Астана
Сейчас
-12
Завтра
-7
USD
374.47
+1.82
EUR
421.43
-1.01
RUB
5.54
-0.03

«Дос-Мукасан» — первые казахи в Новом Орлеане

В середине шестидесятых мир накрыла волна молодежной субкультуры. В США расцвели колонии хиппи с их лозунгом «Занимайся любовью — не войной», а в 1967 году в Англии вышла удивительная пластинка Beatles «Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера», которая перевернула представления о возможностях музыки. Мировая поп-культура послушно пошла по дороге, проложенной «битлaмu». Отголоски этого дошли и до Казахстана — наша страна подарила миру такое замечательное явление как «Дос-Мукасан».

В СССР, несмотря на людоедский режим большевиков и «железный занавес», стали как на дрожжах появляться так называемые ансамбли — подснежники грядущих перемен. Как раз именно тогда на базе Политехнического института и появился «Дос-Мукасан». Через тридцать лет эту группу назвали «легендарной» и вручили диплoм, удостоверяющий сей факт, а бессменному руководителю, заслуженному артисту республики, композитору и продюсеру Мурату Кусаинову был присвоен орден прямо как Полу Маккартни звание сэра. Тут возникают аналогии с «Битлз». А когда «Досам» установили памятник в Павлодаре, как раз там, где они организовались, то это лишний раз пoдтвердилo высокий статус коллектива.

ДОС-МУКАСАН — первые из первых

Группу «Дос-Мукасан» можно действительно назвать уникальным и даже, если хотите, выдающимся явлением на казахстанской эстраде. Именно «Досы» первыми соединили казахские народные песенные традиции с совре­менной музыкой в стиле рок. Именно они первыми из казахстан­ских групп получили признание на мо­сковской и вообще советской сцене. А их хит «Свадебная», написанный композитором Досымом Сулеевым, стал исполняться даже в московских кабаках. Именно эта группа выиграла престижный конкурс артистов совет­ской эстрады, а также первой из на­ших артистов выпустила диск-гигант на фирме «Мелодия». Именно «Досы» создали некий казахский вариант современной рок-оперы. Наконец, это единственные люди, которые ходили почти полгода на круизном «бе­лом пароходе» «Казахстан» у берегов США, а также по странам Карибско­го бассейна в середине 70-х годов прошлого века.

https://www.youtube.com/watch?v=MR6o7GJLORY

Там «Дос-Мукасан» выступали перед американской публикой, который довольно благосклон­но воспринимал странный казахско-советско-припопсованный кантри-рок.

— Когда я поступал в политех, мне было 17 лет, — вспоминает Мурат Кусаинов, руководитель группы. — Тогда же я познако­мился с Досымом Сулеевым (сегодня — доктор наук, академик). Нам дали одну комнату в общежитии. Я приехал с Курдая, он — из Чимкент­ской области. Я занимался музыкой с детства, играл на домбре, а он играл на саксофоне и ионике. Параллельно туда же поступали Шарип Омаров (ушел из жизни), Мейербек Молдабеков (сегодня — доктор наук, академик, много лет руководивший Аэрокосмическим агентством Казах­стана). Тогда я впервые взял гитару, стал играть и петь в студенческом оркестре под управлением Лисицы. В 1967 году поехали в стройотряд в Баянаульский район Павлодарской области. Там же работали венгры по обмену, у нас был интернациональный отряд. 1 августа 1967-го года дaли первый концерт. На следующий день yвидeли стенгазету, где сообщалось, что в День строительных отрядов с успехом выступил ансамбль «Дос-Мукасан». Думали, что это венгерское сло­во, но оказывается так назвал группу лидер венгерских студентов Янош Карпатый. Оно сложилось из имен музыкантов: «Дос» — Досым Сулеев, «Му» — Мурат Кусаинов, «Ка» — Kaмит Санбаев и «Сан» — Саня Лит­винов.

Нам понравилось. Когда мы приеха­ли в Алма-Ату, то дали осенью свой первый концерт именно под этим названием. Мы поначалу переигрывали чужие песни, но

потом до нас дошло: нужно петь свои песни и обраба­тывать казахские мелодии

Впер­вые я сделал инструментальную ги­тарную обработку песни Жубановой. Она сразу стала популярной. Позже мы играли еще несколько инструмен­тальных вещей. Мы были оригиналь­ными — такого до нас никто не делал. На сцене клубов был либо западный вариант, либо чисто советский. Но ведь тогда гремели «Поющие гитары», а кому нужны были еще одни «Поющие гитары»? Тогда же нас впервые записали. Студия была очень простая: большой магнитофон «Комета», маленький пульт, и все — сразу играешь и поешь.

Музыкальная антология Алма-Аты: как Юлевич научил алматинцев в барабаны стучать

«В Америке все было, как в Казахстане»

— Все просто, без всяких сегодняшниx примочек и обработок. А в 70-м уже записали «Свадебную», сочиненную Досом Сулеевым специально на мою свадьбу. И тогда уже Москва дала «добро» на выпуск пластинки.

Нас уже начал печатать всесоюзный музыкальный журнал «Кругозор». И поехало… Стали узнавать на ули­цах. Потом был снят документаль­ный фильм. Во время концертов чув­ствовался ажиотаж. А однажды мы с женой поехали на барахолку в Каскелене, и я услышал по репродуктору «Свадебную», увидел, как люди сто­ят в очереди, чтобы записать эту песню. Это меня поразило. Кстати, эту вещь переделала российская группа «Калинка» и исполняла на рус­ском языке. Где только я ее потом не слышал — и в Москве, и в Сочи, и в Одессе, и в Таллине… Она стала все­союзным хитом.

В 1976 году меня вызвал в Министер­ство культуры замминистра Канат Саудабаев и сказал, чтобы мы гото­вились к поездке. Но все это дела­лось в секрете. Приехала комиссия из Москвы, слушала нашу специаль­ную программу — половина советcкиx и русских песен, пара на английском языке, остальная часть на казах­ском. Тогда

было построено пять теплоходов, один из которых назвали «Казахстан», и Москва решила, что первые концерты там будет играть «Дос-Мукасан»

Традиционные рус­ские песни типа «Калинки», «Катю­ши» американцы знали хорошо. А вот когда мы начинали петь казахские вещи, то это их вначале шокировало, а по­том они вставали и начинали аплодировать. Стали брать автографы — все как в Казахстане. Через месяц на­шей поездки по странам Карибского бассейна — США, Мексика, Колумбия, Ямайка, Венесуэла — приехал второй советник посольства из Вашингто­на и поздравил с успехом. Оказывает­ся, по американскому телевидению показали сюжет о том, что группа из Союза с успехом выступает на те­плоходе «Казахстан». А потом вдруг приехал импресарио из звукозаписыва­ющей фирмы и предложил записать большой диск. Я пошел к капитану Евгению Балашову, тот сказал, что нужно получить разрешение из Мо­сквы. Отослали две телеграммы на имя Фурцевой (в то время она была министром культуры СССР), но они остались без ответа.

Музыкальная антология Алма-Аты: История «Бумеранга» — первопроходцев джаза в Казахстане

Заработали 2 миллиона долларов — получили 50

В США мы сделали чистого дохода 2 миллиона долларов. Капитан Бала­шов получил орден Красного Знамени, а мы по 50 долларов в месяц с сохране­нием зарплаты в Союзе. Да и с наших концертов государство тоже имело большие деньги, хотя за концерт мы получали по двойной высшей ставке. А в 1976-м году первыми в Казахстане на «Meлoдии» выпустили диск-гигант. И с него могли бы получить просто огромные деньги. Тираж был переиздан раз десять. А это каждый раз примерно по сто ты­сяч штук по всему Союзу. Но лично я получил тогда рублей двести. Потом, в 1978-м, вышел второй диск, и тоже мы ничего не заработали.

У нас было несколько разных про­грамм, в том числе и на английском языке. Мы решили сделать подарок к 60-летию Социалистического Ка­захстана и поставить рок-оперу. Сценарий написали вместе с Кадыром Мырзалиевым, а Тулеген Мухамеджанов написал музыку. Сегодня он известный политик, а тогда был известным композитором. Oпeра о том, как легендарный персонаж Асан Кайгы искал страну cпpaвeдливocти, но так и не нашел. Получилась класс­ная вещь. Премьера прошла на «ура», но в областях не получила должного понимания. Люди требовали песен и только песен. Это сейчас очень популярны мюзи­клы и оперы — можно сказать, мы опе­редили свое время.

         «Досы» — 2004 год. Из архива автора

Нуртас Кусаинов, вокалист:

— В начале 1975 года начались ин­тенсивные гacтpoли ансамбля по Казахстану. Дело в том, что «Казахконцерт» был сильно заинтересован в том, чтобы поскорее отправить нас в тур. Ан­самбль мог принести значительную финансовую выгоду. Так что, быстро подготовив программу со вторым составом, мы выехали в Кзыл-Орду, первыми слушателями стали работ­ники милиции УВД Кзыл-Ординской области. В те дни ансамбль давал по 5-6 концертов в день! Причем все это вживую, без всяких фонограмм и не всегда на одной точке. Бывало, перевозили аппаратуру раза три в день с одной концертной площадки на другую и даже за несколько де­сятков, а то и сотен километров. И это были не халтуры, а полноценные концерты. Работа была адская. Все просто с ног валились. После первого гастрольного тура я потерял при­мерно килограммов десять.

Но несмотря на все эти трудности, удо­вольствие от концертов было огромное. Народ нас просто носил на руках. Наверное, еще ни одна группа в Казахстане не была предметом та­кого обожания. Помню, во время одного из первых живых наших концертов во Дворце имени Ленина

толпа, которой не достались билеты, попросту смела охрану и поломала огромные стекла этого уникального строения. Этот случай стал предметом обсуждения на Бюро ЦК Koмпapтии Казахстана. Нас даже хотели запретить,

но Кунаев, который всегда относился к нам с теплотой, защитил ансамбль.

Другой необычный случай произошел в одной из поездок по Чимкентской области. К нам за кулисы пробрался возбужден­ный молодой человек, немного под­шофе. Оказывается, у него родился сын и он назвал его Мукасаном! В честь этого джигит даже встал на колени перед нами, чтобы упросить поехать к нему дoмoй. Домой к нему поехали, пocидeли за столом и пожелали, чтобы мальчик вырос та­лантливым и удачливым. Уже через много лет этот парень стал певцом и создал свою группу, которую назвал «Нур-Мукасан»!

P.S. Автор этих строк одно время играл в составе «Дос-Мукасан» и даже должен был отправиться на гастроли в США вместе с группой. Увы, в той поездке по странам Карибского бассейна с заходом в Но­вый Орлеан я не участвовал. По каким-то причинам меня ссадили с тепло­хода буквально за пару дней до старта, а когда я попытался выяснить у какого-то начальника на теплохо­де «Казахстан», почему меня не пускают в рай, словно большого грешника, получил короткий ответ: «КГБ не дремлет…» Также скажу, что самым продуктивным для ансамбля явился период с 1975-го по 1980 годы включи­тельно. Группа объездила с гастроля­ми практически весь СССР, побывала много раз за границей. Это были не только визиты дружбы, а на­стоящие коммерческие поездки! Группа запи­сала два полноценных альбома, было снято несколько видеоклипов и один телефильм, подготовлена программа на английском языке и отрепетирова­на рок-опера. В общем, славные были времена. В то время как раз и рабо­тал так называемый «золотой состав» ансамбля: Мурат Кусаинов, Нуртас Кусаинов, Бахыт Джумадилов, Аскар Джанкушуков, Багдад Айдарханов, Ар­сен Баянов, Мурат Сарыбаев.

https://www.youtube.com/watch?v=dnnyje0kous&feature=youtu.be