и расширение функций казахского языка, но замена алфавита сопровождается серьезными культурными и этническими проблемами.

К чему может привести эйфория?

И тут, естественно, возникает вопрос: как стимулировать переход казахского языка на латиницу в условиях его низкого статуса по сравнению с русским? Как переломить ситуацию к 2025 году?

Сегодня наблюдается эйфорическая надежда, что с переходом на латиницу

решение проблемы государственного языка само собой ускорит научно-техническое развитие

Такое неоправданно радостное настроение наблюдалось среди казахов в конце 80-х годов ХХ века после принятия закона, в котором государственным языком признавался казахский. Потом стало ясно, что четкой мотивации к овладению государственным языком в нем нет.

Следовательно, необходимы основательные предварительные условия. Прежде всего, в языковой политике нужен дифференцированный подход. С одной стороны, утверждается тезис о расширении социально-коммуникативной функции казахского языка как государственного.

Переход на латиницу — это цивилизационный выбор — Карин

С другой стороны, наблюдается стремление во чтобы то ни стало сохранить функцию и престиж русского языка, следовательно, сохранить сегодняшний низкий социальный престиж казахского языка.

Конечно, речь должна идти не об искусственном снижении функции русского языка, а о полном удовлетворении людей в нем во всех сферах общественной жизни.

Нужно учесть при этом и демографическую ситуацию в стране: численность казахов и тюркоязычных диаспор растет быстрее, нежели численность русских. Следовательно, меняется сфера использования языков.

Кроме того, необходимо предусмотреть особые компенсационные меры по восстановлению языковых потерь:

  • поддержка детской литературы,
  • казахского театра, кино, искусства,
  • материальная поддержка писателей, деятелей культуры,
  • распространение казахской книги, печати, помогающих развитию казахского языка.

Во многих постколониальных странах подобные меры считаются обычными.

Переход к латинице должен стать серьезным поводом к пересмотру языковой политики, отношение к ней как к стратегической задаче, исходя из приоритетов духовного возрождения.