Нур-Султан
Сейчас
-20
Завтра
-11
USD
420
-0.42
EUR
510
-1.68
RUB
5.72
0.00

Шахматов: «Приходится уживаться с добрыми сволочами на телевидении»

3931

— Не угадала.

— Я тебя научу. Это пешки, они ходят только вперед.

— Пешки наименее симпатичны.

— Это фигуры, они ходят по-разному. Это Королева, ходит, как угодно. Король — беззащитная фигура. Всегда нуждается в защите.

— В защите Королевы. Так и у нас общество устроено. Всем рулит женщина. Это же неправильно.

— А что женщины у нас рулят?

— Все рулят. Это для вида во властных структурах мужики ходят. А рулят-то женщины. Шеи. Давай сыграем.

— Ты на радио работал? 

— Меня пригласили работать на «Европа плюс». Там я начал свою республиканскую карьеру. Потом это радио неожиданно стало «Ретро FМ». На этом моя карьера на радио закончилась.

— Не жалеешь, видимо?

— Конечно, нет. Все, кто работал на радио, прекрасно работают на телевидении. А те, кто не работал на радио, часто на телевидении делают огрехи, например в дикции. У тебя с дикцией все нормально?

— Все хорошо.

— Все плохо. Ты не работала на радио, Баба Яга.

— 15 лет, дорогуша.

— Придумываешь тоже.

— С радио перевелся на телевидение? 

— Что значит «перевелся»? Сейчас люди посмотрят и подумают, что нас там переводят, как пешек на шахматной доске. Я прошел жесточайший отбор. Кастинг. Знаешь такое слово?

— Костинг. 

— Да. Там кости летели у тех, кто не прошел. А я прошел без «волосатой руки», без родственников в акимате. Обрати внимание. У тебя родственников вообще нет?

— Горемычная. 

— Образ Бабы Яги – печальная вещь. Ты страшная, одинокая, грязная старуха. Сажаешь детей, сжигаешь их в печи. А все потому, что у тебя мужика нет.

— Ты же тоже — не фонтан. Правду-матку рубишь.

— Нельзя сравнивать. Ты все себе гребешь, обманываешь людей. А я для общества полезное делаю.

— Тебя считают ходячим представителем моды. Никто не видел тебя в обычном одеянии. Ты вообще, одеваешь джинсы, футболку?

— Почему никто не видел? Не все костюмы от Brioni. Конечно, я не хожу в растянутых трико. Это неприлично. А вообще, ужасно, когда ты должен выглядеть прилично.

— А о чем тебя спрашивают, когда видят вне экрана?

— Меня не спрашивают. Они шепчутся. Дескать этот, как его, пошел. Есть, которые тебе улыбаются. Некоторые достают фотоаппараты, чтобы фоткаться. Один чуть не набил мне морду в аэропорту.

— Перелетал что ли?

— Редко, но такое бывает. Мы как-то затронули его личную жизнь в одном из сюжетов. Он увидел меня, решил поговорить по-мужски. Его самолет улетал.

— И он решил улететь. Перед нами шахматная доска. Ты все на ней понимаешь.

— Это не моя любимая игра. У меня отсутствует логическое мышление.

— А с какой фигурой ты мог бы себя сравнить?

— Детка, ну что ты задаешь мне такие вопросы. С Королем я себя ассоциирую.

— Он же самый беззащитный.

— Поэтому у меня есть Королева, которая меня защищает.

— Королева? А корольчата есть?

— С твоих уст звучит как крольчата. Есть две принцессы и один принц.

— Ты плодовитый, я смотрю.

— Лирическая нота пошла. Невозможно жить без детей. Можно закостенеть, как ты. Стать злой скотиной.

— Это лучше, чем доброй сволочью.

— Да, доброй сволочью — совсем ужасно. Таких много на телевидении. Приходиться с ними уживаться.

— У тебя есть суеверия, связанные с телевидением?

— Ну перестань. Суеверия могут быть у работников телеканала «Хабар». А на нашем канале работают с людьми, у которых такие проблемы — просто ужасно. Какие там суеверия. Мы бы давно умерли.

— Я много видела кто-то молится перед эфиром, читает заклинания.

— Это от незрелости. Я тоже раньше крестился перед эфиром. А потом думаю, не буду креститься – и ничего не произошло. Крест-то в душе. Если в Бога не веришь — все будет плохо. Вот ты, Баба Яга, не веришь в Бога, поэтому все у тебя плохо.

— Ты веришь в Бога. А верит ли он в тебя?

— Он всегда верит в нас. Почему у людей происходят несчастья? Потому что человек должен извлечь из этого урок.

— Если бы не была зла, люди бы не поняли добра.

— Если мы с тобой пойдем в эту философию, последние твои зрители разбегутся. Сколько сейчас у вас посещений на сайте?

— Много, много. Как ты вышел в эфир вживую, твоя жизнь изменилась?

— Слушай, я вышел в эфир вживую еще в школьном возрасте. Я вел программу на региональном костанайском телевидении. Я там начинал свою карьеру. После того, как вышла в эфир детская передача «Телепом», я вышел в народ, а меня никто не узнает.

— Обиделся и ушел на радио.

— Детскую передачу мы делали бесплатно. Моя первая зарплата на радио была 6000 тенге. Это было круто. Но это была школа.

— А если тебя уволят с телевидения и радио, что еще умеешь делать?

— Ничего не умею, бабушка. Не уволили бы. Есть такое слово «призвание».

— А еще есть слово «блат». Найдется кто-нибудь, кто сместит.

— Я считаю, всегда так быть не может. Если таланта нет, то долго не задержишься.

Вот на Западе, ведущий все составляет сам от и до. А у нас работают по сценарию.

— Вот как ты.

— Нет. Это, чтобы не забыть кому и сколько должна. Ведущий является ведущим или он просто диктор?

— В большинстве случаев — диктор. Но давай разберемся. Я веду 3 телевизионных программы. В новостях само собой — диктор. Подводки пишут авторы сюжетов. В ток-шоу есть сценарий и наушник. Просто не успеваешь следить за всем, что происходит на площадке, и человек тебе подсказывает. Вопросы прописаны. Но можно тупо читать вопросы, не понимая, что происходит на площадке, а можно опираясь, развивать тему, которой нет в вопросах. Это очень сложно. В «Другой правде» я выступаю в роли продюсера. Правлю тексты и делаю общий вид телепрограммы. Поэтому не считаю себя тупо диктором. Я — ведущий и автор.

— Ты сейчас находишься на пике популярности.

— Мне не нравится это слово. После пика только пропасть.

— Ты можешь ставить условия по зарплате своим работодателям?

— Не то чтобы условия. Я позволяю себе капризничать. Просить бонусы.

— Какой был последний бонус?

— Не могу тебе сказать. Я всего пару раз в жизни просил повышения зарплаты. Так как руководство и так знает, сколько должен зарабатывать Алексей Шахматов на их канале. Тебя устраивает сколько тебе платят?

—  Да, выше крыши.

— Прекрасно. Руководство чувствует нас.

— Если тебе дать волю, что бы ты еще придумал? Есть идеи?

— Чтобы генерировать идеи, надо ничего не делать, сидеть и думать. А я все время занят. Три проекта не делает никто даже в России. Но скоро должно что-то измениться. Это мне экстрасенс предсказал.

— На корпоративы пойдешь?

— Меня не приглашают. Я пару раз был, мне не понравилось. А вообще, прибыльный бизнес.

— А сколько берут наши звезды?

— Какие? Роза Рымбаева? Мне говорили, у нее цена очень варьируется. Может и за 2000 долларов спеть. Мне говорили, я не уверен. Кайрат Нуртас – 10 000.

— А тебе сколько предлагали?

— Давай завязывай. Мне платят зарплату на моем телеканале.

— Свои сбережения в какой валюте предпочитаешь держать?

— В нашей семье нет сбережений. Это плохо. Мы ни на чем не экономим.

— Поговорили о многом. Осталось самое главное – спутница жизни. Кто она?

— Она женщина.

— Слава Богу! А то у многих – телевизор.

— Ее зовут Светлана. Мы с ней познакомились на радио.

— На Европе? 

— Она была и остается там главным бухгалтером. Сечешь?  Я вообще считаю, что романы надо заводить на работе. Потому что роман с работой не заканчивается никогда. Полюбили друг друга.

— Сколько вы вместе?

— Лет 7-8. А ты одна.

— Кащей заскакивает, иногда Иванушка.

— Ты так сказать…

— Нет. Я нормально сказать. Партийку мы еще доиграем.

— Я первый раз в формате интервью. Дорогие зрители, любите друг друга. Ни деньги, ни власть не дают нам столько сил, как любовь.

Видеоверсию можно посмотреть здесь.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter