Нур-Султан
Сейчас
-13
Завтра
-15
USD
421
+0.75
EUR
507
-2.33
RUB
5.66
-0.06

Будущее Евразии: взгляд из Казахстана. Часть 1

5915

Рождение современной  Евразии

akimbekov

Султан Акимбеков

«В современном виде геополитика центральной Евразии сформировалась после распада СССР, — считает Султан Акимбеков. — Хотя такие важные элементы геополитической мозаики, как противоречия между США и Ираном, а также проблема Афганистана, фактически сформировались в последнее десятилетие холодной войны.

Главный же толчок к повышению геополитического значения Евразии, безусловно, последовал за распадом СССР. Образование новых независимых государств в центральной Евразии увеличило здесь количество самостоятельных субъектов с собственными интересами. Но регион центральной Евразии не сразу стал ареной геополитического противостояния.

В первые годы после распада СССР интерес к региону со стороны США, России и Китая был не слишком значительным, что объясняется комплексом причин.

1. Россия была занята процессами государственного строительства и только начинала формулировать комплекс своих интересов. Одновременно это был «романтический» период отношений Москвы с Западом в целом и США в частности.

2. Китай находился в начале траектории своей масштабной экономической трансформации, которая столкнулась с политическими трудностями в 1989 году во время событий на площади Тяньаньмэнь. Естественно, что центральная Евразия тогда не была а фокусе его интересов — основные усилия власти КНР поначалу прилагали к выстраиванию отношений с Западом и с развитыми соседями в Восточной Азии.

3. США и Запад в начале 1990-х гг. находились в статусе победителя в «холодной войне». Следствием этого стало снижение напряжения системы, нацеленной до этого на противостояние с СССР. Кроме того, Запад сконцентрировал свои силы в основном на «освоении бывших социалистических государств восточной Европы, на включении их в общую систему координат. Как следствие, в частности, США оставили без внимания Афганистан, что привело к разрушению здесь государственных институтов.

Все три великих державы были больше заняты своими собственными проблемами, а центральная Евразия оставалась предоставленной сама себе.

Присутствие Запада здесь в основном носило поддерживающий характер.

Приход «опекунов»

В середине 1990-х гг. «романтический» период в отношениях между новой Россией и США закончился и начался этап геополитического соперничества между ними, к которому в той или иной мере были подключены другие региональные государства. Проявлением такого соперничества стала борьба вокруг транспортного коридора из Южной Азии через Афганистан в Центральную Азию.

Интересы России были связаны главным образом с сохранением своего преимущественного влияния в Центральной Азии. Это имело значение с точки зрения обеспечения безопасности протяженных границ РФ со странами региона. Для достижения этой цели

Москва стремилась предотвратить присутствие третьих стран в Центральной Азии, в первую очередь США

Главная задача заключалась в том, чтобы избежать стратегического окружения России недружественными государствами. В Москве подозревали наличие у США и Запада некоей стратегии по созданию «санитарного кордона» по примеру действий Англии и Франции в Восточной Европе после Первой мировой войны и революции 1917 года. Цель «санитарного кордона» в то время заключалась в том, чтобы помешать восстановлению одновременно Германской и Российской (Советской) империй. Отсюда вытекала тактика ответных действий — помешать появлению недружественных стран по периметру российских границ. Один из способов заключался в сохранении статус-кво в географически изолированном регионе Центральной Азии, все основные транспортные коридоры которой в то время проходили через территорию России. Соответственно, тактика действий Москвы примерно с середины 1990-х гг. состояла в том, чтобы помешать США создать новые транспортные коридоры в Центральную Азию.

Для США было важно не допустить, чтобы государства региона снова могли бы стать частью российского политического пространства.

Поэтому США в частности и Запад в целом все последние 20 лет активно поддерживали новые варианты транспортных маршрутов через Кавказ и Афганистан.

Стоит отметить также позицию Китая. Пекин стал играть важную роль в конкуренции транспортных коридоров в Центральную Азию с середины 1990-х годов. Со строительством в середине 2000-х годов нефтепровода Атасу-Алашанькоу, а также газопровода «Центральная Азия-Китай» и созданием сети новых железных дорог через Казахстан,

КНР фактически создала самый динамично развивающийся транспортный коридор в регион Центральной Азии с большим потенциалом.

Нужно отметить, что именно Китай, как самостоятельный игрок на центральноазиатском направлении, внес новое содержание в геополитическое соперничество в регионе. Экономические интересы страны и связанная с ними инициатива создания Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) способствовали переводу геополитического противостояния в геополитическую плоскость.

Особенно наглядно это проявилось в ходе существующего в настоящее время конфликта России и Запада. Москва в рамках «восточного поворота» своей политики была вынуждена идти навстречу инициативам Пекина. Это привело к тому, что

Китай все больше становится основным игроком в регионе центральной Евразии, ввиду, в том числе, больших экономических возможностей, превосходящих Россию и даже США.

При этом китайская сторона, в отличие от российской, вполне позитивно смотрит на транспортные коридоры, включая те, реализация которых предлагается Соединенными Штатами. Для Китая экономическое продвижение в западном направлении имеет больший приоритет, чем традиционно присущие России опасения по поводу американского присутствия в регионе.

 

запасы нефти и газа

Запасы нефти и газа в странах Центральной Азии

Между тремя державами

Казахстан находится между интересами трех великих держав — Китая, России и США. Интерес к региону имеют (и являются здесь активными игроками) Евросоюз (как в целом, так и на уровне отдельных стран), Иран, Индия, Пакистан, Турция, Саудовская Аравия. Этот интерес может иметь разные мотивации. Например, у Турции она связана с влиянием в исторически тюркоязычном пространстве, а также с экономическими интересами.

У Пакистана интерес связан с открытием транспортного коридора на Север с целью преодоления невыгодной для экономики страны транспортной изоляции. У Саудовской Аравии — с религиозным объединением «новых мусульманских территорий», которые после распада СССР представляли собой «чистую доску» (tabula rasa).

Но в любом случае регион Центральной Азии в целом и Казахстан в частности фактически находятся в главном центре основных противоречий в мире и борьбы интересов. В этой ситуации основные интересы Казахстана в Евразии связаны с задачами экономического развития и продолжением модернизации страны и всего региона при одновременном сохранении геополитического баланса сил между всеми основными игроками. Последнее обстоятельство имеет большое значение в связи с тем, что

любой конфликт интересов между великими и региональными державами в Евразии приводит к ухудшению условий экономического развития.

Будучи страной, не имеющей выхода к морю, Казахстан поддерживает все проекты создания транспортных коридоров. В идеале, страна могла бы стать транзитным хабом для путей «Север-Юг» и «Запад-Восток», что обеспечит развитие страны даже в том случае, если сырье
перестанет быть источником финансирования. Кроме этого, система транспортных коридоров заметно снижает уровень геополитической напряженности, что также является нашей важнейшей задачей.

В интересах Казахстана — следование многовекторной политике в условиях сужения пространства для маневрирования. Например, это стало следствием последнего конфликта России и Запада. Проведение последовательной многовекторной политики выгодно не только Астане, но и крупнейшим игрокам,

они могут полагаться на Казахстан, зная, что он не будет раскачиваться, словно маятник, в своей внешней политике.

Это, в принципе, увязывается и с другой общей стратегией — играть важную роль в оркестре лидирующих стран.

Наконец, для развития Казахстана необходимо решение проблем безопасности. Любая нестабильность в регионе может представлять угрозу для модернизации и развития.

О том, какие риски и возможности есть у Казахстана в сложнейшей геополитической мозаике Евразии — читайте в следующей статье.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter