Нур-Султан
Сейчас
21
Завтра
16
USD
406
+0.11
EUR
458
+3.21
RUB
5.77
+0.06

Трения между правительством и Arcelor Mittal могут продолжиться — проблема по существу не решена

1706

Арселор-Миттал Темиртау

Эхо падения рубля и «забывчивости» правительства

Вся эта история обозначила сразу несколько сложных моментов. Во-первых, налицо еще одно негативное последствие российской девальвации. Потому что, если бы не девальвация рубля, то экспорт в Россию из Темиртау не был бы остановлен и не была бы потеряна треть доходов комбината. И еще одно обстоятельство, что из-за резко подешевевшей российской продукции, у казахстанских металлургов теоретически должны были возникнуть проблемы из-за возросшей конкуренции и на рынке Казахстана. Кроме того, за счет валютной выручки на внешних рынках компания могла бы получить больше тенге, тогда ей не надо было бы сокращать зарплату работникам.

Во-вторых, оказывается правительство уже довольно давно не возвращает экспортерам НДС. Если уж «Арселор-Митталу» не возвращали НДС в тучные для бюджета времена, то что правительству делать теперь, когда его доходы сокращаются?

Здесь надо отметить, что сама идея НДС и его возврата экспортерам за товары и услуги, приобретенные внутри страны, является стимулом для поставок товаров на внешние рынки, что должно обеспечить улучшение внешнеторгового баланса страны. Однако это хорошо в случае, к примеру, с Германией и ее поставками на экспорт товаров с высокой добавленной стоимостью. В нашем случае мы экспортируем сырье, и возврат НДС здесь выглядит странно. Может быть, пример «Арселор-Миттал Темиртау» в этом смысле не совсем удачный, все-таки на экспорт идет не железная руда, а металл и продукция из него. Но тем не менее правительство дало индусам хороший повод попытаться переложить на него ответственность за решение проблем комбината.

Логика капитализма

В принципе, у индусов из «Арселор-Миттал» вполне логичная для иностранной компании позиция. Если компания сталкивается с трудностями, например падением выручки, то надо сокращать затраты, в том числе и на оплату труда. А так как количество занятых на казахстанских предприятиях «Арселор-Миттал» выше среднего как по всему миру, так и по другим предприятиям компании, то индусы решили сократить оплату. Логика здесь чисто капиталистическая – если не можешь сократить число рабочих, то надо сократить их зарплату.

Естественно, что рабочим эта идея не понравилась, а государство не может не учитывать позицию трудового коллектива, где работают около 35 тыс. человек. Отсюда такая быстрая реакция государственных органов. Но у «Арселор-Миттал» действительно сложная ситуация. На мировых рынках упали цены на металлы и коксующийся уголь, еще один продукт «Арселор-Миттал» в Караганде. Они находятся на минимальном уровне с 2009 года. При этом аналогичные российские металлургические компании в связи с девальвацией смогли заметно поправить дела. Например, у компании «Мечел» долги в основном в рублях, а выручка в долларах. Естественно, что ее положение после девальвации заметно улучшилось.

В Темиртау традиционно критически относятся к заявлениям «Арселор-Миттал». Здесь критикуют компанию за политику сокращения рабочих мест, за то, что зарплаты металлургов и шахтеров в Караганде ниже, чем в подразделениях компании в Европе. Кроме того, имея прибыль в глобальном масштабе, компания не хочет покрывать убытки своего филиала в Темиртау. Но дело в том, что западные компании стремятся к тому, чтобы эффективным было каждое их подразделение. Металлургические заводы в Европе обходятся дорого из-за налогов, высокой зарплаты, больших затрат на приобретение исходного сырья, которое в Европе часто уже просто не производится, тот же уголь и железная руда. Но в Европе есть рынки сбыта и выше эффективность работы. В том числе потому, что в производстве занято сравнительно немного людей. Поэтому каждая компания, например «Арселор-Миттал», рассчитывает, что ей выгодно, производить продукцию в непосредственной близости от рынков сбыта или поставлять продукцию со своих заводов в Мексике, Украине, Индии или Казахстане. На последних ниже эффективность и больше рабочих, но меньше зарплаты и налоги.

Восстановит ли «Арселор-Миттал» свои рынки?

Понятно, что у компании в Темиртау есть свои несомненные плюсы. Это свой коксующийся уголь, своя железорудная база, в Казахстане налоги ниже. Но при этом Караганда расположена в центре континента и доставка продукции до мировых рынков стоит весьма дорого и входит в ее себестоимость. И с рынком сбыта проблемы. Вокруг сплошные конкуренты. Это и Россия, где вдоль казахстанско-российской границы целый ряд крупных металлургических производств, например, Магнитогорский, Западно-Сибирский завод и другие. Это и Китай, где объемы производства черных металлов постоянно растут. Поэтому последние годы Китай больше известен как крупный покупатель железной руды. Между прочим, во многом именно из-за замедления китайской экономики начали падать мировые цены на сырье. И, наконец, Иран, который из-за санкций и падения цен на нефть сократил импорт.

Но в то же время не в интересах «Арселор-Миттал» ссориться с Казахстаном. Для публичной компании меньше всего нужен конфликт на одном из ее активов. В свою очередь, Казахстану меньше всего нужно недовольство металлургов и шахтеров Темиртау и Караганды. В результате 9 февраля стороны нашли частичное решение проблемы. «Арселор-Миттал» отказался от сокращения зарплат своим работникам, а правительство перечислит ему 4 млрд. тенге из 12 млрд. долга по возмещению НДС.

Трудно сказать, достаточно ли этого будет для долгосрочного решения проблемы. Потому что оно находится за пределами компетенции менеджмента компании, самое главное – непонятно, восстановятся ли рынки сбыта для «Арселор-Миттал» в России и Иране. Но одно известно точно, компания наверняка продолжит постепенно сокращать работников с целью повысить эффективность своей деятельности. Сегодня в «Арселор-Миттал» работает 35 тыс. человек в металлургическом, угольном и железорудном подразделениях. Из них в металлургическом – 15 тыс. Для сравнения, в советские времена только на Карметкомбинате в Темиртау на пике работали 44 тыс. человек, перед распадом СССР осталось 38 тыс. В то время как в объединении «Карагандауголь» со всеми подразделениями, включая подсобное хозяйство, было 120 тыс. работников. Это было время гигантских советских производственных коллективов. Тогда металлургическим заводам не надо было думать о рынках сбыта, о рентабельности и эффективности. Теперь другое время. Количество работников на единицу продукции – это один из показателей эффективности производства.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter