Нур-Султан
Сейчас
23
Завтра
27
USD
425
-0.18
EUR
454
+3.50
RUB
7.3
+0.13

История метеонаблюдений: кто и как составляет расписание погоды

126









Программные директора радиостудий и телекомпаний знают, что наиболее рейтинговое время для рекламы и важных сообщений – перед прогнозом погоды.
Можно предположить, что и первобытный исследовательский опыт – это наблюдение за погодой. Неспособность же объяснить природные явления наши предки трансформировали в религиозные культы. Тепло и холод, ветер и засуха, дожди и паводки – со всем вынужден взаимодействовать человек, чтобы выжить. Даже в наше время. Выживать где бы ни было — степи, горах, море или в лесу, это отдельное искусство.

Бес конак и куралай

Недавно прочитал о том, в какие приметы и прогнозы уместил наблюдения за погодными явлениями древний кочевник. Например, весеннее похолодание в середине апреля тюркские народы назвали «бес конак» («пять гостей»).

Заметили, что в конце марта — начале апреля неизменно наступает ненастье, налетает ветер с дождем и снегом, и сложили легенду «Бес конак». Она о легкомысленных людях, которые понадеялись на погоду и отправились в путь, но замерзли, попав в налетевший ветер с морозом.

Не эти ли «гости» недавно нагрянули в южную столицу, а потом накрыли метелями северные регионы Казахстана? В современном воплощении эта легенда реализуется во временной остановке движения на междугородных трассах из-за непогоды.

Также народ знал, что если проснувшаяся в 20-х числах февраля мышь возвращалась в нору, зима закончится нескоро.

Словом «куралай» казахи называют сайгачат с красивыми черными глазами. А еще так называют девочек. Применительно же к погоде куралай – резкое похолодание, которое наступает в 20-х числах мая. В народе считали, что холодом и ветром природа закаляет детенышей сайги, помогает им развить иммунитет.

Приметы были не только частью кочевой культуры и изустно передавались от предков к потомкам. Они помогали сориентироваться и предположить, какую погоду следует ожидать.

С чего начиналась погода

Первые же системные записи метеонаблюдений на территории Казахстана начали проводить с середины ХIХ века. В 1847 году на берегу реки Сырдарьи появился форт Раим – первое в Приаралье военное укрепление, построенное инженером-топографом Карлом Герном.

Россия предпринимала шаги, чтобы создать здесь флот. Поэтому через год по рекомендации знаменитого мореплавателя и первооткрывателя Антарктиды Фаддея Беллинсгаузена в Раим направили лейтенанта Алексея Бутакова для топосъемки и описи Аральского моря.

Прибывшие с ним инженеры определяли широты, составляли карту моря, промеряли глубины, искали места под пристань. Привезли также приборы для измерения температуры, направления и скорости ветра, влажности и давления, объема осадков. На этой, по сути, первой метеостанции снимали показания с приборов и заносили в специальную книгу для дальнейшего анализа.

Вторая метеостанция появилась лишь в 1854 в Семипалатинске. Через два года поставили станции в Иргизе и Кзыл-Орде, а в 1859 — в Уральске и Верном. Зарождалась сеть станций по наблюдению за погодой.

К началу ХХ века на территории Казахстана работали 28 станций

Первые же воспоминания о погодных условиях в Семиречье оставил в записях Атбан Саркутов из отряда пристава Большой Орды майора Перемышельского. В поисках места под обустройство воинского укрепления в 1853 году отряд Перемышельского зазимовал на Иссыке (ныне – г. Есик). Зимовка оказалась нелегкой, стояли морозы.

«Первую зиму русским досталось тяжело. Сена было мало, снег выпал большой, и лошади в отряде передохли», — свидетельствовал Саркутов.

Люди голодали, мерзли в землянках. Но казахи из окрестных аулов помогли отряду пережить зиму. С наступлением теплых дней экспедиция ушла дальше на запад, чтобы выбрать под строительство будущего укрепления Верного долину рек Малая и Большая Алматинки.

Верный — Алма-Ата — Алматы и метеонаука

В Центральном госархиве Республики можно найти сведения, как развивалась метеорологическая наука в Верном. Вначале площадку с приборами разместили прямо в военном укреплении, на высоте 740 метров над уровнем моря.

Первым метеорологом значился младший офицер Василий Обух. Он вел регулярные наблюдения, которые раз в квартал отсылал в Главную геофизическую обсерваторию Санкт-Петербурга. В 1864-м в ходе экспедиции отряда Черняева против кокандцев поручик Обух погиб. Наблюдения прекратились.

В Казгидромете есть сведения, что

о наблюдениях за погодой в Казахстане среди прочих беспокоился и Чокан Валиханов

В письме ректору Петербургского университета, профессору Бекетову он писал:

«Ради бога, Андрей Иванович, похлопочите в Обществе, чтобы выслали в степь барометр и психрометр, несколько термометров» (речь о Русском Географическом обществе).

Лишь в 1878 году губернатору Семиречья Герасиму Колпаковскому пришло письмо из Санкт-Петербурга с запросом на возобновление метеонаблюдений в г. Верном.

Верненская метеообсерватория. 1915 г.

Интересно, что первые синоптики таковыми, в общем-то, не являлись. Сама синоптическая наука только зарождалась. Наблюдения вели энтузиасты и добровольцы-корреспонденты. В Семипалатинске этим занимался провизор-аптекарь Аникеев, в Иргизе – доктор и заведующий больницей Виткевич, затем – унтер-офицер Геншафт. В Верном вели записи землемер-топограф Ларионов, священник Лаженицын, учитель гимназии Глушков.

Согласно записям обсерватории, на других метеостанциях первыми наблюдателями также были учителя и ученики гимназий, врачи, диаконы и священники храмов, другие представители образованных людей того времени.

В сентябре 1886 года Верненскую метеостанцию принял главный садовод и заведующий городским Казенным садом Оттон Баум. Чтобы избежать путаницы, следует разъяснить, что Оттон Оттонович – старший брат Эдуарда Баума – ученого-лесовода, озеленителя города Верного. Именем Эдуарда Баума затем назвали заложенную им же в Верном — Алма-Ате — Алматы знаменитую рощу. Во время землетрясения 28 мая 1887 г. дом Оттона Баума был полностью разрушен, но приборы метеоплощадки уцелели. Уже через три дня после стихийного бедствия Баум продолжил вести записи о погоде.

В мае 1894 года вышеупомянутый энтузиаст Ларионов решил купить отдельный дом с участком на пересечении улиц Каракольская и Гостинодворская (ныне — ул. Барибаева и ул. Макатаева), чтобы оборудовать станцию там.

В 1915 году к югу от города за головным арыком появилось оригинальное здание с башней и флюгером. Его построили специально под Верненскую геофизическую обсерваторию по наблюдению за погодой. Разместили его на открытой ветрам возвышенности справа от дороги, которая стала продолжением улицы Сартовской (ныне — Сейфуллина). Рядом обустроили площадку для метеорологических приборов.

На десятки лет это место станет научной и наблюдательной станцией Казгидромета

Документы Государственного архива г. Алматы дают сведения, что здание (башню Бредихина) начали строить в 1914 году по типовому проекту Пулковской обсерватории. Своим же стилем и внешним видом постройка перекликается с двумя архитектурными шедеврами Алматы – Вознесенским кафедральным собором и магазином «Кызыл Тан» (бывшим торговым домом семьи верненских коммерсантов Габдулвалиевых).С этим зданием связана история гидрометеорологических исследований ученых – родоначальников казахстанской астрофизики Гавриила Тихова, Нины Штауде (парадоксально, что в преклонном возрасте она постриглась в монахини), Василия Фесенкова.

В 1932 году в здании разместился первый гидрометеорологический институт Казахской ССР. Сегодня эту изящную постройку с башней привели в порядок. Здесь будет республиканский музей гидрометеорологии.

В 1950-е годы угол проспектов Абая и Сейфуллина заняло солидное здание, выполненное в сталинском ампире – с фасадной лестницей и фальш-колоннами. Там разместили главный казахстанский офис прогноза погоды. И хотя теперь со всех сторон этот научный городок теснят новые дома,

именно здесь до сих пор наблюдают за погодой, анализируют данные и готовят прогнозы

Теперь это «всего лишь» алматинский филиал перебравшейся в столицу республиканской метеослужбы.

От прошлого к настоящему

С недавнего времени «расписание погоды» высчитывают суперкомпьютеры. Они позволили достаточно оперативно сопоставлять и анализировать огромный массив данных: о текущих температуре, давлении, влажности, направлении ветра, погодных событиях в разных точках планеты и их влиянии на континенты и регионы.

Прибор работает от рассвета до заката

Кроме того, постепенно в компьютер вбивают показания, двигаясь к самым ранним записям. Идет накопление информации о сравнительно недавних наблюдениях. Прогноз становится все точнее.

Но, как рассказывает опытный и давний синоптик-наблюдатель алматинской метеостанции Людмила Владимировна, даже в наше цифровое время данные о температуре, скорости и направлении ветра, а также множестве других параметров люди сначала фиксируют в ручном режиме.

Во время дежурства она каждые три часа выходит на площадку, идет от прибора к прибору, визуально оценивает показания, заносит их в журнал, как это делали ее предшественники на заре наблюдений.

И в офисе у метеоплощадки, тоже старейшем, обрабатывает результаты. А затем заносит их в компьютер, который связан с глобальной сетью метеонаблюдений.

Бывает, что погода меняется внезапно. Приходится выходить на площадку и фиксировать события: налетевший ветер, ливень, град, снегопад. Погодные условия, воздействие человека на которые весьма ограничены, так и остаются сферой «небесной канцелярии». Мы можем только наблюдать, анализировать, подстраиваться. И просить у неба хорошей погоды.

Фото автора

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter