Нур-Султан
Сейчас
33
Завтра
24
USD
471
+6.09
EUR
497
+8.15
RUB
8.83
+0.07

Инвалиды засудили банки: судью возмутила наглость банкиров









фото из открытых источников

Три года комиссия по правам людей с ограниченными возможностями имени Кайрата Иманалиева совместно с депутатами парламента и агентством работала над проектом финансовой инклюзии. Итогом стали методические рекомендации к финансовым организациям по устранению физических, информационных и отношенческих барьеров к людям с инвалидностью.

Борьба с барьерами

— Сначала мы думали, что они будут выполняться банками, а когда провели полный мониторинг исполнения, выезжая рандомно в отделения банков, увидели, что финансовые организации отнеслись к рекомендациям как к очередному письму от агентства, — рассказала заместитель директора департамента по защите прав потребителей финансовых услуг Агентства Айгуль Канатбаева. — И мы пошли дальше:

изучили международный опыт и решили, что надо законодательно закреплять норму для физического, информационного и других доступов людей с инвалидностью к получению финансовых услуг

Разработали стандарт, который сейчас обсуждаем с финансовыми организациями и будем вносить в рамках изменения законодательства.

Вениамин Алаев

На самом деле результаты трехлетней работы, которую проделал коллектив комиссии под руководством известного общественного деятеля Вениамина Алаева, это большая победа для огромного количества казахстанцев с инвалидностью. Их более 700 тысяч. И это не включая членов их семей. По данным Алаева,

как минимум 400 тысяч из общего числа инвалидов — люди трудоспособного возраста, от 125 до 150 тысяч из них имеют постоянное место работы и доход

По словам юриста комиссии Гульмиры Бурашевой, согласно законодательству о пенсионном обеспечении инвалиды 1 и 2 групп освобождаются от уплаты обязательных пенсионных взносов в ЕНПФ. То есть даже если они работают и имеют постоянный доход, по умолчанию работодатели не делают 10-процентных отчислений в ЕНПФ. На этом основании люди лишены возможности кредитоваться в банках, хотя по всем параметрам являются такими же полноценными потребителями финансовых услуг, как и люди без инвалидности.

— Также существует норма, позволяющая работнику с инвалидностью подать работодателю заявление об уплате пенсионных взносов, — говорит Гульмира Бурашева, — но в силу низкой правовой осведомленности люди ей не пользуются.

Дискриминация инвалидов

Комиссия по правам людей с инвалидностью имени Кайрата Иманалиева — первая в Казахстане организация, которая занялась вопросом финансовой инклюзии на системном уровне.

Гульмира Бурашева

— За годы независимости разные организации и НПО даже подавали в суд, чтобы восстанавливать свои права, но безуспешно, — говорит Вениамин Алаев. — Финансовая инклюзия — не только пандусы и тактильные направляющие в отделениях банков, это и беспрепятственный доступ к банковским продуктам, которые должны быть адаптированы под людей с инвалидностью.

Почти всегда люди с инвалидностью получает в банке отказ в кредите из-за отсутствия сведений о доходах

А вообще-то есть различные системы оценки финансовой устойчивости граждан, в том числе и социальные. Мы этот вопрос продолжим, и считаю, что банкам и тем, кто войдет в нашу коалицию по финансовой инклюзии, нужно будет подумать о разработке нового механизма оценки финансовой устойчивости граждан с инвалидностью.

По словам руководителя комиссии, в Казахстане люди этой категории также не могут оформить страховку для получения той же визы.

— Страхование — тоже финансовая услуга, — поделился мнением Вениамин Алаев. — Причем чем более видима стигма человека с инвалидностью, тем выше риск отказа в страховке. Таким образом, мы везде сталкиваемся с прямой дискриминацией по признаку инвалидности.

Подводя итоги трехлетней работы комиссии, ее участники рассказали о трех судебных кейсах по восстановлению прав на безбарьерное получение услуг. Два из трех исков инвалиды у банков выиграли.

За правами — в суд

Незрячий Кенжегул Сейтжан подавал в суд сразу на три банка. В числе его требований были:

  • обеспечение отделений банков современными тактильными схемами движения внутри отделений
  • оборудование банкоматов входами для наушников для восприятия звукового меню и панелями с азбукой Брайля в легко читаемой и понятной форме
  • адаптация интернет сайтов и мобильных приложений банков для людей с нарушениями зрения и незрячих клиентов

Кенжегул Сейтжан

— Представители банков, к сожалению, не согласились с нашими доводами и говорили, что не видят никаких препятствий для получения банковских и финансовых услуг людьми с инвалидностью, — прокомментировала юрист Гульмира Бурашева судебную тяжбу незрячего гражданина с тремя банками. — Во время судебных слушаний мы выезжали на место, провели осмотр и зафиксировали, что полной доступности действительно нет.

Есть пандус, но нет перил. Либо если есть тактильная дорожка, то она ведет в никуда. Мы наглядно показали на банкоматах с участием нашего незрячего истца. Если он найдет место, куда вставлять карточку, то никак не выберет язык проведения операции — информация на экране не озвучивается, нет входа для наушников.

Что самое интересное, два банка после проигрыша инвалиду в Медеуском районном суде подали апелляционные жалобы.

— И даже тогда суд, обращаясь к представителям банков, спросил, сможет ли воспользоваться банкоматом незрячий клиент?

Судья сам сказал, что лично видел, как к незрячим подходят сотрудники банков, ведут их за руку к банкомату, люди отдают им свои карточки и называют пин-коды

О каких правах мы говорим в таком случае? — отметила Гульмира Бурашева. — Апелляция полностью поддержала решение первой инстанции, наши требования о необходимости создания условий для инвалидов удовлетворены судом.

Обещал и вернулся

Инвалид-колясочник Богдан Джепка также выиграл в суде у одного из казахстанских банков, когда не смог попасть в отделение, чтобы оплатить обучение дочери.

Богдан Джепка

Богдан Джепка

— Я пришел в банк оплатить обучение дочери, мне отказали в услуге, — рассказал истец. — Я даже не смог заехать в коляске в здание отделения, а банкомат, ранее стоявший на улице, убрали. Сотрудники банка вышли на улицу и сказали мне, что это не их дело, как я попаду в отделение банка, и посоветовали идти в другое место.

Я позвонил в Call-центр банка, все рассказал и попросил, чтобы со мной связались. Это было в апреле. Ждал звонка до осени, но мне так никто и не позвонил. А я еще в апреле предупредил, что вернусь.

Вернулся, а там та же история. Тогда я подал в суд. И как только это случилось, нас сразу же пригласили в отделение банка на переговоры, сразу же появился подъемник у входа, но внутри отделения так и остались непреодолимые для меня две ступеньки.

Суд я выиграл, но пошли разговоры, что, дескать, мы, инвалиды, специально шантажируем банки.

Инвалид-колясочник с тяжелой формой ДЦП Ернар Сарсеев сейчас судится с банком. Его иск также связан с отсутствием доступа к банкомату и отделению банка. Параллельно он хочет взыскать с банка моральный вред за причиненные ему неудобства и ограничение его прав.

Ернар Сарсеев

— Возле моего дома отделение банка, я мог спокойно воспользоваться банкоматом, пока не установили козырьки с ограждениями, к которым не подъехать в коляске, — рассказал истец. — Я говорил об этом сотрудникам банка, дважды мы писали в банк досудебную претензию, но ответа не получили.

А как только подали в суд, нам сразу позвонили и пригласили в алматинское отделение

В итоге за месяц они привели отделение в порядок, установили дополнительный банкомат, доступный для меня, но моральный вред оплатить не хотят, потому что это не положено по внутренним документам банка. Ждем суда.

Нет закона — нет права?

По словам Гульмиры Бурашевой, во всех трех случаях банкиры убеждали истцов о преждевременной подаче исков.

— Аргументация такая: мы же готовы сотрудничать и не отказываем вам напрямую, — говорит юрист. — Так у нас закон о социальной защите инвалидов существует с 2005 года, а Конвенцию о защите прав инвалидов Казахстан ратифицировал в 2015 году, то есть было как минимум семь лет на то, чтобы привести отделения в порядок. Во всех случаях наших исков налицо была дискриминация, ущемление прав граждан по признаку инвалидности.

Но в связи с тем, что в нашем законодательстве вообще нет понятия что такое дискриминация, тем более в отношении лиц с инвалидностью, мы дискриминацию доказать не смогли

Только отсутствие физической доступности.

По словам Вениамина Алаева, антидискриминационного законодательства в Казахстане нет в принципе. А потому доказать факт дискриминации невозможно.

— Необходима имплементация норм конвенции в отечественное законодательство в контексте антидискриминационных мер, — считает руководитель комиссии. — Нужны поправки в законодательство о социальной защите людей с инвалидностью, как и в целом закон о запрете дискриминации.

Конвенции — наднациональные документы, приоритетные в исполнении. А банки в судах продолжают ссылаться на отсутствие норм в отечественном законодательстве

И мы не можем ничего с этим сделать. Но обязательно сделаем, как добились защиты своих прав по финансовой инклюзии.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter