Нур-Султан
Сейчас
-7
Завтра
-15
USD
425
-1.10
EUR
505
-0.92
RUB
5.59
-0.02

Бостонский теракт: хроника погони. День 1-й, понедельник, 15 апреля

2581

13.00. Губернатор штата Массачусетс господин Диваль Патрик покидает финишную линию бостонского марафона. Примерно в 13-00, наградив первых пришедших к финишу, он едет домой в Милтон, чтобы успеть поработать в своем саду.

13.30 Комиссар полиции Бостона Эд Дэвис уже должен покинуть место финиша. Он совершает обход своих людей — примерно одну тысячу сотрудников и несколько групп с собаками. Все идет в рабочем режиме и ему тоже пора домой, в район Гайд-Парк и далее на селекторное совещание по вопросам контроля стрелкового оружия с вице-президентом США Джо Байденом. Кстати оба, обсудят очередную победу их любимого клуба «Ред Сокс».

14.38. Сотни тысяч зрителей вдоль беговой линии длиной в 26,2 мили, простирающейся от района Хопкинтон до Черного залива. У них в руках плакаты, флаги и стаканчики с водой для бегунов. Понятно, что мало кто обращает внимание на двух молодых людей, один из которых в черной бейсбольной кепке, а другой —  в белой, козырьком назад. Они завернули на Бойлстон-стрит, где простирается беговая дорожка, с Глостер-стрит. У каждого за спиной увесистый рюкзак. Локтями они пробивают себе дорогу к финишной площадке. Где-то, не доходя до финишной линии, парни встают, кладут рюкзаки на землю, топчутся несколько минут на месте и уходят.

Бостонский теракт пострадало более 140 человек14.49. Марафонский таймер фиксирует время, истекшее с начала забега — 4:09:43. На беговой дорожке еще 5 700 атлетов. С интервалом в 12 секунд, раздаются два взрыва. Устройства расположены на расстоянии в 214 ярдов друг от друга. Гибнут трое, 267 — осколочно и баротравматически, т.е. ударной волной, ранены.

Через минуту после взрывов комиссару Дэвису поступил звонок от Дэниела Лински, его старшего суперинтенданта (первого зама по оперативной работе).

Босс, я не совсем уверен, что тут происходит,”— говорит Лински, а за его спиной уже слышны сирены. «Но мне кажется, все очень плохо…Я тут слышу про многочисленные отсечения конечностей.”

Потом комиссар Дэвис сказал, что тогда до него стало доходить, что был теракт : «Я начал действовать, как если бы это был теракт.

В это время в Южном Бостоне другой заместитель Дэвиса — суперинтендант Уильям Эванс отдыхает в сауне. Он отработал суточную смену, конец которой пришелся на марафон.

14.52. Губернатор едет в машине, когда с Черного залива звонит дочь.

Пап, что случилось? Я слышала два громких взрыва и теперь люди бегут.”

Лейтенант пожарной службы Бостона Фредерик Лоренс возвращается из супермаркета к марафонской дорожке и слышит два хлопка. Начинают отбегать люди. Лоренс ставит контейнер с горячим бульоном на парапет и бежит против людского потока.

В это время его коллеге Деннису Келли, начальнику районного управления пожарной охраны, кто-то сообщил о возможном третьем взрывном устройствеи он приказывает двум пожарным выложить вблизи предполагаемой закладки еще шлангов, чтобы, на случай взрыва, прикрыть водой саперов, уже направляющихся туда.

Остальные пожарные на коленях склонены над ранеными. Их задача пока одна — эффективно и бережно перетянуть разорванные артерии и помочь медикам собрать разбросанные куски тел. Резюмируя те события, Лоренс сказал — Те, кто не кричал, были теми, кому нужна помощь.»

Некоторые марафонцы сами сошли с дистанции и включились в спасение. В числе таковых — Натали Ставас, участвовавшая в забеге со своим отцом. Натали — педиатр-резидент местной поликлиники, но ее сегодняшний пациент — взрослая женщина с разорванным бедром, откуда бьет фонтан крови.Как только я увидела рану, то стала кричать, что ее надо срочно отправить в госпиталь.” Когда парамедики забрали женщину, Натали бросилась к следующей жертве — еще одной женщине.

Полиция начинает самую массовую охоту за всю историю штата Массачусетс. В расследование включаются несколько тысяч оперативников, бойцов спецназа, следователей, дознавателей и криминалистов из других спецслужб. Поиск и захват занял 102 часа, пока 19 апреля в районе Уотертаун, в 7 милях от места взрывов , в припаркованной к бунгало лодке был заблокирован и далее арестован ранее подстреленный спецназом Джохар Царнаев. К этому времени его брат Тамерлан погиб. Из силовиков погиб один полицейский и еще один тяжело ранен.

14.55. Комиссар Дэвис завершил разговор с Джо Байденом и ему позвонил его первый заместитель по оперативной работе, суперинтендант Лински. В трубке слышны сирены.

У нас два взрыва, я не знаю, может электричество,— говорит Лински, который совершал пеший обход постов, когда сработали закладки. Он был на приличном удалении от бомб и двигался в сторону площади Кенмор и по рации услышал голос своего подчиненного — детектива-сержанта Дэнни Килера, призывавшего к помощи.

Слышимость в эфире была плохая, но было понятно насколько встревожен был Килер, когда кричал про какие-то хлопки и отсечения. Суперинтендант тут же остановил первого попавшегося ему полицейского с машиной, они включили сирену и сорвались, нарушив правила проезда по улице с односторонним движением.

Из машины Лински звонит Дэвису и дословно передает ему сообщение Килера, делая акцент на отсечениях. Дэвис начинает понимать, что имела место атака террористов.Если бы был взрыв подстанции, то характер ранений был бы другой. У нас были классические последствия срабатывания самодельного взрывного устройства, заложенного на уровне тротуара.»

Через пять минут Дэвис уже сам прорывается к центру города и звонит Ричарду «Рику» Делорье, старшему агенту и исполняющему обязанности начальника управления ФБР по г. Бостон.

15.00. Вспоминает Комиссар Дэвис — «Слушай, Рик, я не понял, что там у меня… Но вроде, как многочисленные взрывы. Мне надо, чтобы ты весь свободный SWAT (спецназ) перебросил в район площади Копли.”

Делорье отвечает — Увидимся там, что надо постараюсь добыть как можно скорее.”

На месте преступления Лински чувствует запах пороха и окончательно убеждается, что надо искать террористов.

Кто-то прикрыл лица погибших полотенцами. Кто-то кричит Лински, что требуется больше машин СМП, так как имевшиеся уже разъехались. По тротуару разбросаны куски шрапнели и прочих поражающих элементов бомбы, включая гвозди и шарики от подшипников, а также совершенно мирные вещи — сотовые телефоны, сумки, рюкзаки и плакатики с именами бегунов.

15.15. Приехав на Бойлстон, Комиссар Дэвис поражен: “Я видел только людей в синей форме, а ведь некоторое время назад я сам там был с сотней тысяч простых гражданских. Я на самом деле прочувствовал, что где-то рядом убегающий террорист, и нам надо срочно его ловить.

Опасаясь срабатывания третьего устройства, комиссар приказывает зачистить место от гражданских и перекрыть его, обеспечив условия для специалистов-взрывников и чистильщиков. Потом, когда велся разбор действий силовиков, признали, что это была одна из первых ошибок, допущенных следствием. Тогда же полиция бросила некоторое количество сил на пожар в президентской библиотеке имени Кеннеди, который начался одновременно со взрывами, посчитав, что он тоже связан с терактами.

16.00. В отеле «Вестин Копли Палас» собрался межведомственный оперативный штаб, куда вошли комиссар Дэвис из полиции Бостона, полковник Тим Албен из полиции штата, Рик Делорье (ФБР), прокурор США Кармен Ортиз и прокурор округа Дэниел Конли. Через час в отель переброшена еще сотня силовиков из примерно 20 различных ведомств, включая полицию, спецназ, ФБР и Бюро по контролю табака, алкоголя и огнестрельного оружия и одна тысяча дознавателей, экспертов и следователей, которых разместили на 3 и 4 этажах.

В первую очередь приняли решение направить марафон по другому пути, ибо на дорожке еще есть примерно 5000 бегунов. Далее, ввиду опасения новых взрывов, в самые оживленные места города — больницы, станции метро и музеи направлены тревожные группы . Начинают поступать первые звонки о найденных подозрительных сумках, коробках, пакетах и личностях.

Дэвис отдает приказ начать сбор всех видеоматериалов. Сержант полиции Бостона Билл Перкинс возглавляет группу, которая пройдется по всем близлежащим офисам и изымет записи с камер наблюдения.

Вспоминает г-н Конли, член штаба ЧС и прокурор округа Саффолк, на момент взрыва отдыхавший с супругой в ресторане «У Эйба и Луи», совсем рядом с местом трагедии. Надо было успокоиться и собраться. Ведь я думал о том, что я сам и моя жена могли столкнуться с ними лбами. Потом мой друг меня встряхнул и вывел наружу. Какое-то двойственное чувство облегчения и вины.”

Немного позже в штаб прибыл мэр Бостона Томас Менино, прервавший лечение перелома ноги — «Доктор требовал, чтобы я остался, но я сказал, что не могу…

17.00.Первый брифинг для прессы проводит полиция. Сообщили о взрывах и начале следствия.

18.00. Выступает Президент Обама, обещающий предоставить «все ресурсы» со стороны федерального правительства. Сегодня в Массачусетсе праздник — День патриота,” — сказал Обама. “В этот день мы отмечаем тот дух свободы и независимости, что правит городом с первых дней нашей государственности… Бостон — город крутой и быстро восстановится. Сегодня американцы помолятся за Бостон.”

В это время специально выделенная сотня оперативников занимался только осмотром видеоматериалов . В 21-00, штаб завершает обсуждение и определяет общие подходы к следствию.

Первое, что мы сделали в тот день — это собрали все эти умные головы в одно место и стали думать, кто будет за все отвечать,” — рассказывает Губернатор Патрик. «Нужен был единый орган. Логически мы решили, что это будет ФБР и с ним — сводная оперативная контртеррористическая группа.” Уже ночью, когда из госпиталей возвращаются агенты, опрашивавшие раненых, появились первые гражданские добровольцы для поисков террористов.

21.00. Группа, изучающая материалы с камер наблюдения находит объект интереса. Вспоминает 23-летняя Кива Куан Лю, студентка Бостонского университета, которая вела частную документальную съемку марафона вблизи первой закладки бомб — «В 10 вечера меня вызвали в Медицинский центр имени Тафтса. Там меня просто распотрошили четыре следователя, которые очень и очень въедливо интересовались деталями. Если я что-то не могла вспомнить, они потрошили меня снова и снова».

22.00. В руки следствия попал чек из продуктового магазина, который помог установить, что подозреваемые находились в супермаркете «Хоул Фудс».

Соседи Тамерлана Царнаева сообщили следствию, что большую часть времени после взрывов он провел дома с 3-летней дочерью. В это время его жена была на работе.

Что касается Джохара, то после теракта он разместил в Твиттере комментарий, который по настрою не мог бы выдать его, как человека, имевшего отношение к взрыву.Ничего хорошего в центре города…Люди, поберегитесь» — написал он.

Но его последнее понедельничное сообщение в Твиттере было более серьезным и настораживающим.Есть люди, что знают правду, но молчат. И есть люди, которые говорят правду, но их не слышат, потому что они в меньшинстве, — написал Джохар в своем Твиттере где-то в 24-00.

Продолжение следует

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter