18+
Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
18
USD
379.36
0.00
EUR
424.47
0.00
RUB
5.88
0.00

Почему «буксует» госпрограмма рефинансирования ипотечных займов в РК?

Программа была принята правительством весной, но по данным на начало осени количество удовлетворенных банками заявок было минимальным. Мы обсудим вопросы реализации программы с директором департамента защиты прав потребителей финансовых услуг Нацбанка РК, Александром Терентьевым.

— Как ситуация с рефинансированием валютной ипотеки обстоит сейчас? Как на нее повлияла девальвация и новая ситуация на валютном рынке?

Снимок экрана от 2015-11-17 10:09:01— В рамках исполнения поручения Главы государства в апреле 2015 года разработана программа рефинансирования жилищно-ипотечных займов. На реализацию программы Нацбанк из собственных средств выделил 130 млрд. тенге. В программе участвуют 10 финансовых институтов — 9 банков второго уровня и Казахстанская ипотечная компания. Разработке данной программе предшествовала серьезная аналитическая работа. Сегодня основной долг в Казахстане по жилищно-ипотечным займам составляет 1 трлн. 300 млрд. тенге. Доля проблемных займов составляет 14 %. Мы увидели, что основные проблемы ипотечных заемщиков сложились в 2004 — 2009 годы. Финансовые рынки развивались, банки активно кредитовали, заемщики охотно брали кредиты, приобретали недвижимость, не всегда рассчитывая свои финансовые возможности. И мы тогда допустили такой серьезный фактор риска — фактически оценка финансового состояния заемщика не проводилась и все было привязано к оценке залогового имущества. Но это опыт всех стран. И США, и Европа через это прошли. Много займов тогда выдавали в иностранной валюте, не все мы учитывали те риски, которые складывались. После корректировки валютного курса у этих заемщиков произошел рост налоговой нагрузки. С учетом всех сегментов проблем мы вывели эту проблемную группу и принято решение оказать помощь заемщикам 2004-2009 годов.

В программу вошли три категории заемщиков – социально-уязвимые слои населения, ипотечно-жилищные заемщики, ипотечные заемщики. В рамках выделенных 130 млрд. тенге мы планируем оказать помощь 25 тысячам проблемных заемщиков. 5-7 тысяч — это социально-уязвимые слои. Мы рассматривали две категории заемщиков – валютные и тенговые. Валютные разделены на две категории – те, кто уже испытывает финансовые сложности, и те, которые исполняют свои обязательства, но находятся в серьезной группе риска. В программу попали тенговые заемщики, но только те, которые имеют проблемные займы свыше 90 дней. За базовый расчет этой программы был взята только остаточная сумма долга. То есть в рамках этой программы все вознаграждения и пени, которые были начислены заемщиками в период неплатежеспособности, им будут прощены. Фактически заемщик возвращается в свое первоначальное положение. За счет прощения пени и вознаграждения, долговая нагрузка заемщика уменьшается на 50-70 %.

Несмотря на все нападки, которые поступают в адрес Нацбанка и департамента, основным преимуществом этой программы является то, что она создана при участии всех общественных объединений, которые присутствуют в сфере защиты прав потребителей по городу Алматы. Сюда вошли представители правоохранительных органов всех ведомств, депутатский корпус, а также представители большинства партий. Всего — 25 человек. Наша программа была принята единогласно, против только один голос. Это мы считаем своим первым положительным опытом. И вся работа по защите прав потребителей строится на доступности и открытости банка для клиента.

— Скажите, почему такая замечательная программа буксовала и сейчас пробуксовывает?

— Да, в рамках реализации этой программы мы столкнулись с большим количеством вопросов. Наша программа попадает под налогообложение. Мы столкнулись с тем, что часть общественных объединений не принимает программу, не соглашается с рефинансированием под 3 %, не соглашается снизить долговую нагрузку на заемщика на 50-70 %, а требует полного списания долга.

Мы столкнулись с непониманием банков второго уровня, потому что они теряют доход в таких условиях. Они вынуждены перестроить свою работу. Программа носит социальный характер, впервые мы вместе с банками стараемся помочь социально-уязвимым слоям населения. Очень много времени нужно для того, чтобы самим банкирам разъяснить эту программу. Мы для банков второго уровня подготовили методические пособия с разъяснениями и ответами на более, чем 100 вопросов. Отнесение к категории социально-уязвимых, статья 68 в законе о жилищных отношениях, там 12 пунктов. Даже собрать документы, подтверждающие, что ты «социально-уязвимый», очень сложно. Поэтому мы в комиссию включили представителей министерства здравоохранения и социальной защиты. Мы проводили семинары, занятия с банкирами, чтобы они понимали суть.

— Александр, я вас слушаю и у меня ощущение, что банкиры слегка лукавят. Это очень удобно. Государство разместило депозиты под эту программу. Это достаточно серьезные деньги. И таким образом, протягивая время, они зарабатывают. Им выгодно тянуть. Согласитесь? Есть какие-то санкции к банкам по отчетности или по невыполнению обязательств по программе? Или это все сойдет с рук?

— Правильный вопрос. Постановление правительства вышло 26 апреля. Договор с банками второго уровня был заключен в мае, и только в середине июня – начале июля эти деньги поступили в банки второго уровня. Началом программы мы считаем 1 июля 2015 года. Я в какой-то степени могу согласиться, что некоторые банки тянут время. Такие моменты есть. У нас были банки, которые требовали особые разъяснения, особое внимание. Но руководство Нацбанка занимает очень жесткую позицию. Согласно программе, возможен отзыв денег от банка второго уровня, который, на наш взгляд очень низко осваивает программу. Но виноваты не только банки второго уровня. Заемщик в этой программе сталкивается с проблемой. Когда банк второго уровня прощает заемщику пени и вознаграждения, он должен заплатить с прощенной суммы 20 % корпоративного налога и 10 % индивидуального налога. То есть с денег, которые банк не получит, он должен заплатить налоги. Соответственно банки требовали уплаты этого налога с заемщиков. Еще наши заемщики столкнулись с проблемами исполнительного производства — должны были уплатить 3 % госпошлины. Плюс некоторые заемщики должны были заплатить курсовую разницу. Мы постепенно решали основные сложные вопросы с банками второго уровня и общественными объединениями.

— Теперь все эти вопросы решены?

— Решены. Нужно терпение. 9 сентября мы внесли изменения в программу. Кроме того, в Нацбанк принял решение уплатить госпошлину за социально-уязвимые слои. Это дополнительная нагрузка на бюджет Нацбанка в 1,5 млрд тенге. Мы считаем, что свою социальную функцию Нацбанк должен выполнять, поэтому идем на такие расходы. Еще мы для ипотечно-жилищных заемщиков зафиксировали курс на 18 августа 2015 года, 188,35 тенге.

— Для тех, у кого была просрочка.

— Да. Но только для тех, у кого не было решения суда. Заемщики делятся на 2 категории. Есть решение суда, таких 80 %. Для них был зафиксирован курс на дату вынесения решения суда. Не поверите, сколько усилий потребовалось Нацбанку, чтобы эту норму зафиксировать. У нас осталось 20 % заемщиков, по которым нет решения суда, но имеется просрочка по кредиту. Для них Нацбанк решил установить курс 188, 35. В рамках компенсации курсовой разницы Нацбанк дополнительно выделяет 16 млрд. тенге, чтобы люди могли участвовать в этой программе.

— А добросовестные заемщики, получается не попадают в эту историю.

— Добросовестные заемщики все будут переведены в национальную валюту. К ним будет применяться курс на дату рефинансирования. Татьяна, вы прекрасно знаете как валютный заемщик, что процент по займам составлял в те годы около 14 % в среднем.

Снимок экрана от 2015-11-17 10:07:41

— Получается у нас не выгодно быть честным. У меня, например, нет просрочек. Я добросовестно платила и плачу. И мне будут рефинансировать по текущему курсу. А если бы я не платила, я бы имела суды и в итоге мне бы простили штрафы и пересчитали кредит по низкому курсу

— Вы задаете правильный вопрос. Первая программа помощи заемщикам, была реализована в 2009 году. Она была направлена на заемщиков, которые не имеют просрочку, но в данный момент начинают испытывать трудности. По той программе было рефинансировано около 30 тысяч человек. Им помогли, а проблемные заемщики остались. В 2009 году у них долг составлял значительно меньше. Если процентная ставка например 10 % в валюте, то с 50 тысяч долларов каждый месяц прибавлялось еще 5 тысяч. За 5 лет просрочки сумма долга увеличивается на 25 тысяч долларов. Это почти половина долга. Еще пеня. И ком нарастал, нарастал, негодование росло. Но дело даже не в негодовании. Мы видели, что население Казахстана находится в затруднительном положении. Фактически все эти заемщики сейчас находятся под угрозой выселения. Если средняя семья – это 4 человека, то 25 тысяч заемщиков – это 100 тысяч человек могут оказаться на улице… Поэтому в нашей программе основной фокус на проблемных заемщиков.

Но я хочу сказать, что такие меры не будут постоянными. Ответственность заемщика за все принятые решения ложится на него самого. есть Допустим, заемщик – многодетная семья, которая крохи ест, но продолжает платить. А есть заемщик, который вообшще не платить по кредиту. Такие заемщики в программу не попадут. Таких программ больше не будет. Мы ходим создать дополнительный механизм для стандартных заемщиков с учетом выхода на просрочку. Но там будет сложный механизм. Нас банки часто обвиняют в том, что мы создаем иждивенческие настроения в обществе. В определенной степени мы с ними согласны. Потому что нарисован образ заемщика, который из-за сложившихся обстоятельств не может платить. Но ипотечные заемщики брали на развитие бизнеса, они писали бизнес-проекты, брали на себя риски.

В ипотечно-жилищном кредитовании мы создали иллюзию, что покупаемая в кредит недвижимость — это собственное имущество заемщика. Но фактически это имущество, приобретенное на средства банка. Имущество оформлялось на заемщика, потому что банкам было запрещено заниматься этим. Во всем мире применяется практика, что заемщик имеет частичные права на управление имуществом – только платить налоги, содержать. А фактическим владельцем становится только, когда он рассчитается с банком. Заемщик должен нести ответственность за свои действия. До 2008 года мы все процветали. Общество не знало, что такое мировой кризис. Сегодня — это очередная попытка государства разрешить эту проблему. Сейчас ситуация такая, что проблемные заемщики отказываются участвовать в программе. Пишут лозунги – плохая программа, 3 % для нас непосильны. Те, кто не хотят участвовать, могут отказаться, тогда мы расширим программу для социально-уязвимых слоев, взявших кредит в 2010-2014 годов. Думаю, найдется большое количество желающих перевести свои 11-14 % валютные обязательства в тенге под 3 % на 20 лет. Мы же видим по валютным заемщикам, у нас ежемесячный платеж сокращается в 5 раз. По валютным снижение в 5 раз, а по тенговым займам снижение платежей в 3-4 раза.

— Я не знаю, назвать ли вас представителем потребителей или представителем банков. У вашего департамента такая серединная позиция…

— Я до обеда убеждаю заемщиков, они любят у нас пикетировать. После обеда мы собираем банки второго уровня и рассказываем, что мы не есть зло, а тот орган, который пытается оказать помощь заемщикам за счет государственных средств. Говорим, что нужно рефинансировать средства, активно участвовать в программе, искать механизмы и идти навстречу. А ночью, я смеюсь, мы пишем законодательство.

— Начала ли меняться ситуация после поправок сентября и решения об уплате госпошлины за счет Нацбанка? Закрутился маховик?

— Я вам скажу открыто. У нас заемщики поделились на две категории. Те, которые хотят быть в программе. Для них условия – госпошлина 3 %, курсовая разница 10 %, КПН 10 %. Усилиями банка и правительства мы снизили долговую нагрузку еще на 23 %.Но мы еще видим сопротивление. Появляются общественные объединения, которые пытаются меня заставить провести процедуру списания, которые требуют для себя льгот, потому что они много времени потратили на эту борьбу. Все заседания и с общественными объединениями, и с банками второго уровня проходят в рабочей группе. И чтобы не быть голословным, я предлагаю любому журналисту принять участие в нашей рабочей группе. Огромное спасибо министерству юстиции, если они нам активно помогут с исполнительным производством – отменят проблемным заемщикам все платежи, то программа просто пойдет на «Ура».

— Но статистика-то улучшается?

— Динамика есть. Мажилис одобрил изменения в налоговом кодексе. Мы госпошлину платим. Но теперь столкнулись с другой проблемой. Когда Нацбанк за заемщика погашает госпошлину, у заемщика появляется доход. Теперь он должен заплатить 10 %. Когда Нацбанк фиксирует курсовую разницу и пытается ее компенсировать, у физического лица опять появляется доход, нужно уплатить 10 %.

— Сколько там деталей…

Снимок экрана от 2015-11-17 10:08:23— Главное, что хочу сказать. Много рассказывают про массовые выселения. Я хочу заявить, что у нас массовые выселения заемщиков прекращены год назад. Есть отдельные случаи, но Нацбанк совместно с банками второго уровня такие выселения прекратил. Все заемщики, попадающие в программу, не подлежат выселению. И то, что говорят — раньше нас выселяли индивидуально, а сейчас массово – это неправда. У нас на каждого проблемного заемщика есть вся его кредитная история. И я вижу какой заемщик приходит к нам и пытается найти компромиссное решение проблемы, а какой игнорирует и просто требует для себя льготы. Поэтому массовых выселений нет. Есть выселения по решению суда. Сейчас общественные объединения активно муссируют это. Два случая выселения произошло – одно по решению суда 2010 года, другое по решению суда 2013 года. И получается Нацбанк стал центром, куда апеллируют все проблемные заемщики.

— И все-таки до какого времени действует программа? Заемщик, который прозрел, понял, что у него есть шансы, до какого времени он может обратиться в свой банк с заявлением?

— Все желающие могут участвовать в программе. Они все будут переведены под 3 % в тенге на 20 лет. Срок освоения денег у банков второго уровня составляет 9 месяцев — до марта 2016 года. В июле 2016 года банки должны уже предоставить отчет.

В марте должно произойти окончательное освоение денег по первой категории – «социально-уязвимые слои населения». Также мы включили в программу ипотечных заемщиков, которые закладывали жилье под другие займы. Они будут рефинансироваться, когда первая категория социально-уязвимых будет осуществлять возврат. То есть банки эти деньги обязаны разместить в течение 9 месяцев, возврат Нацбанку будет осуществляться по истечении 10 лет. С учетом внесенных изменений мы рассчитываем, что в программу попадет 40 тысяч заемщиков.

— Значит те, у кого жилищные займы могут бежать сейчас, чтобы все быстрее сделать. А с ипотечными займами когда обращаться?

— Мы не устанавливаем очередность. Они могут написать заявление. Банк обязан его принять и объяснить, что сейчас мы работаем с ипотечно-жилищными займами. При наличии свободных ресурсов мы к вам обратимся. Я это все говорю к тому, что мы просим банки второго уровня, чтобы процедура выселения была приостановлена не только для тех заемщиков, которые входят в программу, но и для тех ипотечных заемщиков, которые пока в программу не попадают, но могут попасть. Мы находим взаимопонимание. В настоящее время есть инициатива Нацбанка подписать меморандум, который позволит не выселять заемщиков, имеющих единственное жилье. Хочу обратить внимание, что главная цель этой программы – сохранить единственное жилье. Охватить максимальное количество проблемных заемщиков. И третий этап – дедолларизация нашей экономики. Освобождение ее от зависимости от иностранной валюты при выдаче ипотечно-жилищных займов. Не хочу делать рекламу или антирекламу банкам, поэтому не буду называть названия. Но 70 % банков активно идут, разрабатывают дополнительные программы. А есть банки, с которыми даже мы устали разговаривать. Мы говорим им: ОК. говорите своим заемщикам, что вы отказываетесь участвовать в этой программе и работайте с ними по своим правилам. Но банки на это не идут. Потому что это серьезный имиджевый шаг. Вопросов еще много.

— Заемщику, если у него критическая ситуация, в первую очередь бежать в свой банк или звонить в ваш департамент?

— Сначала идти в банк, вступить с ним в контакт. Мы видим, что нарушения банковского законодательства в отношении банк-заемщик практически отсутствуют. Из всего анализа обращений только 10 % связаны с юридическими нарушениями со стороны финансовой структуры. Основная масса запросов по пересмотру условий договора. Поэтому мы и внесли изменения в закон, которые позволят заемщику чувствовать себя защищенным.

— Давайте поговорим об этом в следующий раз. Уважаемые потребители финансовых услуг, смотрите на 365info.kz интервью с Александром Терентьевым и другими представителями Нацбанка. И я думаю, вы будете чуть лучше разбираться в том, что сейчас происходит на финансовом рынке. Спасибо!

Видеоверсию смотрите здесь