Нур-Султан
Сейчас
5
Завтра
4
USD
425
+1.44
EUR
498
+0.42
RUB
5.56
-0.01

Закон о коллекторах: легализация рэкета или воспитание должников?

4389

Ержан Сиюбаев

Ержан Сиюбаев

— Впервые о необходимости регулирования коллекторской деятельности в Казахстане заговорили в 2012 году, когда принималась новая концепция развития финансового сектора. Тогда же был разработан законопроект о коллекторах, однако до парламента он так и не дошел. Законопроект, который мы обсуждаем сегодня, был подготовлен Национальным банком. И подготовка его велась с оглядкой на опыт России. Откровенно говоря, в Казахстане коллекторского рынка как такового нет. Работают немногочисленные отдельные агентства, специализирующиеся на взыскании долгов. Хотя по большому счету, коллекторами вполне можно считать и юристов, и адвокатов, потому что коллекторская деятельность в принципе — это взыскание долгов. Однако

в обывательской среде принято думать, что коллекторы — это непременно криминал и насилие

Я же склонен считать, что если заемщик взял взаймы, то обязан вернуть. Ну а если человек не имеет достаточной финансовой дисциплины и не выполняет свои обязательства, то пусть знает — за это есть ответственность. А кто будет к ней привлекать — банки или их агенты в лице коллекторов — это уже другой вопрос. На этом фоне общество и эксперты разделились во мнениях — нужен закон или нет.

Профилактика преступности

— Есть сторонники запрета на коллекторскую деятельность?

— Даже у нас в рабочей группе представители ряда общественных объединений открыто предлагают отказаться от рассмотрения законопроекта, называя его антинародным.

Они считают, что мы таким образом хотим узаконить рэкет. Но большинство экспертов думает иначе

— Зачем Нацбанку был нужен этот закон?

— Во-первых, Нацбанк хотел помочь банковской системе в работе с огромным количеством проблемных кредитов и как следствие — низких банковских рейтингов и прочих последствий. Во-вторых, взглянув на опыт России,

разработчики решили не ждать появления криминала и радикальных методов выбивания долгов,

а предпочли выстроить в Казахстане четкую систему взыскания, которая бы работала строго в правовом поле.

— А в России разве разрешается коллекторам сжигать дома и избивать должников?

— Нет, конечно. Россия сама только в феврале 2016 года приняла закон о коллекторской деятельности, понимая, что ситуация выходит из-под контроля. Достаточно вспомнить случай в Ульяновской области, когда коллектор закинул бутылку с зажигательной смесью в дом должника и попал в кроватку двухлетнего мальчика. Радикальные способы выбивания долгов были связаны с тем, что коллекторская деятельность не была урегулирована законодательно. В России взысканием долгов занимались все кому не лень. А иногда и откровенно криминальные субъекты.

Чтобы этого избежать,

в Казахстане, помимо принятия самого закона о коллекторской деятельности, будут внесены поправки в уголовное и административное законодательство

Рассматриваются такие статьи, как незаконная коллекторская деятельность, незаконное получение и разглашение сведений, представляющих коммерческую и банковскую тайну, тайны предоставления микрокредита. В зависимости от уровня общественной опасности проступка нарушители будут привлекаться к административной или уголовной ответственности.

— Будут сажать или штрафовать?

— Новая статья уголовного кодекса 214-1 Уголовного кодекса «Незаконная коллекторская деятельность», к примеру, предусматривает либо штраф до 2 тысяч МРП, либо до 2 лет лишения свободы. Аналогичную ответственность предлагается ввести в уголовное законодательство и за разглашение сведений.

Закон — защита должника

— Эти компании что из себя будут представлять? Кто будет иметь право заниматься коллекторской деятельностью?

— Во-первых, коллекторские агентства будут обязательно учетно регистрироваться в уполномоченном органе. Предполагаю, это будет Национальный банк. Не всякий сможет руководить коллекторской фирмой. Строго будут регламентированы ведение документации и выбор лиц, которые вправе будут заниматься данным видом деятельности.

— В Казахстане коллекторы и сейчас есть. А как они себя называют?

— Есть коллекторские агентства, которые так себя и называют. Они работают по внутренним правилам, я сталкивался с такими компаниями. Там коллекторская деятельность сводится к приобретению по уступке права требования, и долги взыскиваются в суде. Также коллекторы работают как агенты банков, не приобретая прав требования. Они просто от имени банка работают с должниками, в том числе и по пересмотру графика погашения.

— Но беспределом не занимаются, как это было в России?

— Нет, в Казахстане не было таких фактов. Все почему-то оглядываются на опыт России, акцентируя внимание как раз на криминальных случаях и на предложении губернатора Кемеровской области Амана Тулеева запретить в России коллекторскую деятельность.

Когда наши депутаты выступают, утверждая, что принимается очередной антинародный закон, это звучит как минимум некорректно и даже недальновидно

Больше похоже на пиар-акции для придания себе значимости перед избирателями. Хотя, насколько мне известно, поездки депутатов по регионам показали, что люди не против закона о коллекторской деятельности хотя бы потому, что она будет регламентирована. Это защитит должников от телефонных звонков и визитов коллекторов в любое время суток.

Ипотеку коллекторам не отдадут

— А как быть с юридической тонкостью, что договор займа заключается между гражданином и банком, а взыскивает долг третье лицо, перед которым у должника никаких обязательств нет?

— И сейчас, и ранее банки предусматривали возможности переуступки права требования третьим лицам прямо в договорах займа и залога. Гражданский кодекс также позволяет третьим лицам покупать проблемные кредиты у любых кредитно-финансовых организаций. Конечно, заемщик должен быть на это согласен. Это адекватное и закономерное условие в отношениях между кредитором и должником. В новый закон также хотят ввести эту норму, чтобы далекие от тонкостей законодательства заемщики не думали, что банки прессуют своих клиентов.

— Нацбанк защищает банки ради стабильности в банковской системе. Это выглядит как оправдание банковской безалаберности при кредитовании ими неблагонадежных заемщиков. Яркий пример — история с проблемными ипотечниками, которые годами устраивали демарши и голодовки.

— По поводу ипотечников.

В законе есть очень важный нюанс: банки и другие кредиторы не смогут передавать коллекторам долги по жилищным и ипотечным займам

Я и сам сторонник того, что к вопросам о жилье следует относиться более щепетильно. У нас были ситуации, когда споры, связанные с жильем, заканчивались не в пользу заемщиков. Что же касается ответственности банков за выданные ими кредиты, то в первую очередь нужно считать взаимоотношения их со своими клиентами равноправными. Конечно, проще всего заявлять, что люди в поисках денег готовы подписывать все что угодно. Но нужно не забывать, что кредиты берутся добровольно. Следовательно, взятое нужно отдавать. Когда банком идет проверка клиента на его платежеспособность, добросовестность, полностью изучается вся кредитная история человека. В том числе наличие у него возможностей оплачивать кредит. Но вот сейчас большая часть проблемных заемщиков — это люди, которые пострадали из-за изменения экономической ситуации, хотя в стабильные времена спокойно платили по долгам. С такими работают, не пытаясь стянуть последнее белье. Так что здесь тоже не может быть и речи о недобросовестности банков при выдаче кредитов. Плюс

нужно не забывать, что никуда не делась категория мошенников, использующих разные схемы обмана для получения невозвратного кредита

Инвалиды и кредиты

— Были ли в первой редакции проекта закона нормы, за которые на рабочих группа вы бьетесь особенно активно или категорически против их принятия?

— Были и есть. Сразу рабочая группа встала на защиту социально-уязвимых категорий населения, которые в силу разных обстоятельств получили кредиты и могут стать клиентами коллекторских агентств. Речь идет об инвалидах, многодетных семьях, детях-сиротах и других групп. Мы предложили исключить их из числа потенциальных клиентов коллекторских агентств. Этот вопрос очень много вызвал жарких дебатов. Во-первых, социально-уязвимые категории — это многочисленная группа, которая в портфеле проблемных кредитов занимает свой процент. И с ними что-то делать тоже нужно. Во-вторых,

отдельные эксперты стоят на своем: если брал в долг — будь любезен отдать. Они предлагают в вопросах кредитования социальный статус не учитывать

Жаркие дебаты постоянно возникают и по поводу ответственности коллекторов за нарушение законодательства. Но к единому мнению все-таки пришли — ответственность должна быть жесткой. Хотя изначально Нацбанк в первой редакции предлагал крайне мягкие подходы — ограничиваться объяснительными, и то лишь при грубом нарушении закона. Полагаю, щадящую ответственность Нацбанк выбрал только потому, что жесткие меры могут вызвать отторжение у потенциальных участников рынка. И работать никто не будет. Это не аргумент, ведь речь идет о работе с людьми. Кстати, интересы проблемных заемщиков отстаиваются очень серьезно.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter