Нур-Султан
Сейчас
20
Завтра
11
USD
421
0.00
EUR
499
0.00
RUB
5.6
0.00

Афганский наркотрафик: что изменится после ухода войск США?

5887

Есть ограниченное количество авиамаршрутов в Россию через Узбекистан. И конечно, нельзя забыть про древнейший наркотический караванный путь из Горного Бадахшана в Таджикистане на кыргызский Ош.

Не без иронии Chatham House отмечает, что

иностранные инвестиции тоже посодействовали наркомафии, так как были направлены на развитие дорожной инфраструктуры и строительство моста на реке Пяндж для активизации торговли между Таджикистаном и Афганистаном

Законченный в 2007-м мост в итоге обошелся в 33 миллиона долларов, которые выделило правительство США.

Мост через реку Пяндж

Мост через реку Пяндж

Чиновники — ключевое звено в наркотрафике

Анализ наркопотребляющего контингента и сообщения некоторых местных экспертов дали специалистам Chatham House возможность заключить, что существует три условных «канала» для наркобизнеса:

  • Зеленый канал — группы вооруженных исламистов, переправляющих наркотики за вознаграждение, которое они используют, чтобы финансировать свои операции. «Зеленый» канал ответственен за минимальнейшую часть этого наркотрафика, несмотря на обывательское заблуждение, что вооруженные исламисты давно срослись с наркобизнесом.
  • Черный канал — героин переправляется малыми криминальными группами и занимает также небольшую нишу на наркотическом рынке.
  • Белый канал — поток организован крупными криминальными картелями в связке с чиновниками. Доходы от продажи наркотиков велики, по объемам их превосходят только потоки наличности, направляемые из России домой трудовыми мигрантами.
  • Беженцы в Кыргызстане и Таджикистане после вывода войск НАТО

Беженцев не ждите!

Chatham House утверждает, что элиты пост-советской Центральной Азии не думают, что процессы в Афганистане грозят соседней Центральной Азии большими потоками беженцев.

Центральная Азия не является самым желанным для переезда регионом, иначе потоки афганских беженцев давно бы захлестнули Кыргызстан и Таджикистан

в 2001-м г., когда Талибан глубоко продвинулся в северные провинции Афганистана и стал завоевывать долину Пянджшер. Пакистан и Иран предлагают достаточно приемлемые условия для беженцев, которые сформировали в этих странах свои сети и организации, но Таджикистан совершенно не приветствует беженцев с юга. На юге Таджикистана присутствует небольшая диаспора афганских беженцев, покинувших родину после гражданской войны 90-х г., но к этим людям применены весьма жесткие меры ограничения. Многие из них проживают на территории Таджикистана 10 и более лет, но до сих пор правительственные органы не дают им гражданства.

1454742993_12

Экономические последствия ухода НАТО из Афганистана для Кыргызстана и Таджикистана

В Центральной Азии недоразвиты экономические связи. Существуют колоссальные ниши для развития сотрудничества между странами этого региона, и в первую очередь это — энергетика.

Потенциал сотрудничества Афганистана с Кыргызстаном и Таджикистаном сдерживается нерешенными проблемами в Афганистане — разницей между властью в Кабуле и неформальными хозяевами целых провинций, а также нависающей угрозой того, что Афганистан распадется на этнические «провинции-крепости».

Пока что Chatham House единственным серьезным экономическим минусом напряженности в Афганистане считают упущенные возможности для всей Центральной Азии. Восполнить этот пробел пытаются США — посредством реализации концепции «Нового Шелкового пути» (от редакции: не путать с китайским «Одним поясом-одним путем»), в рамках которого экономика Афганистана будет плотно привязана к соседним странам. Его цель — построение торгового хаба, соединяющего Центральную и Южную Азии, Китай и Ближний Восток через Афганистан.

Центральноазиатские страны расценивают американский «Новый шелковый путь» как искусственный и механически привязывающий Афганистан к совершенно другому региону, в то время как другие глобальные игроки усмотрели в нем попытку США заработать больше политических очков за спиной КНР и России.

Пока политики Центральной Азии думают, как вести дела с Афганистаном дальше, американские солдаты пакуют вещи

Пока политики Центральной Азии думают, как вести дела с Афганистаном дальше, американские солдаты пакуют вещи

Эксперты Chatham House пишут, что два ключевых региональных проекта — Проект электропередачи и торговли Центральной и Южной Азии (CASA-1000) и трубопровод «Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия» (ТАПИ) — постоянно наталкиваются на различные проволочки и прочие затруднения.

В случае успешной реализации проекта из Кыргызстана и Таджикистана в Афганистан и Пакистан по кабелям направлялись бы 1300 мегаватт излишков электроэнергии, генерируемой в летний эксплуатационный период. Афганистан бы стал транзитной территорией.

Но самой первой препоной являются раздутые расчеты расходов. В 2014-м Всемирная банковская группа и Исламский банк развития согласились финансировать проект, был даже подписан соответствующий договор между странами-участницами, но пока ничего не сдвинулось с места.

Ошибка США

Chatham House считает, что CASA-1000 так и останется еще одним проамериканским проектом, застрявшим на фазе планирования из-за неправильной оценки фактов. Например, в дополнение к рискам, связанным с необходимостью строить инфраструктуру в Афганистане, непонятно, получит ли этот проект достаточные объемы электроэнергии. Потребление электричества в самой Центральной Азии постоянно растет, и скорее всего объемы свободного электричества год от года будут сокращаться. Таджикистан поставлял в Афганистан электричество с 2007-го г., но в последнее время вынужден сокращать ватты, отгружаемые на юг. Без дополнительных объемов электричества с каскада гидроэлектростанций на реке Рогун Таджикистан не сможет обеспечить экономическую эффективность поставок электричества не экспорт. Проекту Рогуского каскада ГЭС яростно сопротивляется Узбекистан, так как Рогунская дамба, если будет построена, то кардинально поменяет баланс сил в управлении водными ресурсами Центральной Азии.

Проект CASA-1000, кажется, так и останется невоплощенной американской мечтой

Проект CASA-1000, кажется, так и останется невоплощенной американской мечтой

Трубопровод ТАПИ также сопряжен с большим количеством проблем. Стоимость строительства ТАПИ была оценена в 8 миллиардов долларов США, но по сей день нет надежного источника обеспечения этой суммы. С проектом также сопряжены риски в области безопасности, на это еще наслаивается сложный рельеф местности, высокое содержание серы в туркменском газе и проекты-конкуренты, лоббируемые Ираном и Катаром.

Даже если кончится война…

Даже в случае внезапного установления мира и стабильности в Афганистане, проблем с интеграцией в экономики соседей у этой страны меньше бы не стало. Потенциально конфликтные вопросы в отношениях с соседями — это вода и энергетика. Афганистан может стать важным участником центральноазиатских переговоров на предмет воды, хотя постсоветские республики в начале 90-х гг. XX века в свои дискуссии по поводу распределения и управления водой Амударьинского бассейна Афганистан не включили. Некоторые эксперты полагают, что в случае экономического развития Афганистан активно включится в процесс дискуссий и будет требовать свою долю в воде Амударьи и Пянджа, на которую он имеет право по договору от 1964 г. с СССР. Сегодня Афганистан использует только 25% от квоты, устанавливаемой указанным договором. Это может вылиться в проблемы в отношениях с северными соседями.

Центральноазиатские республики не сильно страдают от недостатка воды, но эксплуатируют непропорционально большие объемы для полива урожая, растущего на истощенной и запаханной почве. За это

Центральную Азию в некоторых международных кругах называют «самым крупным водорастратчиком планеты»

Существуют и другие препятствия на пути экономической интеграции в регионе. В дополнение к тому, что Узбекистан мешает проектам ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане, он еще ставит препоны для развития железнодорожного сообщения из России и Ирана в Таджикистан и перекрыл линии поставки электричества из Туркменистан в Таджикистан транзитом через свою территорию.

Но есть и позитивные моменты. Например, строительство железной дороги «Туркменистан-Афганистан-Таджикистан», завершение строительства которой запланировано на 2016 г. Это даст Таджикистану возможность развивать торговлю вне зависимости от политических намерений Узбекистана. При этом строительство линий электропередач через северный Афганистан из Туркменистана решит проблему узбекского произвола.

Что будет, когда США окончательно уйдут из Афганистана? Прогноз экспертов

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter