Нур-Султан
Сейчас
-3
Завтра
8
USD
432
+2.31
EUR
506
+3.43
RUB
5.52
+0.10

Противостояние МВД с матерью-одиночкой: надежда только на министра

9336

О том, как с Натальей Воробьевой обошлись в родном ведомстве, службе в котором она отдала 15 лет, мы писали уже неоднократно.

Напомним, что должность Натальи Воробьевой сократили в то время, пока женщина находилась в декретном отпуске, а ее саму незаконно вывели в резерв. Когда мать-одиночка решила раньше времени выйти из отпуска на работу, новый командир спецподразделения «Сункар» Дулат Курмашев категорично заявил, что в его подразделении она работать не будет, так как женщине в нем не место. Бравый полковник даже распорядился не пускать ее на территорию спецподразделения. Табельное оружие Натальи, которое она должна была по всем правилам и законам сдавать лично, приняли комиссионно, то есть как у покойника (данная процедура проводится в случае гибели спецназовца при выполнении задач либо ранении — в случае, если сотрудник не может присутствовать лично).

Причина такого поведения полковника Курмашева стала ясна довольно скоро. От имени спецподразделения «Сункар» в суд был подан иск на выселение Натальи Воробьевой с ее трехлетней дочерью из служебной квартиры в малосемейном общежитии.

Судебные тяжбы, по первой из которых мать-одиночка процесс выиграла, а апелляцию и кассацию проиграла, длились до тех пор, пока дело не попало в Верховный суд. Там рассудили по закону, а не по понятиям: квартиру оставили Воробьевой и ее дочери.

Дальнейшие попытки женщины восстановить справедливость и вернуться на работу в спецназ потерпели полное фиаско. Все ее обращения к высшему руководству МВД, а конкретно к начальнику Департамента кадровой работы ведомства господину Абдигалиеву и заместителю министра Демеуову, курирующему спецподразделение «Сункар», либо вообще оставались без ответа, либо были удостоены банальной отписки, смысл которой сводился к тому, что для службы в спецназе она не подходит, потому как не соответствует предъявляемым требованиям. Естественно, официальных заключений (результаты аттестации либо другие документы, это подтверждающие) никто не предоставил, потому что их нет в природе. Никаких, не то чтобы равнозначных, как того требует закон, а вообще никаких других должностей Наталье Воробьевой предложено не было.

Чины большие. Пакости мелкие

Судебные тяжбы за жилье, и постоянный психологический прессинг со стороны руководства спецподразделения «Сункар» серьезно подорвали здоровье Натальи: на нервной почве начались проблемы с желудком и сердцем. Тем не менее, даже находясь на официальном больничном после выхода из декрета, женщина не оставляла попыток восстановить свои права.

Но все было тщетно. В какой-то момент Наталья Воробьева сдалась и написала рапорт об увольнении из органов внутренних дел.

— Но случилось чудо, — рассказывает Наталья. — Вместо известия о том, что мой рапорт подписан, мне позвонили из «Сункара». Произошло это на третий день после того как на вашем сайте вышел материал «Знает ли министр МВД о конфликте в спецподразделении «Сункар»». Наш кадровик попросил меня прийти на базу для того, чтобы оформить документы о моем выходе на пенсию. Если честно, я очень обрадовалась, думала, что министр разобрался в ситуации. Когда я пришла, мне дали ознакомиться с «Расчетом выслуги лет на пенсию», который я подписала. Так же я предоставила все необходимые документы. Мне сказали ждать. Вот, дождалась!

[gallery ids=»54268,54267,54266,54265″]

«Мне хотят отомстить»

Вечером, 5 ноября, в дверь квартиры Натальи Воробьевой позвонили. На пороге стоял начальник отдела кадровой работы спецподразделения «Сункара» Ермек Габдолдин с очередным уведомлением в руках.

— Уведомление было на казахском языке и, естественно, я не могла его прочитать и понять, — говорит Наталья. — Тогда наш кадровик мне перевел его смысл. Он заключался в том, что завтра, 7 ноября, я должна быть в Астане (в здании МВД) на дисциплинарной комиссии по итогам служебного расследования. Бумага подписана начальником департамента кадровой работы МВД Абдигалиевым. (Аудиозапись беседы см. ниже) В  общем, оказалось, что вместо того, чтобы оформлять меня на пенсию, в «Сункаре» на меня состряпали материалы служебного расследования. Меня с ним никто не ознакомил, но, как мне рассказали коллеги, смысл в том, что в периоды между больничными — с 17 по 20 июля и с 12 по 17 августа,  находясь в резерве, я, якобы, не выходила на службу, то есть прогуляла. Но куда я должна была выходить, если на территорию базы меня не пускали по прямому указанию Курмашева, и даже мое табельное оружие по этой причине приняли комиссионно, нарушив закон, словно я умерла? Во-вторых, уведомление о том, что я, будучи выведенной в резерв, должна находиться на работе, мне принесли только 5 сентября этого года. О том, что поехать в Астану я не могу, потому что мне не на кого оставить трехлетнюю дочь, они прекрасно знают. Моя неявка будет расценена как обстоятельство отягчающее. То есть сейчас мне просто хотят отомстить за то, что я обратилась за помощью в защите своих прав к прессе, и уволить, но уже не по собственному желанию или по причине выхода на пенсию, а по отрицательным мотивам, чтобы я впоследствии не смогла никуда устроиться на работу.

[audio m4a=»https://static.365info.kz/uploads/2014/11/Голос-001.m4a»][/audio]

Уведомление от 5 сентября 2014 года

Уведомление от 5 сентября 2014 года

По закону или по понятиям?

Но и в этой ситуации закон не на стороне МВД, если, конечно, рассматривать его с точки зрения закона, а не по понятиям.
Вот что говорится в части 2 статьи 56 Закона «О правоохранительной службе»:

За неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей на сотрудников могут налагаться следующие виды взысканий:
1) замечание;
2) выговор;
3) строгий выговор;
4) предупреждение о неполном служебном соответствии;
5) освобождение от занимаемой должности;
6) понижение в специальном звании или классном чине на одну ступень;
7) увольнение из правоохранительного органа;

2 часть статьи 57 того же Закона «Основания и условия наложения дисциплинарных взысканий» уточняет:

При наложении дисциплинарного взыскания и определении его вида учитываются наличие вины сотрудника, тяжесть и обстоятельства совершенного дисциплинарного проступка, личность сотрудника и отношение его к службе, наступление негативных последствий и причинение ущерба имиджу правоохранительного органа.

Важно отметить, что за все 15 лет службы в органах внутренних дел Наталья Воробьева не имела ни одного взыскания.

Однако, похоже, некоторые чиновники в МВД для себя уже давно все решили. И 7 ноября вся мы  можем стать свидетелями того, как в МВД, исключительно с позиции мести, сотруднику, позволившему говорить о своих правах, «вынесут приговор».

Неудобные вопросы без ответа

Пытаясь разобраться в законности действий министерских чиновников разных уровней, редакция портала «365 info.kz» отправила в МВД РК официальный запрос, с просьбой дать разъяснения по делу капитана Воробьевой. Ответ, вместо положенных 3 дней, редакция ждала полтора месяца. По сути, наши вопросы так и остались без ответа:

1. Насколько законно сокращение капитана полиции Воробьевой в то время, когда она находилась в декретном отпуске? В Законе РК «О правоохранительной службе» написано: «Сотрудник на период нахождения в отпуске без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет зачисляется в распоряжение соответствующего органа или учреждения. (…) За сотрудником сохраняется место работы (должность)». То же самое говорится и в пункте 3 статьи 195 Трудового кодекса РК.

2. Законно ли, что после сокращения Воробьеву не только сразу не поставили об этом в известность, но и комиссионно, в ее отсутствие, приняли ее боевое оружие?

3. Имели ли право представители спецподразделения «Сункар», направленные к Воробьевой командиром Курмашевым для вручения уведомления о переводе в резерв, датированного 5 сентября 2014 года, (хотя в резерв Воробьеву вывели еще в 2012 году), делать это по месту жительства, вне рабочего времени и скрыто вести видеосъемку всего происходящего?

— Наивно было рассчитывать на другой ответ, — говорит Наталья Воробьева. — Они никогда не признают, что незаконно меня сократили, незаконно вывели в резерв. А теперь еще решили в отместку выписать мне «волчий билет» и уволить по отрицательным мотивам. Сейчас у меня остается только одна надежда — обратиться лично к министру внутренних дел генералу Касымову. Когда-то он лично подписывал приказ о моем назначении. За все эти годы у меня нет ни одного взыскания. Я оправдала доверие. И сейчас, когда я не могу добиться правды от его подчиненных, только он сможет разобраться в ситуации и остановить это беззаконие.

[gallery ids=»54277,54276″]

P.S.

Уже сейчас, не особо веря в то, что ее вопрос в законном порядке решится в стенах МВД, Наталья Воробьева готовится к очередным судебным тяжбам. Понимая ее бедственное положение, некоторые довольно известные в стране юристы уже проконсультировали ее и изъявили желание представлять ее интересы в суде: кто безвозмездно, а кто — за символическую плату. Все они, ознакомившись с имеющимися документами, уверенно говорят о том, что закон на все сто процентов на ее стороне.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter