Нур-Султан
Сейчас
-12
Завтра
-6
USD
422
+0.07
EUR
512
+0.04
RUB
5.61
+0.02

Куратов: Казахстанское законодательство сегодня меняется в пользу крупных компаний

463

— Сегодня у нас сложная и больная тема. Особенно для тех, кто проживает в южной столице. Тема экологии. Если мы посмотрим на карту, которую опубликовали журналисты газеты «Время», то самым чистым городом Казахстана является Уральск. А загрязненность Алматы превышает нулевой показатель Уральска в 11,5 раза. Мы привыкли, что над городом постоянно весит смог. Иностранцы удивляются. А ученые и экологи говорят, что наш воздух улучшается. Как это понять?

Куратов и Зубов

— Проблема смога старая. Еще в конце 70-х годов поднимался вопрос, что над городом почти все время весит смог.

В конце 80-х в газете «Вечерняя Алма-Ата» публиковалось исследование, что люди, живущие по ул. 50 лет Октября, ныне пр. Райымбека и ниже, живут на 5 лет меньше, чем те, кто живет в предгорье. Концентрация смога большая.

— Вполне возможно. Мы делали в 80-е снимки, они хранятся в архиве, что в утренние часы весь смог собирается в районе Рыскулова, а к обеду поднимается к пр. Абая и выше. Подчеркиваю, что это видимая граница. Съемки в начале 90-х с вершины хребта Кумбель показывали, что смог накрывал Медеу и даже Шымбулак.

— Тогда почему нам говорят, что последние 2-3 года ситуация улучшается? «В целом мы находим состояние атмосферного воздуха не плохим».

— Так как мы не можем сами измерять загрязнение воздуха, то официальные цифры можно посмотреть в бюллетене бывшего Министерства экологии, сейчас, скорее всего, на сайте Министерства энергетики. Проблема в том, что станций, которые отслеживают состояние города, недостаточно. Судя по отчету Министерства экологии, опубликованного несколько лет назад, они признают, что состояние по наблюдению за атмосферным воздухом в Алматы и в целом по республике намного хуже, чем даже в 80-е годы. Второе — все ли отслеживаются вещества, которые выбрасываются в воздух? И по каким стандартам все это отслеживается? Совсем недавно некоторые стандарты были смягчены.

— Поэтому и улучшение.

— А еще многое зависит, в какое время мерить и где.

— В воскресенье утром и в пятницу вечером – показатели разные.

— Особенно показатели различаются по временам года. Так как смог интенсивнее зимой. Особенно воздух очищается, после обильного дождя или снегопада. Поэтому цифры относительно очищения у нас всегда вызывали сомнения. Тем более, что количество транспорта с каждым годом увеличивается. Количество выбросов и срубленных деревьев увеличивается. Территория города растет. Стройки все больше. Проветриваемость воздуха ухудшается. Уничтожаются горные леса, предгорные сады, застраиваются русла рек. А реки служат для продвижения свежих масс воздуха с гор. Хочу сказать, что по расчетам ученых, которые были опубликованы еще на рубеже 80-90-х годов, значительно превышена так называемая экологическая емкость города Алматы. Емкость была рассчитана на 500-700 тысяч жителей. А сегодня она превышена в 2-2,5 раза.

— Проблема на лицо. К вам, как независимой организации, власть прислушивается? Или это глас вопиющего в пустыне? У нас, мне кажется, экологи не особо влияют на положение вещей. Вот если бы это было в Германии. Всем известна их Зеленая партия. Почему бы у нас не создать экологическую партию? Народ ее поддержал бы. Она имела бы вес в Парламенте, в каких-то проектах. В том же проекте «Устойчивый транспорт Алматы». Вас приглашают в проекты? Почему у нас нет партий?

— Существует определенный стереотип недоверия к партийной системе после распада Советского Союза.

— Ну, это у нашего поколения. А у молодежи – нет.

— Для создания независимой партии нужна богатая политическая традиция демократического государства. У нас такой богатой политической традиции нет. У нас не было многопартийной системы. Не было независимых партий. Попытки создать многопартийную систему в первые годы советской власти ни к чему не привели.

— Вас приглашают на проекты?

— Да, приглашают. Мы часто участвуем в общественных слушаниях, даем свои замечания. Наша организация участвовала в обсуждении целого ряда законов, которые были приняты в целях защиты окружающей среды. Но в целом ситуация по сравнению с первыми десятилетиями Независимости ухудшилась. Законодательство первых лет было более демократично. Предоставляло возможность общественности участвовать в решении экологических вопросов. Власть более адекватно реагировала на выступления экологов, специалистов, ученых. С 2005-07 годов идет откровенное изменение законодательства в сторону адаптации его к нуждам крупных добывающих компаний. Из законодательства об особо охраняемых природных территориях изымаются те инструменты и механизмы, которые позволяли бы экологам действовать.

— Тем не менее эти механизмы остались. Я знаю, что ваша организация, одна из немногих, которая эти механизмы умеет применять и побеждать. Буквально на днях вами была одержана еще одна победа. Недалеко от Алматы вы воспрепятствовали разрушению исторического памятника. Можно по подробнее.

— Победа была одержана не нами, а благодаря активности наших коллег. Городище Талгар, которое в прошлом году включено в список всемирного наследия, в ноябре посетила китайская делегация. И они заметили, что со стороны города Алматы, к городищу построено сооружение – мост, который рассечет охранную зону и частично заденет центральную часть городища. Встал вопрос, каким образом объект, который только вошел во всемирное наследие, подвергается уничтожению. Мы взяли фототехнику, поехали туда, чтобы проверить. Убедившись, мы обратились во все уполномоченные органы. В первую очередь, в Министерство культуры и спорта, в Управление автомобильных дорог, в акиматы, в Управление природных ресурсов и регулирования природопользования Алматинской области. И буквально вчера мы получили ответ из Министерства культуры и спорта, что строительство приостановлено, созданы несколько комиссий, проводится археологическая экспертиза. Скорее всего, этот мост дальше строиться не будет. Под строительство автомагистрали выделиться другая территория. А этот мост будет использоваться для туристических целей. Охранная зона городища затронута не будет. Пока это только первый ответ. Надеемся, другие ведомства тоже ответят положительно.

— Я знаю и про другие ваши работы. Сколько исков в год у вас бывает?

— Этот журнал посвящен нашей правовой деятельности. . В прошлом году у нас было 10 исков.

— Они все удачные?

— Далеко не все. Доступ к правосудию у нас значительно затруднен, несмотря на провозглашенные общественные советы и подписанные международные конвенции. Простому человеку часто сложно подать исковое заявление. Мы просто помогаем нашим горожанам.

— А много обращений? Насколько активны наши люди?

— Обращений много. Мы ведем статистику, чтобы понять насколько эффективна наша работа. В год у нас бывает 200 консультаций. Решаемые нами проблемы очень маленькие.

— Как маленькие? Если моим детям негде гулять. А старикам негде посидеть. Вы остановили прокладку кабеля по ул. Букейхана.

— Это не мы, а активные жители с нашей помощью.

Таких примеров много. Можно ли сказать, что гражданская позиция горожан хорошая?

— Я бы так не сказал. Люди разочарованы в работе природоохранных ведомств.

— Может не хватает гласности? Мы-журналисты плохо работаем?

— Может. А еще экологическая проблема сводится только к смогу, вырубке деревьев, мусору. И все. А горные ресурсы обеспечивают всю деятельность алматинской агломерации. Большинство ответов по переписке с государственными ведомствами — просто насмешка над людьми.

— А что нужно делать людям, которые просто неравнодушны к проблемам? У вас есть волонтеры?

— Волонтеры есть. Люди должны быть психологически готовы защищать природу. Как только они начинают это делать, сразу возникает непробиваемая стена. Зачем вам это нужно? Вы мешаете развитию малого бизнеса, города, туризма. К нам иногда обращаются и бизнесмены. Хаос с экологическими проблемами наносит вред не только природе, но и здоровью людей. Имущество людей обесценивается, так как они живут в санитарно-защитных зонах, рядом со свалками, магистралями, так как от вибраций трескаются дома. Люди должны быть грамотными. В наших сборниках есть информация – как вести себя, если идет точечная застройка. Не обязательно, что застройку остановят.

— Но что-то нужно делать.

— Все зависит от активности и психологической грамотности людей.

— Мы покажем телефон вашего общества: 8(727)234-17-60. Спасибо!

Видеоверсию смотрите здесь.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter