Нур-Султан
Сейчас
-14
Завтра
-7
USD
377
-0.42
EUR
409
-0.53
RUB
5.95
+0.02

Байкер-депутат Дмитрий Петрухин про флаг Казахстана, семью на каждом континенте и смерть в шахтах

2448

— Это мой очередной континент. Я был на зеленом континенте…

— Что, и там семейка есть?

— Там у меня много друзей.

— А на фотографиях вы с детишками?

— Да. Говорят, носик похож, ушки похожи. Только они все черненькие. А если еще посмотреть, то я в Австралии — с белыми детьми, в Латинской Америке — с цветными. Дети — цветы жизни.

— Поэтому их нужно дарить красивым девушкам.

— Это наша обязанность — дарить и содержать детей. И думаю, что если где-то на другом континенте есть семья – это нормально.

— Расскажите о Китайской стене. 

— Эта поездка была в 2009 году. Интересна сама Китайская стена и, конечно же, заезд. Исторически так сложилось, что байкеров туда не впускают. Петрухин первый сумел заехать на Китайскую стену. Если вы помните, в 2008 году я нес огонь Пекинской олимпиады на мотоцикле. Поэтому позже спортивное руководство запустило меня в Китай. Я ломился туда с 2004 года, но мне всегда показывали красный свет. Мои друзья спрашивают: как мне удалось туда попасть? Нужно сделать что-то необычное.

— Вы посетили много стран и континентов. А что для этого нужно?

— Сегодня 10-летний юбилей с начала моих кругосветных путешествий. Я здесь в честь праздника. Мною пройдено 150 стран, 250 тыс. км. Но я еще бутсы не повесил.

— Наша планета по экватору составляет 40 тысяч км. Это 6 раз вокруг планеты?

— Я считаю это еще мало. Сейчас у меня будут страны Средней и Юго-Восточной Азии через Индонезию и Австралию. На следующий год я планирую Южный и Северный полюсы. Но это будет не мотоцикл, на котором я ездил в кругосветное путешествие, а аэросани или мотоциклетный скутер с лыжами. Я веду переговоры с Южным полюсом, с российской группой, которая там работает. Они меня ждут. Возможно, в ноябре или декабре я поеду. В этот период можно посещать Южный полюс.

— Вы еще являетесь капитаном яхты?

— Нет. У нас там был капитан. Я — руководитель проекта. Вы знаете, впервые в истории Средней Азии казахстанская яхта «Шокан Валиханов», принадлежащая стране, у которой нет прямого выхода в море, совершила кругосветную регату вокруг Земного шара. 6 июля 2012 года мы прибыли в порт Актау и доложили президенту. Яхту оставили в порту. Теперь она — достояние нашей республики.

— Первый мотоцикл вы же подарили?

— Да. Первый мотоцикл проехал 52 страны, 100 тысяч км. Я подарил его в музей Первого Президента. И горжусь, что мой музей находится в музее Первого Президента. Там же маршрут яхты «Чокан Валиханов». Я подарил чапан, в котором проехал 52 страны. Он мне в 2004 году был подарен сенатором Торегельдиновым. Я получаю много благодарностей за то, что сохраняется история Казахстана.

— Вы состоите в Книге рекордов Гиннеса?

— Это палка о двух концах. Чтобы получить 100 000$, нужно сначала подавать заявку, а потом делать рекорд. Руководство Книги его прослеживает. А я сначала совершил кругосветное путешествие, а потом подал заявку. Все проверили, подтвердили рекорд, но денег не дали. Примерно то же было и с яхтой «Шокан Валиханов». Она стартовала в 2007 году. Нас отслеживала специальная международная команда по кругосветным путешествиям на яхте. Через год яхта встала на целых 2 года из-за финансового кризиса. Я на тот период вернулся из кругосветного путешествия. Нашел финансы, снова собрал ту же команду и через год мы закончили проект. Его тоже внесли в Книгу рекордов Гиннеса, но денег не дали.

БАБА_ЯГА

— Путешествовать же недешево. А кто за все это платит?

— Первый этап я оплачивал сам. Такой вот авантюрист. Очень сильно потревожил бюджет своей семьи. Дядька я уже взрослый – детей вырастил, дерево посадил, дом построил. Поэтому могу позволить себе совершать такие мотопробеги. Брал кредиты, пытались с женой зарабатывать. Она меня поддерживала. Когда я стал уже известным путешественником-кругосветником, мною заинтересовалось руководство города, министерство спорта. Стали поддерживать. А я уже не хотел останавливаться. Путешествовал с флагом своей страны, прославлял Казахстан. А потом Азиада 2011, Универсиада 2017. Сейчас тоже немало проектов. Задание президента – завоевать возможность проводить Зимние Олимпийские игры 2022 года в Казахстане. Мы должны обойти Норвегию и Китай. Сейчас снова буду ездить по миру, чтобы члены Международного олимпийского комитета поддержали нашу страну. Думаю, у меня с моей экспедицией это получится.

— Зачем вам это надо? Никто же этим не занимается. В чем смысл?

— Я последние годы думаю об этом. Хочу, чтобы были единомышленники. У меня много друзей-путешественников. Но в поездке на мотоциклах мне никто на пятки не наступает. Мой друг Федор Конюхов тоже побил все рекорды. Но и у него нет последователей. А я не только получаю удовольствие, но и прославляю свой Казахстан.

— Вы дядька большой, как вы себя назвали, принципиальный. Я видела ваш прыжок с тарзанки. Как можно отважиться прыгнуть с такой высоты? Или после пройденных дорог — это детский сад уже?

— Нет. К этому нужно подходить очень серьезно. Настраиваться психологически.

— Где это было?

— Это в Африке. Всем известный водопад Виктория. Одна из мощнейших тарзанок в мире, почти 200 метров. Река Замбези, которая разделяет Замбию и Зимбабве. Я видел много водопадов. Этот выглядит очень впечатляюще. Покруче, чем Ниагарский водопад. Я уже знал, что я буду прыгать. Меня отговаривали, объясняли, что я больше 100 килограммов весом, там очень глубоко. Но я устроил такое шоу. Сказал: давайте, привязывайте меня. У меня было два условия: привязать к себе флаг и держать в руках камеру. Они говорят — это запрещено. Наглости не было предела. В общем, я сделал это. Было очень много народу. Я их всех сильно возбудил. Если я решился на такую авантюру, то сделать хотел все качественно и сильно. Я смотрел на себя потом на камере. Лицо у меня было адекватное. Конечно, на глубине я потерялся, а когда ожил, сразу дал интервью. Как раз был Наурыз и это был мой подарок всем казахстанцам.

— Когда вы путешествуете, скучаете по Родине. А когда — дома, в какую страну тянет?

— Я в первой кругосветке по странам прошел галопом по европам. Думал, еще вернусь, напишу дневник, фоторепортаж сделаю. Оказывается, так нельзя. Сейчас жалею об этом. У меня еще остались белые пятна, где не развевался наш флаг. Думаю, что там я еще буду, пофотографируюсь с детишками.

— Вы начинали свою карьеру, работая в шахте, так ведь?

— Да. Я – карагандинец. После армии у всех ребят была одна дорога — на шахту. Тогда было 24 шахты. Я работал в «Сарани». Когда  пришел работать, на шахте был взрыв, погибло около 100 человек. Тех, кто после армии — 25 человек, отправили в учкомбинат получать азы подземного горнорабочего. Нам еще и платили за это. Но когда учеба закончилась, 23 человека собрались и ушли. Сработал страх — люди погибли у нас на глазах. А мы двое спустились. Были обвалы, смерть видели, работа сложная под землей. Я проработал в шахте 10 лет. А в 1991 году, когда страна получила независимость, с семьей уехал в Алматы. Занимался туристическим бизнесом. Начал возглавлять байкерское движение в Казахстане. Сейчас мы на Балхаше проводим много фестивалей.

— Вот у меня там родственничек ездит на какой-то «моторашке» и утверждает, что он — байкер. А что нужно, чтобы быть байкером?

— «Байкер» относится и к велосипедистам, и к маленьким мотоциклам, и к огромным, как у меня.

— А как же стереотип — борода, длинные волосы, косуха?

— Сама культура пришла к нам из-за границы после обретения независимости. И слово «байкер» тоже. Но мы и раньше ездили на мотоциклах «Минск», «Восход», «Урал». В 90-е стали завозить б/у мотоциклы Honda, Suzuki. Я тоже их покупал.

— Пару раз видела байкера: снимает шлем, а там красна девица – такая красавица! На красном мотоцикле в красной каске с рожками.

— Это вы, наверное, попали на открытие сезона. У них праздник.

— Много таких девушек?

— Недавно ко мне обратились девушки с просьбой организовать для них клуб. По Казахстану девчонок-байкеров уже немало. Эпицентром этого движения у нас является Алматы. Скорее всего, здесь будет городской клуб. Сейчас у нас есть Ассоциация байкеров Казахстана. В нее входит 30-40 клубов со всей республики. Мы не зарабатываем на этом деньги, просто живем этим.

— Правда, что только благодаря вам до сегодняшнего дня не вводили запрет на мопеды?

— Я всегда был против того, что мопеды двигаются по городу без номеров. Раньше, согласно закону, мопеды до 50 кубов можно было не регистрировать. Но они же являются участниками движения, тоже нарушают его и не могут уходить безнаказанно. Можешь ездить на мопеде в деревне, по специальным дорожкам, у себя на даче. Но если едешь в городе, то должен быть соответствующе одет, иметь права, документы. При встрече с руководством ДВД и ГАИ было принято решение все мопеды ставить на учет.

— Насколько я знаю, Дмитрий Иваныч, вы на своем мотоцикле всегда ездите в этой шляпе, без каски. 

— Только в городе.

— А в городе можно ездить без каски?

— Я весь мир проехал в шлеме. А мой имидж Петрухина — это шляпа, которая проехала весь мир. И начальники ГАИ, в качестве исключения, мне разрешают ездить в шляпе. Но я никогда не гоняю.

— Я знаю, что вы аккуратно водите.

— За городом надеваю каску. А заезжая в какую-нибудь страну,  надеваю свою шляпу. В 90% случаев полиция на меня хорошо реагирует. Только в Париже и в Арабских Эмиратах говорили — наденьте каску. В Америке на голову можно надевать, что хочешь. Главное условие – очки. В России тоже. У нас по закону положен шлем. Сейчас я стараюсь его надевать. Петрухина теперь узнают и без шлема.

— У нас в гостях был человек-легенда. Хватит, мои дорогие! Пока-пока.

Видео версию можно посмотреть здесь.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter