Нур-Султан
Сейчас
19
Завтра
24
USD
478
-0.34
EUR
494
+4.86
RUB
7.89
-0.02

Январская резолюция Европарламента по Казахстану: о чем спорят эксперты?

391









фото с сайта inbusiness.kz

20 января Европарламент утвердил Резолюцию по Казахстану в связи с трагическими событиями начала января и массовыми задержаниями после начала расследования. Документ предполагает введение санкций против высокопоставленных лиц, допустивших нарушения прав человека.

Евродепутаты также призвали ЕС и международное сообщество «незамедлительно инициировать соответствующее международное расследование преступлений, совершенных против народа Казахстана в ходе двух недель митингов в стране».

В резолюции указывается, что необходимо провести расследование «исчезновений, сообщений о пытках, произвольных задержаниях, убийствах снайперами, ранениях мирных демонстрантов, включая несовершеннолетних, в Алматы и других населенных пунктах Казахстана».

МИД Казахстана незамедлительно отреагировал на резолюцию своим несогласием с ее выводами. Также дипломаты заявили о том, что официальную информацию у них никто не запрашивал.

Двойные стандарты

Казахстанский аналитик Николай Кузьмин отметил, что во время обсуждения резолюции некоторые депутаты Европарламента были против санкций и призвали коллег дождаться результатов официального расследования. Но их оказалось меньшинство.

Николай Кузьмин, фото с сайта turanpress.kz

«Конечно, это неприятно, но ожидаемо. Европа сегодня — царство тотальной цензуры, обезумевшей от своего всевластия бюрократии и насилия над своими и чужими гражданами, — написал эксперт в статье на казахстанском сайте turanpress.kz. — Любые попытки сопротивляться либеральной диктатуре жестоко подавляются. Вспомним травлю германского политика Тило Саррацина, автора книги «Германия. Самоликвидация» («Deutschland schafft sich ab»), в которой он подверг критике миграционную политику Германии задолго до того, как Европу захлестнула волна с Востока. Вспомним расправу над каталонцами, требующими независимости.

Посмотрим кадры сегодняшних расправ над мирными протестующими в европейских столицах – слезоточивый газ, водометы (зимой), дубинки и собаки

Европарламент не может вводить санкции, он ограничивается призывами и рекомендациями, исполняя роль морального императива для всего Евросоюза. Он обеспечивает звуковое сопровождение репрессивных компаний против стран, пытающихся отстоять право на самостоятельную политику».

По мнению Николая Кузьмина, некоторые депутаты с особым пристрастием осуждали миссию ОДКБ, которая прибыла в Казахстан по просьбе президента Касым-Жомарта Токаева.

Евродепутаты, не стесняясь в выражениях, так и написали, что миротворцев «следует рассматривать скорее как российскую интервенцию под прикрытием многосторонности, чем миротворческую операцию

А поскольку Владимир Путин четко заявил, что войска ОДКБ не допустят никаких «цветных революций», то «интервенция ОДКБ не может рассматриваться как миротворческая операция и скорее напоминает интервенции советского образца в Чехословакию и Венгрию».

Делать нечего, но надо

Председатель комитета по международным делам, обороне и безопасности мажилиса парламента РК Айгуль Куспан в своем интервью «Казинформу» тоже сделала ряд интересных замечаний. Процитируем некоторые из них.

Айгуль Куспан, фото с сайта exclusive.kz

«Я считаю, что Европейский парламент поторопился с принятием данной резолюции, им следовало бы подождать результатов официального расследования. Резолюция никак не может повлиять на Казахстан, такие документы Европарламента принимаются ежемесячно на пленарных сессиях в Страсбурге по четвергам. Это называется «срочные резолюции». Каждый месяц нужно принять две резолюции.

Бывает так, что им даже нечего принимать, и они думают, в отношении какой страны принять резолюции. Вчера (20 января — ред.) было принято три резолюции: о Гонконге, Судане и Казахстане

Эти срочные резолюции принимаются, чтобы показать, что Европейский парламент обращает большое внимание на ситуацию с правами человека во всем мире».

Кроме того, депутат отметила, что при голосовании за резолюцию у депутатов не было единого мнения. Одна группа призывала не осуждать Казахстан, который 30 лет был примером стабильности, мира и спокойствия, а другая упоминала реформы Касым-Жомарта Токаева, которые интенсивно принимались в последние два-три года. Более того, евродепутаты спорили между собой и о лексиконе, применяемом к Казахстану: бандитов они называли активистами, а арестованных — политзаключенными.

«Но были и другие выступления. Мне кажется, что многих депутатов зацепило приглашение ОДКБ. Депутат Кубилис дошел до того, что сказал, что все эти события организовали сами власти, чтобы был повод пригласить в Казахстан российские войска», — заявила Айгуль Куспан.

Кто хочет — ищет возможности

Директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис считает, что расследование январской трагедии должно вестись по главному принципу справедливого правосудия «недоказанная вина есть доказанная невиновность».

Правозащитник также рассказал, почему международные организации не доверяют официальной информации казахстанских властей.

Евгений Жовтис, фото с сайта dailynews.kz

— Права человека экстерриториальны и не относятся к внутренним делам государства, — говорит Жовтис. — Этот постулат закреплен в «Московском документе», принятом в числе прочих документов ОБСЕ, членом которой является Казахстан. Резолюция от 20 января 2022 года не первая. Все понимают, что экономические проблемы есть у всех, социальные тоже, и зачастую это связано с возможностями государства. А вот что касается соблюдения фундаментальных политических прав, это, конечно, вопрос к государству — хочет оно соблюдать свои международные обязательства и двигаться в этом направлении или нет.

Особенно хочу отметить, что нужно извлекать уроки из всего. Мы, к сожалению, не извлекли урока из событий Жанаозена 2011 года. Несмотря на призывы Верховного комиссара ООН по правам человека и Комитета ООН по правам человека, ряда международных правозащитных организаций и казахстанских правозащитников, к сожалению, независимого расследования так и не было. А надо было его провести, чтобы точно знать, как развивались события и какие были основания у полиции применять силу.

Работа над репутацией

— Но все-таки почему для объективного разбирательства не запросили официальные данные у государства?

— Есть определенная репутация, как бы мы ни хотели. Наше государство многие годы занимало защитительную позицию, контратаковало и практически всегда все отрицало. В последние годы хоть что-то стали признавать. Пришло осознание того, что помимо всех этих «правозащитных клеветников и злопыхателей» есть посольства, независимые источники, СМИ. Кроме того, так в основном действовало все наше постсоветское пространство, считая, что пропаганда, которой пользуются внутри страны, будет действовать и в Европе. А она там не действует.

Приведу один яркий пример. Несколько лет назад в Комитете ООН против пыток рассматривалось дело Александра Герасимова из Костаная, который стал первым, кто обратился в Комитет по факту его пыток в Казахстане. Мы помогали ему составлять жалобу. Так вот, когда его жалоба поступила в Комитет, он, как это принято, проинформировал государство и предложил ему высказать свою позицию. Обычно на это отводится шесть месяцев.

Наше государство, привыкшее по старой привычке действовать топорно, Герасимова «прессануло». И он направил в Комитет нотариально заверенное заявление, что отзывает свою жалобу против государства. Представители власти, которые это организовали, даже не представляли себе, как работает Комитет ООН против пыток. Появление такого отзыва от лица, которое находится под стражей, он расценивает как подтверждение пыток. Поэтому вместо того, чтобы отозвать жалобу Герасимова, Комитет принял по ней решение и указал, что власти Казахстана пытались ему помешать выполнить свои международные обязательства по восстановлению права человека на свободу от пыток.

После этого можете себе представить, какое отношение у международных структур к отчетности и информации официальных государственных структур Казахстана?

Точно также выглядит история и с кыргызским музыкантом Викрамом Рузахуновым, которого в январе назначили террористом и избили, а он явно отношения к беспорядкам не имел. Теперь даже абсолютно правдивая информация государства ставится международными институтами под сомнение.

Объективное расследование

— Касым-Жомарт Токаев после появления информации о пытках и незаконных задержаниях конкретно указал на необходимость объективного расследования. А за незначительные нарушения закона во время беспорядков поручил задержанных и вовсе отпускать. Как вы думаете, это вообще поможет хотя бы частично исполнить рекомендации резолюции Европарламента? Можно ли воспринимать слова президента попыткой новой власти изменить отношение к правам человека?

— Оптимизм у меня есть, но очень осторожный. Да, я наблюдаю заявления на политическом уровне. В частности, президента. Я наблюдаю в последнее время хотя бы какую-то более-менее сведенную информацию по количеству погибших, задержанных, по тому, что людей стали отпускать за мелкие нарушения. Но этого недостаточно. Нужно привлечь к ответственности полицейских и сотрудников спецподразделений, которые пытали людей.

Расследование пыток должно быть точно таким же беспристрастным, какое идет по массовым беспорядкам, захвату государственных зданий и насилию над представителями власти

Последние политические заявления и некая чуть большая открытость Генеральной прокуратуры и МВД должны сопровождаться информацией о количестве возбужденных и расследуемых уголовных дел против сотрудников правопорядка.

Ключевой момент – каждый человек должен отвечать за то, что он совершил. Его вина должна быть доказана по стандартам справедливого судебного процесса, а наказание — соразмерным совершенному деянию. Не менее важно принципиально, чтобы каждый невиновный не был назначен бандитом, мародером, террористом.

— Сейчас едва ли не каждого задержанного пытаются выставить «мирным митингующим». Тогда кто громил города? Есть ли такая опасность, что в этой неразберихе виновные уйдут от ответственности, а невиновные, у которых нет денег выкупить свою свободу, понесут ее «за того парня»?

— Из этого вопроса сразу же следует недоверие к правоохранительным органам. И уверенность в том, что они не будут досконально разбираться и точно устанавливать вину и использовать для этого все возможности.

Им будет проще кого-то назначить, а кого-то, наоборот, отпустить, в том числе и в рамках коррумпированных схем. Как мы уже видели, двоих полицейских задержали за вымогательство. В расследовании январских событий нет ничего нового, как и по любому другому уголовному делу. Для справедливого суда нужны доказательства вины. И сейчас следователям нужно их искать.

Я прекрасно понимаю сомнения – а как это доказывать вообще, ведь речь идет о массовых беспорядках? Отвечу: очень трудно. Как и в любом другом преступлении. Но это не отменяет действия очень важного принципа – «недоказанная вина есть доказанная невиновность».

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter