Нур-Султан
Сейчас
10
Завтра
15
USD
421
-2.14
EUR
499
-0.30
RUB
5.6
-0.04

Энергетические угрозы евразийскому союзу влекут за собой политические риски — западные эксперты

4291

«Чтобы процветать, энергетический сектор Евразии должен стать более проворным и эффективным. Это подразумевает устранение политики из процесса принятия решений в области энергетики и наличие незамутненного взгляда на изменения сил на рынке.

Более дешевая нефть, вмешательства правительств и динамика рынка угрожают энергетике России и Каспийского региона. Чтобы стать конкурентоспособными на мировом уровне, страны, составляющие большую четверку добычников Евразии — Азербайджан, Казахстан, Россия и Туркменистан — должны дать частному сектору возможность играть большую роль и принять больше решений, обоснованных коммерческими соображениями, а не политикой.

Евразия — углеводородный великан. Россия обладает самыми большими в мире запасами природного газа, а также занимает второе место по запасам угля и восьмое — по запасам нефти. Доля России в мировой добыче газа составляет примерно 20%. В добыче нефти Россия занимает второе место — после Саудовской Аравии (но вскоре нагонит их Америка). Практически одна треть потребляемых Европой нефти и газа идет из России. В благословенном прикаспийском регионе Азербайджан является крупным и надежным поставщиком нефти, а скоро и газа, в Европу. Месторождение Тенгиз на территории Казахстана является одним из самых новых супергигантских месторождений нефти, а Кашаган — самым большим месторождением нефти и газа за пределами Среднего Востока. Туркменистан, в свою очередь, занимает четвертое место в мире по запасам газа.

Политика бьет по энергетике

Тем не менее, будущее евразийской энергетики подрывается политикой. Россия полагается на контролируемую государством монополию на экспорт газа, т.е. на «Газпром». Добыча «Газпрома» находится в состоянии застоя, Европа желает отойти от этой зависимости. По причине того, что

контракты на поставки газа в Европу завязаны на доллар США, скоро доходы «Газпрома» начнут иссякать.

При этом «Газпрому» грозят судебные разбирательства в Европе за неконкурентные способы ведения бизнеса. До налаживания надлежащих поставок газа на рынки Азии еще далеко. Будет падать спрос на газ и на Украине, которая когда-то была одним из крупнейших клиентов «Газпрома». Украинцы разгневаны агрессией России.

Добыча нефти государственной компанией «Роснефть» находится на пиковой отметке, но только за счет поглощения других добывающих предприятий и все равно компания переживает не самые лучшие времена. «Роснефть» просит у правительства примерно 40 миллиардов долларов США. Некоторые добывающие компании и банки, их финансирующие на данный момент, находятся под действием санкций, что затрудняет процессы реструктуризации внешних долгов в валюте и привлечения большего количества займов на расширение.

Энергокомпании — «дойные коровы» национальных бюджетов

Будущее евразийского энергетического сектора также туманно, поскольку национальные правительства используют экспорт энергоносителей в качестве дойных коров для пополнения государственных бюджетов. Добывающие государства Евразии не смогли более чем за 20 лет превратить доходы от экспорта энергоносителей в основу для настоящих реформ и вкладывать деньги в человеческий ресурс и инфраструктурные проекты за пределами энергетического сектора.

По этим причинам добывающим компаниям Евразии следовало бы подумать над улучшением конкурентоспособности своего энергетического сектора посредством рыночных инструментов и модернизации экономик.

Евразийским правительствам следовало бы дать больше пространства для работы иностранных и частных энергетических компаний. Крупные международные компании уже показали, как это возможно: они управляли самыми успешными, но самыми сложными проектами на территории Евразии. Проект «Сахалин-1» осуществлялся под руководством компании Exxon — в рамках этого проекта ведется глубинное бурение в субарктических условиях; проект «Тенгиз» под руководством компании Shevron, в рамках которого нефть добывается с пластов, залегающих под соляным куполом и на очень больших глубинах; нефтяные и газовые проекты под руководством компании BP в офшорной зоне азербайджанского сектора Каспийского моря также доказали свою состоятельность.

Следует сократить влияние правительства в секторе энергетики.

Захват «Роснефтью» активов компаний ЮКОС и ТНК-Би-Пи навредило как самой добыче, так и финансовой транспарентности. В течение 20-ти лет, политикам приходилось буферизировать сложности Кашагана, как управленческие, так и технические, и этот проект до сих не работает. SOCAR, государственная нефтяная компания Азербайджана, работает в нетранспарентной манере, и коррупция процветает в нефтяной индустрии. В Туркменистане сектор энергетики находится под жестким контролем государства, при минимальной прозрачности и открытости.

Правительствам Евразии следовало бы сократить налогообложение энергетического сектора. По данным Министерства финансов России, в 2013-м г. примерно половина доходов федерального бюджета пришлась на экспортные пошлины за вывоз нефти и газа и налоги на горнорудную промышленность. «Роснефть» является крупнейшим налогоплательщиком России. В 2010-м г. Казахстан увеличил размер пошлин с экспорта нефти, с тем, чтобы залатать расширяющуюся дыру дефицита бюджета, поскольку на доходы от продаж нефти и газа приходится примерно 60% доходов бюджета республики. Использование доходов от налогов на финансирование ярких и коррупционных спортивных и строительных проектов является бесполезной тратой.

Проблемным вопросом остается Иран, который по запасам нефти и газа следует за Россией. Если бы был решен вопрос с иранской ядерной программой, эта страна вернулась бы на мировой рынок углеводородов, чтобы усложнить конкурентную борьбу с Евразией.

Энергетика не может быть политическим оружием

По мере роста конкурентных преимуществ рынков, Москве следует пересмотреть вопрос использования энергоресурсов в качестве политического оружия. Это тяжко подрывает энергетические и экономические интересы России. Москва может предпринять коррективные действия.

Первое — следует стать надежным поставщиком. Зависимость ЕС от российских энергоносителей упала на 30%. Этому способствовали неурядицы между Москвой и Киевом по газу, что заставило Европу искать способы диверсификации своих источников газа. Польша закупает сжиженный природный газ (СПГ) у Катара, а Литва построила мощности для хранения и регазификации СПГ. Ни один из этих проектов не является, с точки зрения коммерческой, удачной инвестицией, но это хотя бы является попыткой противостоять манере Москвы использовать газ как политическое оружие.

Второе — надо отдавать предпочтение коммерческим соображением при принятии решений. Южный поток (South Stream), который должен был стать газовым трубопроводом, проложенным по дну Черного моря до Болгарии и далее в Европу, никакого экономического смысла, как показало время, не имел. Экспортные возможности на европейском направлении, через территорию Украины, уже существуют.

Третье — надо принять и адаптировать правила ЕС. Москва довела много стран ЕС до крайней черты, когда бросила вызов антимонопольным и конкурентным правилам ЕС, а также активно проталкивала проект Южный поток.

Четвертое — Россия должна уйти из Донбасса. Энергетическое будущее России представляется достаточно проблематичным, если страна не добьется каких-то послаблений секторальных санкций. По мере истощения и старения месторождений в Западной Сибири, России следует долгосрочно вкладывать и большие средства в перспективные проекты, включая Арктику. Оккупация части Донбасса блокирует данный процесс.

Пятое — России следует осторожно подходить к своей газовой сделке с Китаем на 400 миллиардов долларов США. В рамках этого Россия разработает сибирские месторождения и построит трубопровод в Китай. Возврат инвестиций пока никак не гарантирован».

Источник The National interest.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter