Нур-Султан
Сейчас
-6
Завтра
-3
USD
377
+0.51
EUR
418
+0.56
RUB
6.09
-0.01

Усть-Каменогорск: куда там Семею!

1452

Некоторые фанаты соблюдают хоккейные нравы повсюду, к примеру, на дискотеках прижимают прехорошеньких девушек к борту вместе с «шайбой», а во время первой брачной ночи включают сирену после гола…

Маска, я тебя знаю!

Утверждают, что даже местные грабители банков из принципа работают исключительно во вратарских масках. А кое-кто из спецназа местной полиции ходит на захваты преступников в форме, где вместо стандартного лейбла «ОМОН» на спине красуется гордое «Торпедо». По слухам, заезжие братки ужасно пугаются, принимая их за настоящие торпеды.

В хоккей здесь начали играть давно — раньше, чем в Канаде. Правда, поначалу коньки привозили из Китая. Понятно, что первые коньки были низкого такого качества, люди часто травмировали себя. Пробовали из них делать подковы, но и они оказались настолько плохими, что кони, особенно молодые, падали на льду, частенько набивая себе горбы. Поэтому эти коньки так и прозвали — «коньки-горбунки».

В советское время один Усть-Каменогорск давал стране столько прекрасных хоккеистов, что из них можно было создать целую команду — чемпионов СССР. Среди юношей местное «Торпедо» неизменно блистало. Но юным талантам не давали объединиться в одну команду и заиграть по-взрослому. Дарования разбирали с 18 лет по всему Союзу. И, тем не менее, ежегодно город выращивал новых хороших игроков также исправно как огурцы в парниках. Самый титулованный игрок — Евгений Паладьев — трехкратный чемпион мира, но самый любимый — олимпийский чемпион Борис Александров, кумир навсегда. Его карьера игрока была короткой и яркой.

Хоккеисты — идолы города. Даже подслеповатые бабушки знают поименно основной состав «Торпедо-Казцинк», а портреты Бориса Александрова, Евгения Набокова и других суперзвезд висят во всех красных углах домов рядом с иконами. Вы можете пить чай в одной компании с пророком Моисеем, Юлием Цезарем, и даже замом акима области по ЖКХ, но стоит заглянуть на огонек хоккеисту средней руки из «Торпедо», и все иные тут же будут забыты.

Белка и Стрелка

Белки здесь водились всегда, а Стрелка — место основания крепости на слиянии рек Ульбы и Иртыша, появилась в 1720 году с легкой руки майора Ивана Лихарева, которого послал в эти края сам Петр I. В те беспокойные времена сильно досаждали джунгары. И казаки из гарнизона Усть-Каменной пригласили басурман по-честному сразиться на Стрелке — место, дескать, хорошее, есть где разгуляться. Поскольку те не явились на Стрелку, опасаясь засады, были объявлены трусами. С тех пор повелось на Руси и в Степи — кто на стрелку не пришел, тот и проиграл. А чтобы джунгары не сомневались, кто проиграл, их в степи колотили местные найманы.

Кстати, Усть-Каменогорск в 19 веке называли будущей Калифорнией России. По статданным, последние пять лет 19 века 132 золотых прииска в уезде добыли почти 3, 3 тонны золота. Говорят, в ту пору даже городские курицы несли позолоченные яйца, и этот факт затем перекочевал в сказку.

Аккумуляторы бы делать из этих людей

Семей — это предмет ревности устькаманцев. К примеру, команда, принявшая в свои ряды хоккеиста из Семея, считается обесчещенной, и ее хоккейные ворота мажут дегтем.

По этой причине в У-К межнациональных браков намного больше чем с семейчанами. Доходит до того, что жених из Семея вынужден подделывать удостоверение личности, чтобы угодить родителям невесты.

Обычная картина: приходят ряженные гости в дом суженной с прибаутками:

— У вас товар, у нас — свинец, эээ, пардон, купец!

А отец невесты с подозрением молвит:

— А часом ты не из Семея ли, голубчик?

И достает счетчик Гейгера…

Впрочем, в этой сфере семейчане и устькаманцы близнецы-братья. Мы гордимся, что Казахстана — это вся таблица Менделеева. А в этом городе каждый человек ходячая таблица Менделеева. Особенно, по части тяжелых металлов. И этот факт не остается без внимания патриотов города.

— Конечно, у нас не было своего ядерного полигона как в Семипалатинске, — с горечью признает этот неприятный факт устькаманец. — Но (здесь он оживляется) после закрытия этого пресловутого полигона, наш город уверенно вышел на первое место по уровню радиации в регионе! А еще, радостно сообщает патриот, при УМЗ будет мировой банк радиоактивных отходов с АЭС. Куда там Семею!

Почти половину города занимает промышленная зона. Здесь популярно понятие НМУ ( неблагоприятные метеоусловия) — это когда нет ветра и металлический дым отчества опускается на город. По плотности он не уступает хваленному лондонскому смогу времен Шерлока Холмса, а по содержанию бериллия превосходит в сотни раз. Как говорится, бериллий — не хочу!

При НМУ хороший хозяин даже собаку Баскервилей на улицу не выгонит

Взять, к примеру, пчеловодство, которое успешно возрождается благодаря акиму области. Появляются евростандартные ульи, проводятся медовые ярмарки, патока рекой льется с экранов ТВ, пишутся медоточивые статьи на эту тему. Единственная проблема — пчел и пасеки нужно подальше отгонять от города. Что взять с пчелы — она берет пыльцу из подножного материала. Иначе получится весенний свинцово-цинковый мед или красноватый титано-магниевый. Таких пчел, цвета желтый металлик, уже можно считать почетными металлургами.

Перефразируя известные строки, хочу сказать: гвозди из этих людей делать не стоит (тяжеловаты гвозди из свинца), но пули или аккумуляторы — вполне можно.

И при всем при этом, У-К — один из самых спортивных городов страны. К примеру, почти вся сборная РК по горным лыжам живет здесь. В том числе и наша прекрасная фристайлистка Юля Галышева, достойная медали Игр в Сочи, но которую нагло засудили в финале. Или несравненная Оля Рыпакова, в девичестве Алексеева — олимпийская чемпионка Лондона в тройном прыжке. Проживая на родине, Оля зимой в три прыжка перепархивала Ульбу, утверждают поклонники.

Маральи рога и копыта

В выходные горожане устремляются на природу с решимостью Первой конной армии, преследующей отступающего Петлюру. «Даеешь!», — этот зычный призыв отдыхающих заполняет горы, лес, поля и Бухтарминское водохранилище, которое здесь уважительно величают морем. Вот она волшебная сила слова — назвал проточное озеро морем, и сразу статус иной — и душа морская, и окуни, и загар, и капитаны катеров — морские волки. Даже тщедушные ежики, случайно упавшие в воду, автоматически признаются солидными морскими ежами.

А в сентябре ученики, почесывая покусанные морскими комарами коленки, дружно пишут сочинение  «Как я летом отдыхал на море». Бухтарминское море компактное как Аральское, рыбное как Каспийское, но немного прохладноватое подобно Баренцевому в апреле. Здесь вполне бы прижились моржи-малолетки и пингвины.

В горной реке Бухтарме, впадающей в море, водятся редкие рыбы — таймени. Ходят легенды, что некоторые настолько огромны, что могут утащить под воду не только доверчивого бурундука, но и зазевавшегося сельского акима с отчетом об освоении бюджетных средств.

Да, устькаманцы — заядлые охотники, рыбаки, оленеводы, грибники, ягодники, «шишкари», а также подберезовики и подосиновики. В этих благословенных краях процветают маральи фермы. Мускулистые самцы с величавыми рогами, полными драгоценного пантокрина, горделиво смотрят на рассвете на священную гору Белуха, и возбуждено раздувая ноздри, ревут от восторга и полноты жизни. В этом крике — жажда бури, сила гнева, пламя страсти. Ну, и уверенность в приплоде слышат маралихи в этом крике. Глупый барсук робко прячет тело жирное в утесах — думает, что это его ищут аптекари.

Увы, все преходяще, даже рога — нередко на закате тот же марал, но со спиленными пантами, стыдливо прячется в дальнем углу фермы. Без них он похож на административно арестованного беспонтового хулигана.

Но любой конец — это почти всегда чье-то начало. Пантокрин целебен для нервной системы, опорно-двигательного аппарата, а более всего, он стимулирует реактивную тягу к прекрасному полу. Во многом, за счет этого БАДа Казахстан имеет прекрасную демографию. И что интересно, несмотря на такое изобилие пантов, местные красавицы своим любимым рога ставят не выше средней нормы по стране (44. 56%). Что ж, пусть лучше Бог наградит рогами, чем их наставит жена.

Потом наступает понедельник и вчерашние мореплаватели и подберезовики охотно спешат на работу — труба зовет. Это они выпускают на УМЗ уникальные таблетки с топливом для АЭС, производят свинец, титан, цинк, бериллий. Они собирают «Шкоды», » Шевроле» и ругаемыми на все лады «Лады» на крупнейшем автозаводе Казахстана. Они одной рукой создают НМУ, другой — борются за экологию, пишут книги, как земляк Анатолий Иванов («Вечный зов»), или же просто хотят жить кучеряво, как стилист Сергей Зверев. Но приходит новый уик-энд, и весь город опять устремляется на природу.

И это правильно, потому что работа не марал, и на Белуху не убежит.

© «365 Info», 2014–2020 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter