Нур-Султан
Сейчас
-18
Завтра
-11
USD
420
-0.42
EUR
510
-1.68
RUB
5.72
0.00

«Коррупция погубит Китай»: специфика внутренней борьбы в элите Поднебесной

1929

Во-вторых, вполне очевидным оказался упадок морали в обществе, а главное – девальвация тех ценностей, которые пропагандировала Компартия.

В-третьих,

в Китае произошло усиление локальных и региональных кланов. Появилось много людей, обладающих не только богатством, но и политическими позициями.

Они видят себя не просто менеджерами, но хотят присутствовать в политике. Новому руководству нужно было срочно решать эту проблему, поскольку существовал риск того, что экономические возможности этих кланов очень быстро перерастут в политические амбиции.

В-четвертых, само новое руководство оказалось немонолитно, в нем (хотя это деление достаточно условно) присутствовали представители трех фракций:

  • «шанхайцы» во главе с Цзян Цзэминем;
  • «комсомольцы», являющиеся в своем большинстве выдвиженцами Ху Цзиньтао;
  • «принцы» – дети, внуки и родственники руководителей КПК и КНР первого и второго поколений.

Каждая из этих групп имеет свои интересы в экономике, а главное – по-своему видит будущее Китая, а это означает, что противодействовать этим кланам будет непросто, но еще сложнее будет проводить новые преобразования, так как предлагаемый руководством КПК и КНР новый курс во внутренней и внешней политике однозначно принимается отнюдь не всеми.

Наконец, новому руководству КПК и КНР было необходимо не только добиться поддержки китайского социума, но и мобилизовать его активность на достижение новых целей. Сделать это с помощью законов и деклараций о совершенствовании системы социального обеспечения или путем кампании «по борьбе с коррупцией и разложением» очень непросто.

Людям нужно было предложить новую национальную идею, во имя достижения которой они были бы готовы смириться с некоторыми временными трудностями. Тем более что Китай теряет свои конкурентные преимущества, и рост социально-экономических проблем вполне предсказуем.

Все эти факторы и предопределяют как фракционность в высшем руководстве КПК и КНР, так и специфику политической борьбы в нем. Сегодня эта борьба ведется сразу по нескольким направлениям:

  • в области идеологии (точнее, выборы пути дальнейшего развития Китая);
  • на региональном уровне (каждая из властных группировок стремится сосредоточить финансовые и экономические ресурсы в контролируемых ею регионах);
  • на уровне трех обозначенных выше группировок во власти (за укрепление своих позиций во власти и вербовку новых кадров).

Каждое из этих направлений заслуживает особого внимания, поскольку игнорирование любого из них грозит не только крахом КПК, но и крахом государства.

Стратегия Си Цзиньпина: восстановить моральный дух партии

Действия Си Цзиньпина по наведению порядка в стране, с одной стороны, были довольно предсказуемыми, но с другой – оказались несколько неожиданными.

Как и все его предшественники, начал он с формирования собственной команды. Причем начал с регионального уровня, сменив большую часть руководителей комитетов КПК.

Уже к середине 2013 года на региональном уровне была проведена масштабная кадровая чистка партийного и государственного аппарата и осуществлена замена представителей конкурирующих кланов людьми из «команды Си Цзиньпина».

Вторым его шагом стало укрепление собственных позиций в Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и вообще силовом блоке. Это было необходимо как в силу особого места, которое занимает НОАК в системе политической власти в КНР, так и в связи с выявленным в ходе разбирательства по делу Бо Силая фактом участия некоторых высших офицеров НОАК в антигосударственном заговоре.

Третьим шагом стало объявление масштабной кампании «по борьбе с коррупцией и разложением». ЦК КПК пришлось признать очень неприятную истину: личные материальные интересы преобладают в настроениях правящего класса. И чтобы восстановить изрядно упавший имидж КПК и ее способности управлять государством, партии необходимо очистить свои ряды. Как было заявлено Си Цзиньпином, «коррупция и разложение актуализировались настолько, что способны в конечном итоге погубить партию и государство. Вся партия должна очнуться и начать бить тревогу».

Именно усилия по восстановлению морального авторитета КПК, главной составляющей которых и стала кампания «по борьбе с коррупцией и разложением», являются центральным элементом сегодняшнего курса Си Цзиньпина. И это вполне справедливо, поскольку для того чтобы начать проводить серьезные социально-экономические и в особенности политические реформы, новому руководству надо сначала провести их в КПК, и прежде всего — в руководстве КПК.

Более того, поскольку в коррупционных преступлениях замешаны большинство партийных и административных кадров высшего звена,

масштабная «борьба с коррупцией и разложением» дает возможность Си Цзиньпину параллельно избавиться и от своих политических противников, заменив их своими ставленниками

Свидетельство тому – масса дел по так называемым «тиграм», в числе которых, как правило, оказываются представители «шанхайского клана» и реже – близкие к нему «комсомольцы».

Четвертый шаг – прямая апелляция к народу. Несмотря на впечатляющие результаты «борьбы с коррупцией и разложением», должного эффекта данная кампания, по-видимому, не дает. Именно по этой причине Си Цзиньпин параллельно использовал и то, что в свое время сделал Мао Цзэдун, когда обратился к молодежи, заявив, что она является новым поколением, которое должно взять власть в свои руки. Это обращение оказалось эффективным в плане борьбы с политическими оппонентами, но привело к катастрофе в развитии страны.

Необычная ставка Си Цзиньпина

Си Цзиньпин апеллирует к представителям малого и среднего бизнеса: это отнюдь не мелкие лавочники, не «хунвэйбины» и «цзаофани», а зрелые бизнесмены, которые в отличие от представителей крупных корпораций деньги делали сами, а не за счет госкредитов, и во имя продолжения реформ готовы не только поддержать новое руководство КПК и КНР, но и «сдать» своих бывших патронов из конкурирующих группировок во власти. Для «борьбы с коррупцией и разложением» это открывает широчайшие перспективы, выводя Си Цзиньпина на роль руководителя, «стоящего над схваткой».

Именно по этим причинам, не отказываясь от концепции «управления государством на основе закона» (и фа чжи го) и регулярных кадровых чисток партийного и государственного аппарата (чжэндан и чжэнфэн), было принято решение дополнить меры законодательного характера прямым обращением к народным массам.

Наиболее заметными событиями на этом направлении стали:

  • принятие так называемых «восьми указаний», запрещающих бывшим лидерам вмешиваться в политические и государственные дела;
  • появление нового лозунга «китайская мечта» (чжунго мэн), во имя достижения которой предлагается не только проводить все реформы, но и вести бескомпромиссную борьбу с теми, кто с этим не согласен;
  • кампания по претворению в жизнь «восьми указаний» ЦК КПК, постепенному улучшению стиля работы, решительному противодействию формализму, бюрократизму, гедонизму и роскоши;
  • воспитание так называемых «социалистических ценностей» и апелляция к традиционным ценностям КПК периода революционной борьбы и первых лет существования КНР;
  • кампания по «улучшению стиля работы и налаживанию тесных связей с массами».

Создав условия для обеспечения поддержки своего курса со стороны народа и региональных властей, Си Цзиньпин сделал пятый шаг – усилил свои личные позиции в высшем руководстве КПК и КНР.

Впервые в истории КНР он отказался от традиции коллективного руководства, позиционируя себя как верховного лидера в рамках жестко централизованной политической системы и возродив формат «малых руководящих групп», координирующих выработку государственной стратегии в различных областях и возглавив многие из них.Личное руководство позволило обеспечить эффективный контроль за проводимыми преобразованиями и добиться ускорения темпов их реализации.

Скорее всего, этот шаг был продиктован тем обстоятельством, что сегодняшнее руководство Китая немонолитно, а сам Си Цзиньпин стал верховным лидером Китая в результате переговоров и компромисса между упоминавшимися выше властными группировками. А это свидетельствует, во-первых, о том, что людей, на которых Си Цзиньпин может полностью положиться, в его окружении не так много. А во-вторых, группировки внутри высшего руководства КПК и КНР не только существуют, но и обладают реальной властью. Пусть и несопоставимой с властью самого Си Цзиньпина и его окружения, но достаточной для того чтобы не только противостоять сегодняшнему политическому курсу, но и дестабилизировать ситуацию в стране.

О последнем в частности свидетельствует как заявление Си Цзиньпина на заседании Политбюро ЦК КПК в конце 2014 года о том, что в 2015 году он не допустит существования политических фракций внутри партии, так и ряд менее очевидных, но говорящих самих за себя фактов.

Наконец, шестой шаг – объявление кампании по борьбе не только с «мухами», но и «тиграми». Именно этот шаг Си Цзиньпина демонстрирует его стремление расправиться со всеми руководителями кланов и структур, параллельных официальной власти. Когда какой-нибудь «большой тигр» попадается в ловушку, всплывает на поверхность «клика» или «банда», связанная тесными корпоративными узами. Именно после начала этой кампании китайская печать впервые заговорила о фракционности в КПК.

Чрезвычайно важно, что это стремление Си Цзиньпина имеет широкую поддержку общественного мнения Китая, символизируя сформировавшийся в обществе консенсус относительно опасностей, порождаемых неэффективной системой госуправления и падением авторитета КПК.

Делать какие-то прогнозы о политическом будущем Китая – задача неблагодарная. В сегодняшней политической системе Китая мало прозрачности. Сложно понять, кто там кого поддерживает и кто действительно лоялен к Си Цзиньпину. Многие идут за ним потому что в данный момент он у власти. Но все может легко измениться. Что будет, если экономика замедлится? Что будет, если начнутся массовые социальные протесты или произойдет открытое столкновение элитных групп?

Сегодня в Китае все очень нестабильно и непредсказуемо, и одна из основных причин этой непредсказуемости – антикоррупционная кампания Си Цзиньпина, которая (не без оснований) уже сейчас больше походит на политическую борьбу элитных группировок.

Продолжение следует.

 

Статья любезно предоставлена журналом «Центр Азии».

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter