Нур-Султан
Сейчас
14
Завтра
18
USD
423
-1.75
EUR
499
-5.37
RUB
5.64
-0.04

«Назарбаев хотел со мной поссориться, но передумал», — режиссер Головинский

11585

— А где их фильмы можно увидеть?

— А это уже другой вопрос. Если игровое кино «Казахфильма»  можно увидеть хоть иногда, то документальное изредка бывает на телеканалах. Есть хороший договор с каналом СТВ. Я им подарил свои 20-30 фильмов.

— Всего их более 40 у тебя?

— Да. И они каждый год показывают их. Фильм «Возвращение золотого человека».

— Это историческая лента?

— Нет. Я в этом фильме решил, хотя бы для себя, ответить на вопросы о флаге и гербе — государственной символике. Орел на нашем флаге крыльями кого оберегает? Что означает наш герб? Тогда я нашел авторов флага и герба. Сегодня автора герба, Шота Валиханова, уже нет.

Темир Бегимбет – художник, в моем фильме не стесняясь сказал, что когда-то бегал по площади и кричал: «Русские, уезжайте вон из Казахстана!» А потом в этом же фильме говорит: «Когда увидел, что уезжают не какие-то абстрактные русские, а мои соседи, друзья-художники, то сегодня хочу сказать: «Русские, оставайтесь. Это наша страна. Давайте вместе строить!»

Вторым героем у меня стал Юрий Петрович Аравин – мой близкий друг. Он всю свою жизнь, следуя по стопам своего отца, посвятил изучению и пропаганде казахской национальной музыки. Я изучил истории этих двух людей и в конце фильма собрал всех героев в ауле Темира Бегимбета. Авторы фильма и жители аула — все встали на финальную фотографию. Это и есть «Возвращение Золотого человека».

— У тебя дома есть флаг?

— Есть. Два.

— А ты его вывешиваешь?

— Нет. У меня он над камином и над стеллажами.

— А ты в курсе, что недавно одного гражданина оштрафовали на 400 тысяч за ненадлежащее использование флага?

— Ну, это цирк.

— А кто циркач?

— Тот, кто его оштрафовал.

— Почему? Есть закон.

— Значит – неправильный закон. Пусть тогда зайдут ко мне в дом и оштрафуют.

Ты голосовал за депутатов, принимающих закон?

— Голосовал.

— Значит, ты с ними согласен.

— Если я голосовал, это не значит, что они не могут ошибаться.

— Вот тебе тема. Развивайте.

— Если бы Головинский имел миллион, он развил бы любую тему, которая ударит ему в голову. А я, как только нахожу тему, много времени трачу на поиск того, кто меня профинансирует. Потому что кино стоит дорого.

— А кто финансирует?

— Три последних фильма финансировало государство. «Трагедия триумфатора» — двухсерийный фильм, получивший главную национальную кинопремию «Кулагер-2010» — о Мухтаре Омархановиче Ауэзове. Я прочитал замечательную книгу российского писателя Анастасьева из серии ЖЗЛ. Не в Казахстане, не казахстанский писатель, не казах написал книгу об Ауэзове. И по ней я снял фильм.

— Аплодирую.

— С тем же Анастасьевым я снял фильм о Нурпеисове. Горжусь этим фильмом, потому что в отличие от Ауэзова, у меня показан живой, абсолютно нервный, великолепный писатель. Возможно, самый лучший писатель Казахстана, автор книги «Кровь и пот». Сейчас я снимаю фильм о Морисе Давыдовиче Симашко. Три эти фильма финансировало государство. Зато я могу похвастаться тем, что за 7 фильмов о президенте я не брал у государства ни копейки.

— А что этим хвастать? Ты снимаешь историю нашей страны.

— Когда я снимаю фильмы о президенте, я не хочу, чтобы государство меня контролировало. Чтобы кто-то сидел и меня редактировал. Я вспоминаю. В 1992 году я снимал фильм «Час с президентом». Пригласил президента к себе на студию. Я тогда нашел деньги на фильм.

Кстати, Булат Абилов, который потом кричал, что никогда не помогал президенту, профинансировал этот фильм.

После ко мне пришла вся команда президента и говорит —  убери здесь про языки, убери, где немцы хотят автономию, убери… Я говорю: «Вы что, давали мне деньги? Я получил их от Абилова без права вмешательства в мое кино. Я делаю его, как считаю нужным. Заданные вопросы хоть и жесткие, но интересны ответами героя. Зачем преподносить президента какими-то укусами, когда можно задать жесткий вопрос? И ответ будет всем понятен». Они ушли. И 31 декабря того же года меня пригласил президент, чтобы этот фильм посмотреть вместе со мной. Я пришел. Это было в 6 вечера. Он мне говорит: «У тебя завтра день рожденья. Я хочу вручить тебе подарок сегодня, до фильма. Потому что мои ребята говорят, что фильм у тебя не получился. И дарить подарок после, как мы с тобой поругаемся – неудобно». Я принял подарок. Сказал: «Давайте соберем всех ребят, которые ко мне приходили».

— Что подарил?

— Две шикарные кофейные чашки. Он знает, что я пью кофе. Сели смотреть фильм. Президент говорит: «А вот здесь хорошо, вот здесь хорошо!» Фильм закончился. Он говорит: «Что вам здесь не понравилось?» Они: «Головинский уделил мало внимания экономике». Президент говорит мне: «Что-нибудь добавишь?» Я говорю: «Фильм готов. Что его переделывать?» Он говорит: «Чтобы через неделю фильм был в эфире»… Есть такой ещё опыт — «Размышления о Евразийском союзе» — фильм, снятый на деньги крупной российской компании. Приезжали, хотели что-то сделать, обратились ко мне за рекламой. Я сказал: «Давайте деньги на фильм потратим, сделаем, что думает президент о Евразийском союзе». В 1994 году президент вернулся из Москвы. Он читал лекцию в МГУ и его не поняли. Он расстроился. Я предложил ему — все, что он думает о Евразийском союзе, рассказать мне. А потом я проехал по Москве и Питеру и собрал с десяток мнений – Собчак, Зюганов, другие. У этого фильма целая история. Я отправил его в Москву. Это было в 1994 году, когда в начале декабря Ельцин ввел войска в Чечню. Через 3-4 дня мне позвонила Надя Белканова.

— Напугал. Я думал, чеченцы позвонили.

— Нет. Бывший наш главный редактор молодежной редакции, которая в 1990 году переехала в Москву и работала там на Центральном телевидении. Она говорит: «Посмотрели твой фильм. У нас 15 или 16 декабря стоял фильм «Борис Ельцин», но мы не поддерживаем, что он ввел войска в Чечню. И мы убрали этот фильм. Поставили в эфир «Размышления о Евразийском союзе» Головинского. Мы хотели позвонить в администрацию президента. Но фильм твой – ты и сними сливки. Завтра включите телевизор. И хотя написано «Борис Ельцин», будет идти «Назарбаев о Евразийском союзе».

— Ты сейчас мне рассказываешь о независимости творца?

— Да.

— Тебе не хватает денег на работу?

— Не хватает.

— И все равно ты согласен вот так искать деньги?

— Я по-другому жить не могу. Я старый, чтобы менять свои привычки.

Вот сейчас я честно пожалуюсь, что уже год ищу деньги на фильм «Чокан Валиханов в Петербурге». Государство готово дать. А я не хочу брать, чтобы оно не говорило мне, как снимать.

— А если бы все-таки государство встало бы на путь фиксирования истории через документалистику?

— Я тебе отвечу. Три фильма, которые я снимал с государством, являются собственностью государства. Ему принадлежат авторские права. Я не могу послать эти фильмы ни на один фестиваль, не могу показать по телевизору. Для этого нужно, чтобы договор заключали с «Казахфильмом» или министерством культуры. Фильм об Ауэзове, который получил главную кинопремию, не был отправлен ни «Казахфильмом», ни министерством ни на один фестиваль. Чиновники благополучно положили его – и все. У меня, правда, есть доброе предчувствие – директором «Казахфильма» стал мой друг.

— Брось ты это кумовство! Я за то, чтобы кинодокументалистика стала главным жанром. Чтобы потомки, посмотрев твои фильмы, сказали: «Вот какой был первый трамвай!»

— Знаешь, что самое грустное? Есть у на архив кинофотодокументов. Все, что относится к периоду с 90-х до 2000-х годов – почти провал. Кроме моих фильмов, туда попало еще несколько. Нечего будет найти там историкам. Прошло 25 лет нашей независимости. В Казахстане нет ни одного фестиваля документального кино. В России их — десятки. Был фестиваль «Евразия». Там было игровое и документальное кино. Выкинули документальное кино. Был фестиваль «Звезды Шакена», теперь — тоже нет. Вот тебе ответ.

— Получается, у нас нет школы документалистики.

— Почему нет? Ася Байгожина преподает в Жургеневке.

План есть у нас на документалистов?

— Нет.

Пусть государство не будет заказчиком. Пусть ты сделаешь, а государство у тебя купит.

— Не было ни одного такого предложения. Я небольшую прибыль закладываю в постановку. Я подарил свои фильмы каналу СТВ.

— Вот видишь. А говоришь – нет денег. Да ты – миллионер.

— Я готов подарить любому каналу, который меня покажет.

— Подари мне что-нибудь!

— Дарю. Вот фильмы Головинского об Алма-Ате. 8 фильмов. Режиссер Головинский. Сценарист Евгения Головинская. Ты знаешь — моя жена. Оператор Валерий Захаров. «Мой любимый троллейбус». «Бесконечные остановки». И еще 6 фильмов. Самому утреннему, дневному и вечернему алматинцу Васе Шупейкину. С уважением.

33333

Спасибо. Ты прошлый год весь носился с мыслью сделать фильм про Колпаковского.

— Я обращался в 10 российских структур. Почему в России? Есть такой казак Захаров. Он там рынками занимается. Обнимал меня, шашку мне на плечо укладывал.

А оно тебе надо? Человек с фамилией Головинский – казак?

— Говорю, давай снимем фильм про Колпаковского. Ни у кого денег не нашлось. Сейчас мы говорим о 70-летии Победы. Говорим об истории. Я хочу вспомнить о таком деятеле, который возглавлял «Казахфильм», был председателем Гостелерадио Казахстана — Камале Сейтжановиче Смаилове. Он выдал замечательную идею. В свое время был Сергей Смирнов, который записывал всех кавалеров ордена Солдатской Славы. Брал у них интервью. Пусть это не кинематографично, но он сохранил в истории их лица, их рассказы. Это был подвиг Смирнова. Камал Смаилов к 40-летию Победы предложил сделать 40 серий о казахстанцах, которые воевали, были на трудовом фронте. Сохраним память об этих людях. И все казахское телевидение в течение года снимало эти серии. Фильмы снимало 20 режиссеров. Могу похвастать, что 8 фильмов сделал я. По поручению Камала.

— Есть они?

— Они на казахском телевидении. Их показывали к 60-летию Победы. Когда они прошли, еще в советское время, был скандал. Нужно было выдвинуть 5 человек, в том числе и меня, на соискание Государственной премии Казахстана за создание такого сериала. Но в Москве их пнули. Сказали, что,

если верить этому фильму – получается, что казахи выиграли в Великой Отечественной войне.

Дураки все это решили. Если бы узбеки, украинцы – все сняли бы такие фильмы – какой бы это был кладезь!  Но я бы предложил эти фильмы Камала оцифровать, положить в Государственный архив кинофотодокументов.

— Да не иссякнет в тебе энергетика созидания!

Видеоверсию смотрите здесь.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter