Нур-Султан
Сейчас
-2
Завтра
-5
USD
389
0.00
EUR
428
0.00
RUB
6.08
0.00

На западе Казахстана даже бизнес вынужден покоряться салафитам — эксперты

30898

О появлении салафитов предупреждали 7 лет назад

Не секрет, что важными причинами радикализации части населения Актюбинской области стали серьезные социальные проблемы.

Запад страны — это нефтяные регионы, где разрыв между богатыми и бедными больше бросается в глаза

Сложная ситуация сложилась и в сельском хозяйстве — дефицит пригодной земли.

Еркин Абиль

Однако всё это не является прямой причиной терактов, произошедших в Актобе 5 июня 2016 года. По крайней мере так считает доктор исторических наук Еркин Абиль.

— Эти проблемы накладывают свой отпечаток, но не являются прямой причиной терактов, — рассказал профессор порталу Ng.kz. — Социальные протесты были в апреле в Атырау, Актобе и других областях по поводу земельной реформы, но они носили мирный характер. Те люди, которые планировали теракт, просто воспользовались данной ситуацией. Не было бы «земельных» протестов, приурочили бы к чему-то другому.

То, что такие «товарищи» однажды у нас появятся, мы прогнозировали лет 7-8 назад. Когда у нас начались первые процессы по религиозным экстремистам. Они не были сторонниками террористических методов, но получили срок от 3 до 5 лет за распространение запрещенной литературы. Тогда

эксперты предупреждали: эти люди выйдут на свободу более радикально настроенными

Они откажутся от методов политической борьбы и перейдут к вооруженным.

Насколько я знаю, среди террористов в Актобе были люди, которые уже отсидели срок за религиозный экстремизм. Свои первые преступления они совершили, когда социальная ситуация в Казахстане была лучше сегодняшней, то есть их противоправные действия не были напрямую связаны с социальными проблемами.

На Западе РК даже бизнесмены вынуждены покорятся салафитам

Айдос Сарым

Так сложилось, что именно на Западе страны произошел разрыв преемственности религиозных традиций. В регионе процветает религиозная неграмотность, а традиционные исламские институты достаточно слабы.

— Актюбинский регион сегодня —  показатель состояния внутренней безопасности и объект самого пристального внимания со спецслужб. Кроме того, Запад — просто клубок социальных противоречий, — считает казахстанский политолог Айдос Сарым.-

Можно перечислить несколько категорий, кому выгодна дестабилизация в Актюбинской области

Это, во-первых, местные элиты, недовольные распределением ресурсов и новыми порядками. Вторая группа — люди, которые находятся под следствием или которые в скором времени окажутся под следствием. И наконец третья группа — религиозные радикалы, которые стоят за террористическими атаками в июне.

Я сам с Запада Казахстана, часто бываю в том регионе. Вынужден признать — в Актюбинской области сегодня происходят абсолютно странные вещи. Там есть районы, где сильно влияние радикалов. Там есть параллельная экономика, есть свои законы, диктуемые «бородачами». И если кто-то захочет прийти в тот район со своим бизнесом, должен будет этим законам подчиниться. Я знаю случаи, когда

предприниматели для того, чтобы им «разрешили» вести бизнес, вынуждены ходить в мечеть вместе с «ребятами в коротких штанишках», отращивать бороды

Этим людям явно не по душе спокойствие в регионе.

В условиях слабой теологической подготовленности официального ислама, неготовности госорганов, пользуясь социальными и иными болезнями общества, салафиты постоянно расширяют свою сеть. Именно сеть, поскольку говорить о вертикально интегрированной структуре пока не приходится.

В то время, когда представители официального ислама не могли похвастаться широкими духовно-культурными связями, исламские радикалы смогли наладить стабильные связи с центрами в России, Афганистане, Пакистане, арабских странах…

Криминальный джамаат

Бердибек Сапарбаев и Ерлан Карин

Политолог Ерлан Карин уже много лет занимается изучением причин радикализации некоторой части общества Казахстана. Летом 2016 года он по приглашению акима Актюбинской области Бердибека Сапарбаева приезжал в регион, где встречался с населением. В одной из своих лекций Карин сказал, что

террористы из Актобе — типичный пример смеси криминальной банды и религиозного джамаата

– После проведенного анализа деятельности экстремистских группировок мы составили классификацию, — объяснил Ерлан Карин. — Условно разбили их на три вида. Первый  –  это банды. Криминальные сообщества, занимавшиеся грабежами, разбоем, рэкетом. У лидера группы происходит трансформация  – заразившись идеологией сам, через некоторое время он заражает этой идеей своих единомышленников.

Типичный пример – группа целителя Ураза, действовавшая в Алматы в 2011 году. Эта тройка преступников, появившаяся в 2006 году, занималась разбоем. После совершённого убийства им пришлось скрываться в России. Через время они снова вернулись в южную столицу. Лидер этой группировки в 2009 году закончил университет «Нур Мубарак» по специальности «имам-религиовед».

Кроме всего прочего,

он оказывал платные услуги по изгнанию бесов и джинов, что противоречит канонам ислама

Параллельно он начал интересоваться радикальной идеологией, делиться ею со своими сообщниками. Зачастую для такого рода групп экстремистская идеология  –  это прикрытие своей деятельности. Сложно назвать эту группу экстремистами.

Второй вид  –  это джамаат. Сообщество людей, объединившихся в общину, совместно посещающих мечеть, слушающих проповеди. Общение происходит на религиозной основе. Через некоторое время в группе начинается обсуждение вооруженного выступления  –  так называемого джихада.
Третья группа  –  диверсионная. В отличие от двух первых, в этой группе есть чёткая постановка целей и задач, структура, в состав входят хорошо подготовленные специалисты, в этой группе есть подгруппы, отвечающие за своё направление, – объясняет руководитель центра исследований.

«Казахстанским мусульманам не хватает понимания, что есть истинный ислам»

Об этом еще в 2013 году предупреждал имам из США, профессор университета Джорджтауна, президент международной организации «Духовенство без границ» Яхья Хенди. В интервью актюбинскому еженедельнику «Диапазон» профессор сказал:

Яхья Хенди

—  Экстремизм существует лишь потому, что многие не понимают или неправильно трактуют ту религию, которой они придерживаются. Я, как доктор наук, изучал иудаизм, моя магистерская работа – изучение христианства, в бакалавриате я изучал ислам.

Поэтому первый путь для борьбы с экстремизмом – образование. Им и занимается наше объединение «Духовенство без границ». Иногда экстремизм может быть ответом на нечестность и репрессии. Отторжение всего,

теракты – это ответ религиозных меньшинств, которые чувствуют, что они не включены в социальную или культурную жизнь государства

Надо помогать этим людям стать частью общества. Государство должно вести политику равенства, все должны иметь равный доступ к экономическим благам. Государство не может говорить религиозным течениям, что делать, а чего не делать, а религиозные течения что-то диктовать государству. Я считаю, казахстанским мусульманам не хватает понимания, что такое истинный ислам.

Салафиты в Казахстане: запретить, выгнать или…?

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter