Нур-Султан
Сейчас
10
Завтра
15
USD
421
-2.14
EUR
499
-0.30
RUB
5.6
-0.04

Почему за вход в Ботанический сад в Алматы с людей берут 300 тенге?

7486

— Гульнара, еще 2 года назад во всеуслышание говорили, что все, Ботанический сад погиб! Было такое?

— Было.

— Оказывается, слухи не на пустом месте.

Снимок экрана от 2016-04-27 17:37:07— Да. Но я хочу пояснить. Во-первых, существует «Закон об особо охраняемых природных территориях» от 7 июля 2007 года. Закон РК, подписанный президентом, где главный Ботанический сад и другие ботанические сады внесены в особо охраняемые природные территории.

— Понятно. Вы будете долго и нудно перечислять все эти документы. Разве они у нас работают?

— Работают. Закон об особо охраняемых территориях работает. И если говорить, что этот разговор уже возникал 2 года назад, то и 5 лет назад, и 7 лет назад были такие разговоры.

— Но тогда он был в запустении, в разрухе, можно сказать.

— Да. В 2007 году был разговор, чтобы запустить дорогу через Ботанический сад до Аль-Фараби. И тогда мы писали письмо, что это особо охраняемая территория. Как раз-таки ссылаясь на все законы и постановление правительства РК. И это защитило сад.

— Я помню, вы тогда создали группу друзей Ботанического сада.

— Это было позже в 2010 году, уже при мне. В бытность других директоров эти разговоры были, это муссировалось.

— Как вы отбились?

— Потому что работает закон.

Сама ситуация парадоксальная. Почему надо отбиваться? Ботсад необходим, роща Баума необходима. Она – естественный природный остров Алматы. Ее рукотворно никто не сажал. Ее культивировал лесовод Баум, сейчас роща находится в старой части города. Конечно, лакомый кусок. Сколько денег стоят эти земли! А вы говорите — особо охраняемая территория.

— Кстати, роща Баума тоже особо охраняемая территория.

— В каждом государстве есть особо охраняемая территория.

— Не в каждом.

— В Грузии нет особо охраняемых территорий?

— В Грузии есть. Я имею в виду сады зарубежья. Там такого закона нет. И ботанические сады может быть принадлежат муниципалитету. Но наш закон… Ботанические сады являются своего рода достоянием. Всего в республике 5 ботанических садов, которые имеют статус республиканского значения.

— Вы можете их перечислить?

— Конечно. Наш главный Ботанический сад. Мы являемся инициаторами всех других ботанических садов в стране. Мангышлакский экспериментальный ботанический сад в Актау, который занимается сохранением ботанического разнообразия в экстремальных условиях Мангышлака. У них тоже очень богатая коллекция. Это уникальный алтайский ботанический сад в Риддере, примыкающий прямо к природной территории Алтайских гор. Это два филиала нашего ботанического сада – Жезказганский ботанический сад и Илийский сад в Баканасе. Эти 5 садов выросли благодаря работе наших специалистов – корифеев.

— Сколько лет Алматинскому ботаническому саду?

— В следующем году мы будем праздновать 85-летие. Его создание уходит в 1930-е годы.

— Когда было посажено первое реликтовое растение?

— Просто растения. Реликты позже были.

— Извините. Я не ботаник.

— Хотя если говорить о сосне обыкновенной – пинус сильвестрис — это реликтовое растение третичного периода. У нас в Казахстане сосна обыкновенная образует целые островные леса по северу Казахстана. Это Кустанайская область, Акмолинская и доходит до Баян-аула. Это уникальные сосновые леса, их называют реликтовыми. Они сохранились с третичного периода.

— Я возвращаюсь к Грузии. Бывший премьер-министр собирается построить сад, личный, и покупает более чем вековое тюльпановое дерево. А у нас есть тюльпановое дерево? Сколько ему лет?

— У нас тоже есть. Года 3 назад мы привлекли его в нашу коллекцию. Это был подарок от жителя нашего города. Он привез 10 особей этого вида в 2,5 метра высотой. Очень красивые.

— А дерево, которое купил Иванишвили, метров 17.

— Это дерево, которое уже достигло лет 70-ти.

— Более 100 лет. Ком в 60 тонн выкопали и перевезли в его сад. Купил он его за 2500$.

— Это в частную коллекцию?

— Да. Старое дерево, которое росло в ботаническом саду. У нас можно прийти сказать – хочу вот это дерево, назовите цену.

— У нас можно приобрести определенные виды растений, но нельзя купить коллекционные виды. Ботанический сад имеет свои коллекционные фонды, на которых табу. Те же школьники или студенты могут прийти посмотреть, изучать. Но для продажи у нас есть питомник. Там тоже большой список растений, которые можно приобрести.

— Реклама пошла.

— Но с коллекции – ни в коем случае.

— Зная ваш характер, думаю, никто не решится даже косо посмотреть на растение. Есть яблоня Сиверса?

— Естественно. Более того, на площади 6 га создан фонд особого ценного генофонда Казахстана. И в первую очередь там охраняется наш эндемик – яблоня Сиверса.

Еще трудами Аймака Джангалиева, которого все знают и который всю жизнь посвятил изучению яблони Сиверса, у нас 28 сортов клонов яблони Сиверса

— Хочу сказать читателям, что яблоня Сиверса – это тот самый единственный ген, от которого произошли все яблони на земном шаре. Это наша казахстанская гордость. А тюльпаны у вас есть?

— Есть.

Голландские?

— Голландских у нас нет. В коллекции природной флоры Казахстана именно дикорастующие виды тюльпана, которые являются эндемиками, характерными только для территории Казахстана – тюльпан Регеля, тюльпан Грейга, тюльпан Островского.

— Это не бахвальство, что все тюльпаны родом из Казахстана?

— Нет, так и есть.

Все тюльпаны родом из Казахстана. Абсолютно

— Давайте посмотрим на эти виды.

— Тюльпан Грейга. Тюльпан Островского. Тюльпан Регеля. Все они являются эндемиками Казахстана. Не то что формовое, видовое разнообразие.

Снимок экрана от 2016-04-27 17:36:54

— Какая прелесть! Мне, русскому человеку, хочется сказать – это наше казахстанское. А мы покупаем в Голландии. Вы не можете распространить это по всей территории Казахстана?

— Это дикорастущие тюльпаны. Это эндемики. Они являются уникальными и характерны только для нашей территории. Некоторые из них произрастают на сопредельной территории Узбекистана, Кыргызстана.

— А распространить их, размножить?

— Мы сохраняем их в Ботаническом саду.

— Гульнара, я же вас прямо за язык хватаю. Я же про деньги. А вы – мы их сохраняем. Денег хватает у вас?

— На протяжении многих лет, до того, как мы решили установить независимость нашего государства, в 90-ые, в конце 1980-х годов ботанические сады были немного забыты.

— У нас много что было забыто.

— На протяжении 20 лет финансирование было на остаточном уровне. Был сложный период конца 1990-х — начала 2000-х годов. Сад пришел в упадок. Были потеряны многие коллекции.

— Даже потеряны.

— Мы это не скрываем. Были потеряны многие редкие виды. Коллекция так и называлась — редкие виды растений. Как раз там и произрастали многие виды тюльпанов. Была коллекция «Луки Казахстана».

Уходили коллекторы, уезжали за пределы страны. Я могу смело говорить, что уезжали вместе с нашими коллекциями

— По гербарию у вас была сложная обстановка.

— Возвращаясь к вопросу финансирования, хочу сказать, что начиная с 2008 года ситуация стала меняться. Начали поддерживать наши программы по сохранению коллекционных фондов ботанических садов Казахстана.

— Вы сейчас откуда черпаете финансирование?

— Согласно закону о науке, принятому в 2011 году, мы имеем право на базовое, грантовое и программно-целевое финансирование. Базовое – это то, которое нам выделяется на инфраструктуру, содержание рабочих и приведение сада в порядок.

— Все. В вас заговорил директор, а не ученый.

— Базовое финансирование оставляет желать лучшего.

— В двух словах – деньги есть?

— Есть.

— Город помогает?

— Мы не находимся в ведомственной принадлежности городского акимата. Мы в ведомстве Министерства образования и науки.

— Это же территория города!

— Да. Основное наше финансирование – из республиканского бюджета, которое распределяет Министерство образования и науки. И если базовое нам дается в определенном объеме, то гранты и программно-целевое финансирование мы выигрываем на конкурсной основе. В настоящее время нами выполняется 8 грантовых проектов в институте и 2 научно-технические программы.

— Я смотрю, вы книги издали. Даже вот «Красная книга Казахстана». Она действительно красная. И здесь написано, что нужно беречь. Все нужно беречь.

— С момента издания последней, в 1981 году, прошло больше 30 лет. В эту Красную книгу вошло более 100 видов, которые нужно добавить.

— Исчезает матушка-природа. А вот «От Прибалхашья до Джунгарских ворот»?

— Автор Иван Иванович Ролдугин. Он в этом году отмечает 90-летие. Его многие знают как художника. Этот человек всю свою жизнь посвятил изучению еловых лесов.

— «Комплексные исследования сородичей культурных растений Западного Тянь-Шаня».

— В рамках программно-целевого назначения была создана эта книга по исследованию диких растений. В рамках этой программы у нас в ботаническом саду создан семенной банк, где охраняются дикорастущие виды Казахстана.

— Гульнара, вы меня простите, перебью. Вот еще вижу — «Ботанический сад Алматы – концепция развития». Оказывается, вы развиваетесь?

— О концепции развития нашего сада. У нас есть четырехсторонний меморандум о сотрудничестве – между акиматом Алматы, Министерством образования и науки, нашим Институтом ботаники и фиторепродукции и общественным фондом, который был создан в 2015 году. Фонд был создан благодаря инициативе неравнодушных людей, являющимися патриотами своего города.

— Всегда природу охраняют неравнодушные люди.

— И те люди, которые имеют финансовые возможности. Они сейчас аккумулируют еще больше людей.

— Вот от этого слух и пошел.

— Вся проблема в этом.

— Нет никакой проблемы. Пусть вносят свои денежки.

— Для нашего менталитета нехарактерно. Если имеющие деньги начали вкладывать в развитие ботанического сада – значит, что-то хотят.

— Прибавляются у нас люди, которые стараются вывести Казахстан в число 50 лучших стран мира.

— Здесь концепция президента — переход к зеленой экономике.

— А у вас там был создан японский садик. Он жив-здоров?

Да. Японский сад происходит испытания новых видов растений, характерных для восточной Азии. У нас есть отдельная коллекция по восточной Азии – древесные растения. А здесь мы как бы проверяем растения, которые являются многолетними, декоративными.

— Давайте скажем доброе слово ученому из США…

— Дэвиду.

— Которого здесь звали Дэвид, а на самом деле он грузинского происхождения – Давид Бидашвили. Спасибо вам большое, что в свое время вы работали в Алматы, проявили инициативу и вместе с Гульнарой Ситпаевой построили маленький японский садик.

— На 2 гектара.

— Маленькая изюминка нашего ботсада. А сами вы деньги зарабатываете? Ботсад приносит прибыль как предприятие?

— Да. Это продажа растений с нашего производственного питомника, консультативные услуги, услуги по разработке природоохранных документов. Мы делали естественное научное обоснование строительства ботанического сада в Астане.

— То есть это ваше коллективное творчество.

— Идея построить ботанический сад в столице нашей страны — это идея нашего коллектива, нашего института. Мы ее услышали и не раз презентовали на различных выставках, посвященных науке. Сейчас сделано техническо-экономическое обоснование, идет строительство этого сада.

— Дай бог! Я имел в виду посещение этого сада.

— Посещение платное, но цена минимальная.

— Сколько стоит?

— 300 тенге.

— Люди, ходите в ботанический сад! 300 тенге — жалко что ли! Зато сколько красоты увидите! Тюльпаны увидите вживую, дерево тюльпановое. Есть у вас и крытая оранжерея.

— Кроме того, по рекомендации наших ученых в Кызылординской области построен завод по переработке солодкового корня.

— Это пиво будет?

— И пиво, возможно.

— Хорошее пиво мы не против попить.

— Это фармацевтические препараты. Вы знаете, солодковый корень известен при лечении бронхиальных заболеваний и других. Сейчас открыто много других возможностей использования солодкового корня. Это косметология…

— Гульнара. у вас планов громадье, все не перечесть. А вот о земном. Я знаю, в США каждый ботанический сад – это прежде всего дети и уроки биологии. У нас есть такое?

— В последнее время усилился поток детей дошкольного возраста, школьного.

— Классами. Бесплатно?

— Для детей у нас бесплатное посещение.

— Запомнили – бесплатно. В Америке есть курсы садово-огородничества.

— Мастер-классы.

— За них люди платят и с удовольствием учатся. Например, как клубничку посадить. Есть у нас такое?

— Мы планируем начать такие мастер-классы по посадке древесных растений. Планируем мастер-класс для детей, чтобы привлекать их со школьного возраста.

— Значит, в ближайшие дни вас можно навестить и спросить, кто мне подскажет, как правильно посадить помидорки?

— Помидорки мы не сажаем, Василий Васильевич. У нас ботанический сад, а не огород.

— В США сажают, учат. У них, кстати, на подоконниках горшки с помидорами и огурцами, петрушкой и укропом, сельдереем. Нам тоже надо людей учить.

— Конечно, надо.

— Будете?

— Мы готовы. Сейчас разрабатываем программу таких мастер-классов. Идеологию надо проработать. В концепции развития нашего ботанического сада одним из ключевых моментов является пропаганда. Согласно «Закону об охраняемых территориях РК», одна из задач ботанического сада — воспитание экологической культуры населения посредством проведения экскурсий, мастер-классов, экологических мероприятий на территории. И мы последние годы активно этим занимались, привлекаем общественность, школы, специализированные школы.

— Сколько сотрудников у вас работает?

— В главном ботаническом саду — 198 сотрудников.

— Хороший штат.

Штат научных сотрудников составляет 102 человека.

— Проезжая по улице Тимирязева, иногда вижу ваших сотрудников с лопатами и метлами.

— В плане очистки хорошо помогает и акимат города.

— Акимату города көп-көп рахмет!

— Акимату Бостандыкского района тоже! Оганизация субботников идет периодически благодаря акимату этого района.

— Спасибо всем! Мне хочется сказать, хвала Всевышнему, что ботанический сад остается тем самым изумрудным камнем в общей короне зеленого города-сада Алматы. А вам огромное спасибо, что вы это все своим умом и трудолюбием создали! Будем надеяться, что наш ботанический сад будет одним из ведущих хотя бы на просторах СНГ. Приходите в ботанический сад!

Видеоверсию смотрите здесь

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter