18+
Нур-Султан
Сейчас
-1.55
Завтра
4
USD
379.19
-0.17
EUR
426.63
-2.31
RUB
5.92
-0.01

Надо утопить легкую промышленность Казахстана – Кривошеев

Легпром Казахстана пока слабо держит давление импортных товаров. Если официальные цифры о том, что 50% объемов отечественной легкой промышленности делает госзаказ, то значит а) доля на рынке невелика, б) качество товара хромает.

Данные о 50%-й доле тендеров опубликовал Atameken Business Channel. И это плохо, убежден экономист Денис Кривошеев, — это уничтожает здоровую конкуренцию.

Соревноваться с Китаем – тратить деньги впустую

По словам экономиста Дениса Кривошеева, казахстанский производитель не в состоянии конкурировать с китайским импортером. Причина — низкое качество казахстанских товаров и непрозрачные тендеры, которые, как костыли, только губят и без того слабый бизнес.

– Я считаю, что всех производителей (сектора легкой промышленности – прим. автора) надо «утопить», потому что качество, которое они предоставляют нашей армии и полиции, не выдерживает никакой критики. Мы тендерами поддерживаем непонятно кого и непонятно для чего.

Мы должны руководствоваться не желанием поддержать бизнес, а исходить от понятия комфорта конечного потребителя

Пока мы будем рассматривать тендеры как форму поддержки непонятного бизнеса, у нас будет и дальше такое плачевное состояние. Государство должно защищать интерес потребителя, а не быть заказчиком. У нас слишком большая конкуренция – это Китай и Россия, у которых сильное производство. У Китая есть сырье и кожа, которые они переделывают. Соревноваться в этом направлении – тратить деньги впустую.

Государство не должно убивать конкуренцию

Главное условие развития отечественного производства, по мнению Кривошеева, заключается в том, чтобы государство не вмешивалось в производство.

– С первого дня существования Казахстанской недели моды я посещаю это мероприятие. Я заходил в магазины, в которых продаются

костюмы, пальто, ботинки отечественных производителей – это нельзя носить, более того, это противопоказано носить нормальному человеку,

– говорит Кривошеев.

– Хочу сказать, что если вещи казахстанского производства покупают, если их носят и они конкурентоспособны – то пожалуйста, рынок открыт. Главное, чтобы государство не лезло в эту конкурентную борьбу. Нашим маркам хотя бы нужно научиться шить мелкооптовые партии – номенклатуру из 100 изделий полного размерного ряда – тогда мы посмотрим, будет эта марка существовать или нет. Пока никому в Казахстане этого сделать не удалось.

Спрос на казахстанскую продукцию возрос

С такой точкой зрения экономиста не согласен предприниматель Игорь Ильинский. По мнению владельца швейной мастерской, государственная поддержка оправдана. Более того, согласно анализу участника текстильного рынка, за последний год спрос на отечественную продукцию увеличился в 2-3 раза. Стоит отметить, что не последним стимулирующим фактором в этом случае могло стать ослабление национальной валюты, как следствие – удорожание импортных товаров.

– Сейчас приоритет потребителя в Казахстане отдается местным производителям, – доказывает Ильинский. — В последнее время спрос на казахстанскую легкую промышленность вырос ощутимо. Заказов очень много. Cтало невыгодно закупать за рубежом, а у нас цены намного ниже. В ценовом плане казахстанский товар весьма конкурентоспособный. К тому же сейчас очень хорошая мощная государственная пропаганда «носи казахстанское», «покупай казахстанское» — это очень хорошо работает. Многие люди начали обращать внимание на местное производство и выбирать отечественные товары. По сравнению с 2015 годом прошлый год был плодотворным, продажа пошла лучше. В Казахстане начали выпускать очень даже качественные товары, я могу перечислить немало казахстанских брендов, у которых хорошее качество и доступная цена.

Тысяча и одна история тендера

Правда, говоря о тендерах, предприниматель Ильинский с сожалением рассказывает свою историю провала. При этом бизнесмен не винит госструктуры — скорее, провал стал результатом плохой работы посредников, обслуживающих бизнес для участия в тендере, говорит Игорь Ильинский.

– Я участвовал в тендере летом 2016 года. Подумал, вроде бы поддержка от государства – это хорошо. Но получилось так, что вместо ожидаемой прибыли я получил одни убытки, причем большие. Сама процедура проходит нормально в плане прозрачности. Но проблема в том, что я сам производственник и мне постоянно нужно работать и следить за процессом, поэтому самому некогда сидеть за компьютером и искать тендеры. Нанял компанию-посредника — при условии победы она бы забрала определенный процент. Я все-таки его выиграл, товар поставил вовремя, счет-фактуры и пр. были в порядке. Заказчику не понравилось, как я составил акт приема-передачи. В итоге мне начали приходить повестки из суда Астаны. Очень долго шли разбирательства, мной были оплачены штрафы. Против меня сыграло и то, что для участия в тендере мне надо было открыть депозит на сумму 150 тысяч, но компания-посредник не предупредила, что после окончания действия договора она забирает эту сумму себе. Получилось так, что у меня 150 тысяч тенге ушли просто так, а сам тендер был на небольшую сумму.

Компании по организации тендера я отдал 150 тыс., за ткань заплатил 90 тыс. тенге, штрафы составили 20 тыс. тенге, сертификаты, которые надо было купить для участия в самом тендере, обошлись в 75 тыс. О прибыли даже речи нет,

одни убытки, причем большие.

Дешевое всегда ценится

Главная же проблема госзаказов, по мнению Ильинского, стремление к дешевизне.

— Мой первый опыт участия в тендере был также неудачным, я не получил заказ. Тогда тендер достался компании, которая готова была продавать футболку за 380 тенге. На тот момент, 2 года назад, минимальная цена футболки могла быть 800 тенге. Скорее всего, на самом деле продукт не наш, футболка либо узбекская, либо бангладешская.