Нур-Султан
Сейчас
14
Завтра
18
USD
423
-1.75
EUR
499
-5.37
RUB
5.64
-0.04

Аукцион был с намеком — коррупции нет, возвращайтесь! — эксперт

12995

Практика привлечения инвестиций для разработки государственных месторождений посредством аукциона весьма распространена во всем мире. Однако в условиях, когда экономика Казахстана находится в глубоком кризисе, пытаясь залатать бюджетные дыры, возникают серьезные опасения — насколько адекватную цену предложили инвесторы?

Правила игры поменялись

Стартовая цена за все 49 месторождений составила 190 млн тенге. Всего

По данным Министерства по инвестициям и развитию Казахстана, на участие в аукционе было подано 106 заявок от 92 компаний, из них 5 иностранных, которые в итоге не выиграли ни одного лота.

– Конечно, аукцион вызывает неоднозначную реакцию — с той точки зрения, что мы распродаем свои недра. Но надо понимать, что

в рамках этого аукциона осуществлялась продажа, по большому счету, мелких месторождений,

разработку которых государство делегировало компаниям локального уровня. И правильно сделало. Само государство подобного рода проектами заниматься не будет, – считает политолог Сергей Акимов. – В целом этот аукцион можно расценивать положительно, особенно если учесть, что у нас традиционно сфера добычи природных ресурсов является крайне закрытой. Распределение этих контрактов ранее проходило за закрытыми дверями без шансов на конкуренцию. Иначе говоря, даже имея очень большие деньги, купить месторождение, как правило, было невозможно.

По мнению эксперта, правительство решилось на этот шаг не только из-за спасения бюджета, а ради демонстрации новых правил игры.

– Правительство этим шагом хочет показать, что мы меняемся, мы готовы работать по-другому, готовы отходить от коррупционных схем

и переходить к более открытому формату действия. Это сигнал для инвесторов и, на мой взгляд, не столько иностранных инвесторов, сколько для возвращения капиталов, ранее вывезенных из страны богатыми казахстанцами, – уверен Сергей Акимов.

– Я не знаю, по каким правилам допускались участники. Возможно, что кто-то хотел больше заплатить и не был допущен по каким-то документам, – выразила сомнения в предельной открытости аукциона депутат мажилиса парламента Айгуль Соловьева. – Я не знаю, насколько качественно был выполнен данный аукцион, но то, что небольшие месторождения отдают в приватизацию – это правильный процесс и правильная тенденция. Глупо просто сидеть на недрах – возможно, завтра и нефть, и золото будут вообще невостребованы. Но здесь главное не просто продать, а проследить, чтобы они эффективно работали и платили налоги, чтобы бизнес у них состоялся. Проще говоря, чтобы не зарубить курицу, а создать условия, чтобы она яйца несла. То, что в таких сложных условиях бизнес проявляет интерес к сырьевому рынку, в принципе, это хорошая тенденция. Если идут инвестиции, это говорит о доверии. Инвестиции – это строительство, рабочие места, оплата налогов…

Сколько стоят наши недра?

Представители добывающих компаний активно торговались за золотоносные месторождения «Наурызбай» и «Алтынсай» в Карагандинской области. Стартовая цена месторождений выросла в сотни раз – до 280 млн тенге, став самыми дорогими лотами. Месторождение «Мыстобе» в этом же регионе ушло с молотка за 240 млн. Восемь лотов по добыче полиметаллических руд, бериллия, титановых руд, кировых и битуминозных пород были отменены из-за неявки претендентов.

– Конкурс есть конкурс, бизнес исходит из того, насколько сможет окупить свои проекты, и тоже осторожничает, поэтому здесь нормально все, – прокомментировала Айгуль Соловьева такое ценообразование.

Между тем, эксперты-геологи отказались от комментариев по вопросам аукциона, сославшись на незнание подробностей.

Два миллиона, даже если это начальная цена, не может быть стоимостью месторождения, каким бы оно ни было, – говорят геологи, – либо там есть свои «подводные камни», либо недра проданы за копейки.

– Они правы, это не цена месторождения, – говорит Толкын Сыздыханова, начальник управления организации конкурсов и прямых переговоров Департамента недропользования Министерства индустрии и новых технологий РК. – Цена на аукционе – это всего лишь подписной бонус (подписной бонус является разовым фиксированным платежом недропользователя за приобретение права недропользования на контрактной территории, — прим.). Это не оценка месторождений – это такой вид налога.

По словам представителя министерства, условия аукциона были весьма жесткие и многие компании отказались играть по таким правилам.

– По условиям конкурса, победитель должен сделать очень многое. Все, кто согласился с этими условиями, участвовали в аукционе, – объясняет Толкын Сыздыханова. – В будущем они ежегодно должны будут платить по 1000 МРП на социальные расходы плюс 2000 МРП как ежегодные расходы при добыче. Ежегодно на обучение казахстанских кадров они будут отдавать 0,1% от инвестиций на разведку и 0,2% от инвестиций на добычу, а это очень большие деньги, на них можно очень много людей обучить. Есть у них и обязательства по НИОКРу (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, – прим.) – 1% от совокупного дохода инвестор должен будет направлять на научно-исследовательские и конструкторские работы.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter