Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
16
USD
431
+0.13
EUR
516
+0.20
RUB
5.68
+0.07

Как падение рубля изменило цены на машины и продукты в Казахстане

51463

Часть 1 читайте здесь.

После того как 11 января, то есть некой даты X, с которой многие казахстанцы связывали свои девальвационные ожидания, стало понятно, что одномоментной шоковой коррекции курсов валют в Казахстане пока не будет, для поддержки местного производителя активно ищут другие способы. Впрочем, основные пути их поддержки на расширенном заседании правительства 11 февраля озвучил президент страны. В частности, он подал и идею проведения акции «Сделано в Казахстане», которая предлагает соотечественникам поддержать местный товар, а ритейлерам, в свою очередь, выделить для него хорошие места на полках и помочь с рекламой.

Выбираем местное

Акцию уже поддержали ритейлеры Актобе, а первым стал супермаркет «Анвар» в торгово-развлекательном комплексе «Мега-Актобе». Комфортные условия для отечественных производителей также созданы в супермаркетах Петропавловска. В Северном Казахстане действует свыше 100 предприятий пищевой промышленности, и, чтобы выстоять под натиском дешевого российского товара, ритейлеры отвели под продукцию местного производства отдельные полки на самом видном месте. Руководство области также просило правительство РК рассмотреть ряд дополнительных мер по поддержке промышленных предприятий региона, так как в связи с разницей в курсах валют из России в область поставляют товары дешевле аналогичных казахстанских на 30–60 процентов. В частности, речь идет о кабельно-проводниковой продукции, гранулированном полипропилене, рубероиде, трубах, арматуре, каустической соде.

Согласно исследованию компании Ranking.kz, почти 32 процента от зарегистрированного объема продаж в рознице, или 141,3 миллиарда тенге, приходится на Алматы. Давайте посмотрим на ситуацию с продажами продуктов питания в самом большом казахстанском городе. В рамках акции по поддержке отечественного производителя в мегаполисе уже практически достигнуты договоренности с сетью «Магнум» и «Грин март», но представители Региональной палаты предпринимателей города Алматы (РПП) ведут переговоры со всеми крупными ритейлерами города, включая «Рамстор», Metro Cash and Corry, Small, Best Store, «Свеже-маркет» и другие. Также проводятся встречи с крупными дистрибьюторскими компаниями, которые, в свою очередь, также могут посодействовать в продвижении казахстанского товара. То есть если, скажем, в прайсе какого-то дистрибьютора имеется, грубо говоря, 30 наименований макаронных изделий и 10 из них казахстанского производства, то именно их он должен продвигать в первую очередь. Со всеми сторонами планируется подписать меморандумы о сотрудничестве, хотя проследить, насколько активно будут соблюдать договоренности дистрибьюторы, несколько сложнее, чем проконтролировать готовность к сотрудничеству супермаркетов, в которых казахстанский товар, по задумке, должен занять самые выигрышные и легкодоступные для покупателей места, да еще и быть помеченным яркими стикерами, наклейками и сопровожден рекламой.

— Мы планируем довести долю продуктов местного производства в рознице до 50–60 процентов, а сейчас она занимает порядка 30, – поясняет заместитель директора РПП г. Алматы Олжас Каржауов. – Также запускается акция по агитации «Покупай товар местного производства», в рамках которой будут рассылаться письма населению с призывом покупать местный товар. Всего в Алматы порядка 230 казахстанских товаропроизводителей, и сейчас мы выявляем, кому и как можно помочь. Хотим рассматривать этот вопрос в разрезе отраслей, чтобы точно понять, как эффективнее действовать. Например, в мебельной отрасли разумно было бы уменьшить пошлину на фурнитуру, которая у нас не производится, но активно используется мебельными цехами, а на готовую мебель пошлины, напротив, можно было бы существенно поднять. Ведь конкурировать нашим мебельщикам приходится не только с российской и белорусской мебелью, но и с китайской.

В секторе продуктов питания выявляются производители, которые могут пройти модернизацию или освоить современные технологии и выйти на новый уровень, предложив конкурентоспособный продукт. Например, мясо в алматинские супермаркеты может поставляться из ЮКО, и уже есть поставщик, который привозит сюда говядину по 900 тенге за килограмм.

В принципе, мяса в Казахстане достаточно, но его производителям не хватает технологий. Правильная нарезка, шоковая заморозка и прочие методы, позволяющие наладить процесс на современном уровне и тем самым соблюсти требования цивилизованного ритейла, – это то, что необходимо внедрить отечественным производителям мяса.

— Раньше достаточно было того, что скот просто забивался, а перекупщики забирали его прямо с места, но сейчас обострилась конкуренция на рынке. Кстати, это произошло не только из-за российского мяса, но и из-за импортного, которое раньше поставлялось в Россию, но после запрета на ввоз ряда импортных продуктов, канадское и австралийское мясо активно стало завозиться к нам.

В Казахстане существует только два стеклозавода – «САФ» в Алматы и «Кристалл» в ЮКО. Ввозимая стеклопродукция сейчас практически на 30 процентов дешевле отечественной, и, чтобы поддержать местных производителей, планируется рассмотреть вопрос введения экологических пошлин. В этом случае при ввозе цена поднимется и нашим банкам-бутылкам станет проще конкурировать с импортными. Кстати, та же Россия для защиты своих производителей весьма активно использует похожие методы, устанавливая различные дополнительные правила. Например,

теоретически Казахстан может свободно завозить к соседям свою алкогольную продукцию, но, согласно правилам, это нужно делать на специализированном транспорте, который опять же выпускается в России.

Пока различные локальные вопросы решаются в разрезе отраслей, российский товар на казахстанском рынке благодаря «слабому» рублю продолжает дешеветь. И заметно это прежде всего на базарах и рынках, на которые приходится порядка 50 процентов всей торговли в стране. Дело в том, что крупные ритейлеры заключают договоры с поставщиками, которые, в свою очередь, платят за место на полке. И заменить, скажем, местные окорочка на более выгодные по цене российские супермаркетам совсем непросто. Зато на базарах партии недорогой курятины периодически появляются, уводя своими демпинговыми ценами покупателей от витрин с казахстанским товаром. Впрочем, с покупкой такой продукции следует быть осторожнее, так как

точно неизвестно, действительно ли потребителю предлагают недорогое российское мясо курицы или же это вообще партия просроченных китайских окорочков,

ведь на рынках покупатели редко проверяют сертификаты и другие документы на реализуемую продукцию.

Между тем в самой России продукты в последние месяцы стремительно дорожают, и мясо кур не исключение. По данным Росстата, только в декабре цены на часть социально значимого продовольствия в российских регионах выросли на 30 процентов. К социально значимым в России относится более 20 продовольственных товаров, среди которых мясо, рыба, яйца, крупы, мука, овощи, подсолнечное масло, молоко и молочные продукты, сахар и соль, хлеб, чай, яблоки и другие, причем дорожают продукты преимущественно российского производства, а лидером по росту цен стала капуста, что повлекло за собой публикации в российских СМИ, целью которых было разобраться, в чем же дело. Оказалось, что и в себестоимости капусты очень высока валютная составляющая. Так, согласно данным, приведенным газетой «Ведомости», в капусте и моркови она составляет около 75 процентов, в себестоимости картофеля в высокотехнологичных хозяйствах – около 70, куриных яиц – 75–80 процентов и примерно столько же в курином мясе. От курса валют зависят расходы на импортные кормовые добавки, ветеринарные препараты, семена, удобрения, средства защиты растений, технику и запчасти к ней. В российской рознице курятина за последнее время подорожала уже на 30–35 процентов. И дело тут не только в высокой импортной составляющей при производстве, но и в высокой инфляции, пик которой в России некоторые эксперты прогнозируют на март, то есть цены в магазинах еще будут расти.

Что касается себестоимости казахстанской курятины, то она, примерно как и в соседней России, складывается из затрат на корма (60–70%), заработную плату (15%) и накладных расходов. При этом и у нас валютная составляющая в ней высока. Только все те самые импортные препараты, добавки к кормам импортного производства и прочее везли к нам, как правило, через Россию, что делало стоимость мяса кур казахстанского производства еще выше. Плюс надо учитывать масштабы производства, которые в России больше, чем в Казахстане, а значит, и себестоимость продукции ниже. Из-за «ослабевшего» рубля эта разница в цене стала еще заметнее. Кроме того, не стоит забывать и о партиях товара из России по откровенно демпинговым ценам, ведь когда предпринимателю требуется валюта, то он может продать и ниже себестоимости, лишь бы быстро и с возможностью выручить твердо конвертируемые дензнаки, а не «деревянные», как снова в пору называть рубли. Но вернемся к алматинской рознице, в которой, впрочем, темы дешевых окорочков нам все равно не удалось избежать.

— К нам в последнее время приходят торговые представители со своим товаром и сообщают, что цены снизились, – рассказывает продавец мини-маркета в центре города Алия С. – Прежде всего это заметно по кондитерским изделиям, то есть различным видам печенья, конфетам. Молоко «Вимм-Билль- Данн» подешевело на 20–30 тенге, дешевле стали российские соки. Кстати, вслед за россиянами поставщики стали снижать цены и на некоторый казахстанский товар. Но откровенно дешевого товара к нам не привозят. Например, по мясу птицы мы работаем только с торговой маркой «Алель», так как наши покупатели, как правило, придают немалое значение качеству. Поэтому ситуация, при которой нам бы предложили, скажем, партию дешевых российских окорочков и мы бы их взяли, исключена.

В алматинском мини-маркете, расположенном в районе выставочного комплекса «Атакент», ситуация уже несколько другая.

— В целом весь российский товар стал дешевле процентов на 20, и для наших покупателей, среди которых много пенсионеров, это, конечно, весьма ощутимо, – поясняет владелица магазина Римма Т. – Снизилась цена на различные сладости, а вот российские соки хоть и подешевели, но незначительно, всего на 5 процентов, растительное масло и винно-водочные изделия обещают поставлять дешевле, но с начала года мы еще не закупали их, поэтому конкретных цифр пока не могу назвать. Кстати,

процентов на десять подешевели и прибалтийские крупы, а вот наш отечественный продукт – сочни для бесбармака «Кэмми», наоборот, стали дороже на 6 процентов.

Мясо курицы российского производства и раньше было дешевле казахстанского на 10 процентов, а теперь еще упало в цене на 30 проц. Конечно, покупатели в основном отдают предпочтение ему, несмотря на то что по качеству считается лучше наш «Алель». Но те же пенсионеры в основном делают выбор в пользу цены. Я думаю, люди готовы были бы поддержать производимые в Казахстане продукты, отдавая предпочтение им, но только при условии, что цены на них будут сопоставимы с конкурирующими импортными.

В целом ситуация с ценами по городу достаточно неровная, и в некоторых магазинах то же российское мясо курицы, которое все приводят как один из самых наглядных примеров успешной ценовой конкуренции с казахстанским продуктом, стоит дороже курятины «made in Казахстан». Так, в сети магазинов «Беккер» куриные бедра под маркой «Ситно», произведенные в российском Магнитогорске, продаются по цене 1 138 тенге за килограмм, а аналогичные бедра «Алель» стоят 780 тенге за килограмм. Но, кто знает, возможно, эта сеть или ее поставщик выбрали свой способ поддержать отечественного производителя, сделав накрутку на конкурирующий импортный товар еще больше.

Надо отметить, что все те меры, которые сейчас применяются для продвижения местного продукта, можно было бы применить и раньше, не дожидаясь, когда на рынок хлынет дешевый импорт. Оте­чественные производители давно жаловались на то, что им крайне тяжело попасть на полки в крупные супермаркеты и розничные сети, но после озвученной президентом инициативы по проведению акции «Сделано в Казахстане» вопрос стал решаться достаточно быстро. То есть получается, что, для того чтобы что-то у нас сдвинулось с «мертвой точки», на проблему обязательно должен указать глава государства. На самом деле проблему надо было решать раньше, так как она давно назрела. В свою очередь требования и претензии ритейлеров к местным производителям во многом были обоснованны, но только сейчас прорабатывается вопрос о том, кому необходима модернизация производства, какие технологии надо внедрить и как еще можно усовершенствовать процесс, чтобы сделать продукт более конкурентоспособным. Понятно, что местного производителя необходимо защищать и поддерживать, так как это и рабочие места, и налоговые отчисления в бюджет, а впоследствии те же пенсии, пособия и так далее. Но и самим производителям нельзя все время уповать только на помощь и поддержку государства, а необходимо учиться пробиваться в конкурентной борьбе, а не в «тепличных» условиях. Примерно так же считают и многие казахстанцы, обсуждая в социальных сетях плачевное положение наших автодилеров и автопроизводителей. Впрочем, про автопром следует сказать подробнее.

Цены на автомобили: с небес на землю

Российские автомобили, стоимость которых в рублях осталась практически прежней, в долларовом эквиваленте подешевели вдвое. То есть, например, тот автомобиль, который ранее стоил 20 тысяч долларов, к декабрю стал стоить 10 тысяч долларов, хотя его рублевая цена не изменилась. Такое падение долларовых цен вызвало наплыв покупателей из Казахстана. Тем более что по новым правилам НДС не взимается, если автотранспорт ввезен в Казахстан физическим лицом и не в целях предпринимательской деятельности. Впрочем, запрета на дальнейшую продажу автомобиля нет, поэтому некоторые предприимчивые казахстанцы отправились за авто не для себя, а как раз на продажу.

Например, в Северо-Казахстанской области только с начала этого года из России завезли более 2 тысяч автомобилей. В Алматинской области автопарк в январе пополнился 728 пригнанными из России автомашинами, большая часть которых зарегистрирована на жителей Карасайского, Талгарского районов и Талдыкоргана.

А в российских автосалонах продавцы-консультанты и менеджеры очень заинтересовались городом Шымкентом и уточняют: «Он больше, чем Москва, или все-таки меньше?» Количество купленных шымкентцами автомобилей позволяет им предположить, что этот южный казахстанский город очень-очень большой.

После всех этих движений продажи у казахстанских автодилеров упали в три-четыре раза. И в конце концов они были вынуждены пойти на то, чтобы продавать ниже себестоимости, так как если разница в цене составляет 100 тысяч тенге не в пользу казахстанского автосалона, то далеко не каждый решится на поездку за машиной в Россию. А вот если эта разница составляет миллион, то число желающих резко возрастает. Проблема в том, что ассортимент наших автосалонов пока состоит в основном из тех машин, которые закупались при курсе 5,1–5,2 тенге за рубль. Поэтому сейчас салоны несут серьезные убытки, но со временем баланс будет выравниваться, так как следующая партия будет закуплена уже по новому курсу. Но для этого надо как-то продать имеющиеся авто, а покупатели не спешат в автосалоны. До 11 февраля потенциальные покупатели вообще пребывали в девальвационных ожиданиях, а банки практически не выдавали кредиты в тенге, в результате чего автосалоны пустовали, сейчас они завлекают потребителей скидками, но большой активности все равно не наблюдается. Кстати,

сами автодилеры, несмотря на тяжелое положение, против девальвации, так как их проблем она не решит, а вызовет лишь сокращение покупательной способности.

Непростая ситуация и у казахстанских производителей автомобилей, которые вынуждены продавать свою продукцию чуть ли не со скидкой в 50–60 процентов.  Например, скидки на весь модельный ряд «Хундай» составляют сейчас 30 процентов, «Форд» предлагается со скидкой 26 проц., а некоторые автосалоны и вовсе пересчитали свои цены на уровень российских, и на улицах Алматы появились рекламные объявления: «У нас российские цены». При этом представители автосалонов утверждают, что в нише легковых автомобилей у нас достаточно жесткая конкуренция и прибыль дилеров в зависимости от марки и модели машины составляла от 5–7 до 20–25 проц. максимум. Также ряд автодилеров провел сокращение персонала, хотя это и не афишируется. Автомобильный рынок РК сейчас буквально перенасыщен, так как люди набрали «железных коней», как говорится, впрок. А учитывая, что официальные дилеры продают ниже себестоимости, выгодно продать свои приобретения частники-коммерсанты тоже пока не могут.

Ассоциация казахстанского автобизнеса (АКАБ) дала свой официальный комментарий, отметив, что за два последних месяца продажи упали на 40%. При этом только в январе они снизились на 30% и в целом в Казахстане было продано 7 774 новых легковых и грузовых машин.

— Снижение продаж связывают с давлением на отечественный рынок со стороны автомобилей, хлынувших из РФ. Конкурентное преимущество оказалось у российских дилеров в результате существенного снижения обменного курса рубля, – комментирует пресс-служба АКАБ. — Наибольший спад, кстати, наблюдается в продажах автомобилей казахстанского производства – в январе он составил 62,21 проц.

Напомним, что отечественным автопроизводителям решено помочь, и на их поддержку, как сообщил министр национальной экономики Ерболат Досаев, будет выделено 20 миллиардов тенге. Сами автопроизводители, по данным АКАБ, сейчас «ведут активную работу по формированию более доступной для покупателя цены за счет усиленной работы с заводами-производителями по получению более выгодной закупочной стоимости, работы по оптимизации производства, повышению уровня локализации, а также внедряют ряд маркетинговых инструментов». И тут как раз и следует отметить, что в отличие от государства, которое готово выделить деньги оте­чественным автопроизводителям, далеко не все казахстанцы, активно обсуждающие тему в соцсетях, их поддерживают. Так, бытует мнение, что цены на автомобили в Казахстане изначально завышены, а про производителей люди справедливо отмечают, что над снижением цены можно было бы поработать и раньше, а не только под давлением хлынувших на наш рынок подешевевших российских авто.

Кстати,

в России на волне ажиотажа на автомобильном рынке сразу же возникли разного рода мошеннические схемы, касающиеся подержанных автомобилей.

Продавцы находят через интернет покупателей в Казахстане, предоставляют фотографии машин, договариваются о цене, но когда клиент приезжает, то ему предлагают ту же модель, что и на фото, но в гораздо худшем состоянии. А когда человек отказывается приобретать автомобиль, требуют с него неустойку. Впрочем, в идеях о том, как быстро заработать на ситуации, у соседей всегда преуспевали лучше, чем в том же производстве, где многие составляющие процесса и технологии не создаются, а импортируются.

Под давлением рубля

Одна из самых тяжелых ситуаций, по словам представителей РПП города Алматы, сложилась в машиностроительной отрасли. Алматинский завод тяжелого машиностроения (АЗТМ), «КазАгроСервис», «ТемирБетон» и ряд других организаций, специализирующихся на строительной и прочей технике, из-за «слабого» рубля не может сейчас реализовывать свою продукцию на российском рынке, хотя ранее доля продаж их товара на территории северного соседа занимала до 35 проц. всех продаж этих производителей. В качестве мер помощи таким предприятиям рассматривается, во-первых, субсидирование. А во-вторых, поддержать их своими закупами могут национальные казахстанские компании и их многочисленные «дочки».

— Пока мы отобрали 10 компаний из этого сектора и выяснили, что «Самрук-Казына» и его дочерние структуры могут сделать у них закупок на 6 миллиардов теге, – поясняет Олжас Каржауов. – Но количество таких компаний растет, и, пока я вам озвучиваю предварительно подготовленные данные, работа продолжается, и как число компаний, так и сумма увеличивается. Приведу примеры. Скажем, АО «Келет», производящее насосы, вентиляторы, обогреватели и другую технику, сейчас очень сложно конкурировать, так как на рынок хлынул аналогичный, но менее дорогой товар из России, который из-за девальвировавшего рубля поставляется к нам дешевле где-то на 25 процентов. Чтобы поддержать предприятие, его продукцию могут закупить КТЖ, «Самрук-Энерго» и другие компании. Еще один пример – АЗТМ, который производит установки для бурения, поршневые и буровые насосы, гусеничные звенья и еще многие другие наименования продукции из металла. Эту продукцию может приобрести «Мангистаумунайгаз», АО «Узеньмунайгаз» и другие компании. Вообще существует два способа поддержки казахстанских производителей из машиностроительной отрасли – закуп госкомпаний на долгосрочной основе и аналогичный закуп местных исполнительных органов. И проблема всего лишь в соблюдении всех правил при проведении госзакупок. Мы проанализировали результаты прошлых закупов и выяснили, что казахстанские компании практически никогда не отсеиваются из-за претензий к качеству, а выбывают из конкурентной тендерной борьбы просто в силу несоблюдения техспецификации. Это тот недостаток, который при помощи грамотных специалистов достаточно легко можно устранить, и мы готовы оказывать свое содействие и помощь отечественным предприятиям в этом вопросе.  Также мы планируем активно продвигать IT-направление, то есть создать сайты для всех сотрудничающих с нами местных производителей.  Ссылка на них будет находиться на сайте нашей региональной палаты предпринимателей.

В Региональной палате предпринимателей говорят о том, что если сейчас не поддержать местных производителей, то они могут не сохранить своих специалистов и пойти на сокращение штатов, а потом очень тяжело будет все восстанавливать. Как пример тут можно вспомнить отрасль здравоохранения, из которой в непростые 1990-е массово уходили специалисты, и сейчас там наблюдается отсутствие целого поколения медработников. Врачи в основном или пожилые, или молодые, а те, кто оканчивал вузы в первые годы становления независимого Казахстана, ушли в более денежные сферы, в том числе в торговлю.

Сейчас, как известно, с предприятиями подписываются меморандумы о том, что они не будут сокращать работников. С одной стороны, все вроде бы правильно – людям очень важна и нужна стабильность и уверенность в рабочем месте. Но, с другой стороны, как и в случае с производителями, очень сложно соблюсти баланс и не перейти от необходимой помощи, к отходу от рыночных механизмов, при которых в конкурентной борьбе растет профессионализм работников и уровень предприятий.

Движение российского товара к нам проследить еще как-то можно, хотя официальной статистикой и не учитываются мелкооптовые партии и объемы, ввозимые физлицами, а именно эти поставки и составляют ощутимую долю в возросшем российском импорте. Но еще сложнее проследить изменения на рынке услуг, так как не все российские фирмы регистрируют тут свои представительства или филиалы, а могут просто создать новое юридическое лицо с номинальным казахстанским руководством, но с российским фактическим хозяином. Тем не менее некие неофициальные подтверждения возросшей активности российского бизнеса из сферы услуг в Казахстане все-таки имеются. Например, по данным одного  алматинского юриста, специализирующегося на помощи по открытию и регистрации в Алматы новых компаний, положительная динамика в создании на территории Республики Казахстан юридических лиц и открытия филиалов и представительств, преимущественно с российским участием, наблюдалась в течение всего прошлого года. Основная направленность предпринимательской деятельности при этом нацелена на сферу оказания таких услуг, как грузоперевозки – 50 процентов, телефония – 10, сервисное обслуживание различного оборудования – 30 и интернет-технологии – 10%. Кстати, наблюдается и некоторая активность в преддверии присоединения Кыргызской Республики к государствам — участникам Таможенного союза, и тут лидируют легкая промышленность (80%) и ремонтно-строительные услуги (20%). То есть и с этой стороны конкуренция нарастает.

«Слабый» рубль открывает также перспективы для наших предпринимателей с точки зрения получения некоторых необходимых услуг непосредственно в России. Впрочем, речь идет прежде всего об услугах, для которых и раньше никаких границ и преград не существовало, например о создании интернет-сайтов и их сопровождении. Но именно после девальвации рубля и соответствующего падения уровня зарплат у россиян цены на такие услуги со стороны российских специалистов стали более доступны казахстанцам.

Потенциально интересными могут быть также полиграфические услуги северного соседа, так как бумагу многие наши издательства все равно закупают в России, а с разницей курса валют выгодной могла бы стать и непосредственно печать книжной продукции в РФ. Но тут существует одно «но» в виде такой особенности казахстанского книжного рынка, как маленькие тиражи. Например, по данным директора Национальной государственной книжной палаты Жаната Сейдуманова, средний тираж книг в Казахстане в прошлом году упал в сравнении с 2013 годом и составил всего 269,8 экземпляра. Но даже если говорить о достаточно распространенном у нас тираже в 1 000 экземпляров, то, по мнению специалистов казахстанских издательств, дорожные расходы при таком тираже «съедят» всю выгоду от размещения заказа в российской типографии. Что касается, больших тиражей, то они наблюдаются прежде всего при выпуске учебников, которые и так некоторые казахстанские издательства печатают в России и Китае.

В любом случае массового размаха перенесение различных заказов в Россию пока не приобрело. Может быть, люди просто еще не сориентировались, хотя трудовым мигрантам понадобилось совсем немного времени, чтобы оценить, что уровень оплаты их труда в России перестал быть выгодным для них и на получаемые деньги уже невозможно существовать самому и поддерживать оставшуюся где-нибудь в Узбекистане семью. Только в Алматинской области число трудовых мигрантов возросло на 20 проц. И причиной такого роста специалисты называют как раз снизившую доходы гастарбайтеров девальвацию рубля и ужесточение правил для зарубежных рабочих в России, которых теперь заставляют сдавать экзамен на знание русского языка и предоставлять медицинскую справку. Согласно российским статданным, в 2014 году в РФ въехало на 70 проц. меньше трудовых мигрантов, нежели в 2013-м. И часть гастарбайтеров теперь устремилась в Казахстан. Причем многие трудятся здесь нелегально, и сотрудники управления миграционной полиции регулярно выявляют таких работников, за которых работодатели не платят налоги. Если наплыв трудовых мигрантов в Казахстан будет продолжаться, а скорее всего, так и будет, то это грозит и ростом безработицы для местного населения, и ухудшением криминальной обстановки.

Словом, вопросов, вызванных влиянием «слабого» рубля на казахстанский рынок в условиях отсутствия барьеров в рамках ТС и ЕАЭС, множество. Что касается самых актуальных, связанных с защитой внутреннего рынка, то они вынесены на двусторонние переговоры, которые затронут три основные группы: в первую очередь машиностроение и производство продуктов питания, затем сельское хозяйство, а также ГСМ. По данным, озвученным министром национальной экономики РК, завершить переговоры с Россией по вопросам взаимной торговли планируется до конца марта. Что ж, будем следить за развитием ситуации.

Статья любезно предоставлена журналом «Центр Азии».

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter