Настоящая беда казахского языка в чиновниках — Тасибеков

Если в профильном комитете за 5 лет сменилось 5 руководителей, будет ли эффект от его работы? 

Об этом рассуждает Канат Тасибеков, автор популярной книги по обучению казахскому языку.

Модернизация 3.0 предусматривает поэтапное внедрение в Казахстане трехъязычного образования. Однако по-прежнему эксперты в области обучения казахскому языку отмечают отсутствие эффективных методик и заинтересованности государства в их разработке. «Ситуативный казахский» Каната Тасибекова разошелся многотысячным тиражом. И случилось это только потому, что автор книги смог доступно подать материал любому «чайнику». Детские сады, школы и вузы же продолжают использовать в своей работе материалы, чья эффективность не доказана, и это видно всем. Почему? Об этом и многом другом Канат Тасибеков рассказал медиапорталу 365info.

Канат Тасибеков

Канат Тасибеков

Мне не нужны министерские деньги

— Я не профессиональный лингвист или методист, — говорит Тасибеков. — Я обыкновенный человек, который решил выучить казахский язык, выучил его по своей собственной методике и решил ею поделиться с соотечественниками. Мою методику воспринимают и используют на различных курсах. Но как только дело доходит до Астаны, я вынужден стучать в закрытые двери.

С 2012 года, после того как вышла моя первая книга, в профильном комитете по языкам сменилось чуть ли не 5 председателей. И ни один из них не находит времени, чтобы выслушать и обратить внимание на мои предложения

Каждый раз, когда еду в Астану, звоню в приемную и прошу организовать встречу с председателем, чтобы поделиться опытом. Последняя поездка была сразу после нового года. Я заранее позвонил в приемную, мне назначили время, я пришел. Но потом выяснилось, что председатель принять меня не может. Вышел его заместитель, спросил, с чем я пришел. Я ответил, что хотел познакомиться с председателем, поделиться своими мыслями и идеями. Он протянул мне руку со словами: «Давай мне свои идеи, письменно же есть что-то с собой?». А я ничего с собой не принес, потому что предыдущему председателю уже сдавал свои материалы. У меня там были проекты по обучению казахскому языку в трех направлениях. Во-первых, по интернету (сайт, вебинары), во-вторых, по телевидению (учебный телесериал и программа наподобие «Тіл ашар», в-третьих, планы по организации курсов казахского языка для взрослых по моей методике (включая обучение с погружением).

Мне было сказано, что раз ничего нет в письменном виде, то и говорить не о чем. Устно что-то обсуждать, как мне сказали, у чиновников времени нет

Я, кстати, поинтересовался, где мои бумаги, которые уже заносил. Оказалось, что их нет. То есть председатели друг другу ничего не передают, преемственности ноль.

Конференции для отчетности

— Между тем ежегодно из бюджета на работу по развитию казахского языка выделяются немалые деньги.

— Мне как-то говорили, что раньше это было в районе миллиарда тенге в год, дальше бюджет стал сокращаться. Но есть и другие мнения, что расходы государства на решение проблемы казахского языка составляют едва ли не 10 млрд тенге в год. В открытых источниках я такую информацию не нашел, зачем мне считать чужие деньги. Но за идею обидно. За 5 лет я понял, что чиновникам языкового комитета я неудобен, ненужен и неинтересен. У них какая-то наработанная колея по имитации бурной деятельности, в которую таким как я доступ ограничен.

Когда я проводил презентацию моего третьего тома в Астане, то заблаговременно позвонил в комитет и пригласил их поприсутствовать. Денег не просил. И что вы думаете? Никто не пришел. Повторилась картина, как и во время презентации второго тома — было приглашение, обещали прийти, но никого не было. Ну нет у людей времени.

Система работы ведомства так построена, что проводятся какие-то конференции, собрания. На них встречаются люди, которые сами прекрасно знают язык. Они между собой обсуждают плачевное состояние обучения казахскому языку. Для этих людей покупают билеты, бронируют гостиницы, печатают раздаточные какие-то материалы.

На поверку выходит, что ситуация с государственным языком в стране всех устраивает, канал расходования бюджетных денег налажен

Проследить, куда они расходуются, достаточно сложно — не проверишь же, кто выучил язык за государственный счет. Но я думаю, если все потраченные за 25 лет деньги разделить на каждого жителя страны, то каждый казахстанец уже бы самостоятельно выучил казахский язык.

Комитет неясных вопросов

— Помимо частой смены власти языковой комитет постоянно подвергается реорганизации. Теперь он называется комитетом по развитию языков и общественно-политической работы. До этого был вместе с архивами.

— Я считаю, что при существующем положении казахского языка в стране это должен быть не комитет, а целое министерство. И только по языкам, без всяких «и». Но моя гражданская позиция не совпадает с государственной. Люди у власти считают нормальным смешать язык с архивами или общественно-политической работой и засунуть его в Министерство культуры. И да, еще назвать комитетом по развитию языков. Сама дефиниция неверна. Проблема в Казахстане какая? Что в стране люди не владеют государственным языком. Значит задача какая? Научить их языку. Следовательно, и комитет должен быть по обучению языку, а не по развитию. Кто может развивать язык? Его развивают великие личности, писатели, поэты, выдающиеся лингвисты, а не приходящие чиновники. Задача комитета — наладить обучение казахскому языку людей всех возрастов.

Казахский нужен всем, кроме чиновников

— За полгода можно запросто освоить разговорный английский…

— Я всегда говорю, что в стране нет эффективных методик. На меня все кидаются с критикой — как это так, люди вон занимаются? Много методик, да, дорогие мои товарищи-методисты, но эффект от них какой? Я, например, в свое время, прошел 10-месячные курсы обучения французскому языку, что позволило мне без труда почти 4 года прожить во Франции, где я не испытывал никаких затруднений.

У французов есть понятие «франкофония» – пропаганда и обучение французскому языку людей по всему миру

Что происходит у нас? Мы даже своих казахов не можем научить. Вот я по приглашению казахских диаспор езжу в Россию. Был Москве (за свой счет), в Тюмень и Омск деньги на мою поездку собирали тамошние казахи. А что, суверенному Казахстану совсем нет дела до российских казахов, которые опасаются за потерю национальной идентичности? Национально-культурная автономия казахов Москвы, например, писала письма в комитет по языкам, акимат и еще куда-то, чтобы они профинансировали мою образовательную поездку. Но даже ответа не пришло. В итоге я купил билеты и полетел за свой счет.

Я не богат, но в том, что делаю сейчас, вижу смысл своей жизни. Это я к чему? К тому, что у государственных чиновников вообще нет никакого интереса заниматься своими прямыми обязанностями.

# # #