Нур-Султан
Сейчас
-12
Завтра
-4
USD
420
0.00
EUR
511
0.00
RUB
5.63
0.00

Трагедия в Алматы — не теракт, а бандитизм — эксперт

11017

По мнению политолога-востоковеда Нурлана Альниязова, в Казахстане активно стали культивироваться радикальные идеи в местах заключения.

— Давайте вспомним все происшествия за последние 5 лет, которые получили статус террористических актов. Ни одна экстремистская организация не взяла на себя ответственность. Кроме теракта в Атырау в 2011 году, когда о себе заявили «Солдаты Халифата». Да и то потом оказалось, что организация представляет собой медийный проект для пиара экстремистов, нежели сама управляла инцидентом. Это хорошо расписано в книге политолога Ерлана Карина. Собственно, и шум, который пошел после того теракта, был создан искусственно. После смерти лидера «Солдат Халифата» Моэзеддина Гарсалауи, который как раз активно занимался пиаром в СМИ, секта перестала иметь вес в медиапространстве.

Теракт, за который никто не берет на себя ответственность, не имеет никакого смысла. В Казахстане мы имеем дело не с экстремизмом как таковым по международным меркам, а с внутренними негативными процессами

Преступные выходки наших граждан, связанные с вооруженными нападениями на представителей правоохранительных органов и спецслужб, больше похожи на месть. Это никак не происки экстремистов. В каком из случаев так называемых терактов мы видели подготовленных боевиков с четко спланированным мероприятием по взрыву какого-то крупного объекта?

А вот точечные нападения, больше похожие на обыкновенный бандитизм, стали случаться все чаще

В этой ситуации нужна прозрачная работа правоохранительных органов и власти с предоставлением неоспоримых доказательств причастности бандитов к экстремистским течениям. Особенно это касается последних событий в Алматы 18 июля.

Вера — не клеймо

— То есть фанатичная вера человека в ту или иную религию не дает оснований вешать на него клеймо террориста?

— Разумеется. В случае с «алматинским стрелком» только под конец мы узнали со слов его матери, что Кулекбаев читал намаз. Ну и что? Это же не повод сразу причислять его к салафитам или экстремистам. Зато мы знаем, что он несколько раз сидел в тюрьме. Поэтому его поведение больше похоже на месть за несправедливое правосудие или шаг отчаяния, когда нет иного выхода. Разве есть что-то общее в действиях этого человека и в терактах, которые мы видели в последнее время в мире? Когда террорист-смертник нападает на мирных граждан во время массовых праздничных мероприятий или на гей-клуб, прослеживается хоть какая-то идеология с религиозной основой. Что-то вроде «истребления неверных».

Какая экстремистская логика прослеживается в Алматы? Никакой

— Духовное управление мусульман Казахстана открыто критикует салафизм, который в нашей стране неоднороден. Как на происходящее должна реагировать власть и общество?

— Я бы для начала задал вопрос управлению — а чем они сами-то отличаются от салафитов? Разговаривая с официальными представителями Духовного управления мусульман Казахстана и имамами, можно увидеть те же ноты, что и у салафитов. Например, без всякого стеснения они могут обвинить человека в неверии. Свысока смотреть на любое другое течение, проповедующее другой масхаб, — это тоже фишка салафитов. Выставлять себя идеальными и самыми влиятельными — также одна из идей салафитов. Именно по этим признакам ДУМК тоже выглядит сектой. Если я не прав, пусть поправят меня. А чтобы таких вопросов не возникало,

духовному управлению нужно начать работу над собственным авторитетом. А уж потом брать на себя функции обвинения с требованием официально запретить какое-то религиозное течение

То, что казахстанцы идут к салафитам или что еще хуже — едут за рубеж воевать, это в первую очередь провал ДУМК.

Если рассмотреть религию с точки зрения живого организма, то салафизм — это вирус. Но вирус излечим. А когда сбой дает целый орган, я имею в виду ДУМК, это становится для организма реальной проблемой.

Кто выбирает муфтия?

— Как должна поступать власть? ДУМК — организация общественная, но она тесно работает с комитетом по делам религий. И некоторое время назад его возглавлял глубоко верующий человек…

— Контроль за религиозной сферой в светском государстве быть должен. Иначе мы получим государство в государстве. Наши чиновники, безусловно, за процессом следят. Вопрос в другом: в казахстанской мусульманской общине прихожане лишены реального права выбора, кто будет ими руководить.

Кажется, что ДУМК стало некой духовной государственной организацией, которая диктует правила поведения для остальных. Ну чем не чиновники, которые держатся за свои кресла?

Реальная работа с целевой аудиторией будет проводиться тогда, когда во главе ДУМК будет стоять идейный человек, являющийся авторитетом для казахстанских мусульман, а не навязанный кем-то свыше.

— А такие есть?

— Есть, конечно. Причем

в каждом регионе свои духовные лидеры

И если бы процесс развития религиозной сферы проходил в нашей стране естественным путем, муфтият и община жили бы общей жизнью. А не существовали бы каждый сам по себе. Попробуйте ради интереса провести эксперимент: знают ли казахстанские мусульмане имя верховного муфтия? Будете удивлены.

Продолжение следует

Замглавы исправительной системы отрицает, что в колонии можно стать радикалом

Пропаганда салафизма должна быть запрещена государством — Центральная мечеть Алматы

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter