Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
20
USD
471
-2.62
EUR
467
-0.23
RUB
7.91
-0.10

Смерть в 4-й больнице Алматы: как наказали врачей?

10199









заставочное фото с сайта phs-mt.ru

Выясняется, что в этой же больнице, в том же отделении неврологии, с разницей в несколько дней недолечили еще одного пациента… до ампутации ноги. И администрацию лечебного учреждения два вопиющих факта небрежного отношения врачей к своим прямым обязанностям нисколько не смущают. По крайней мере, в телефонном разговоре с нашим журналистом главный врач ГКБ №4 Саги Бейсенбеков так и сказал, что в горздрав больница по летальному случаю уже отчиталась. А про дедушку, потерявшего из-за постинсультного тромбоза ногу, вообще даже не помнит.

Билет в один конец

А мы напомним. В том числе и три из девяти главных принципов клятвы Гиппократа, которую давали хозяева белых халатов: непричинение вреда, обязательства оказания помощи больному, забота о пользе больному и доминанта его интересов.

64-летний Юрий Иващенко умер в реанимации 4-й горбольницы 5 ноября 2021 года в 00.05.

Мужчина поступил в больницу 3 ноября около 16 часов дня, когда его супруга заметила явные признаки предынсультного состояния — несвязную речь, искривление лицевых мышц и общее недомогание.

Около 2,5 — 3 часов с момента поступления Юрий провел в помещении приемного покоя. Родственников к нему не пускали, а супруге лишь удалось передать мужу мобильный телефон. По нему он в последние часы своей жизни, пока мог, и рассказывал семье, что происходит за закрытыми дверями.

Юрий Иващенко в приемном покое ГКБ № 4 при госпитализации. Скрин с последнего видео Ирины Иващенко

— Сказал, что лежит на каталке, что какие-то обследования проводят ему, — прокомментировала редакции супруга пациента Ирина Иващенко. — После того, как мы закатили скандал, что уже несколько часов он не получает никакого лечения, а на нем до сих пор висит капельница из-под физраствора, которую ему поставила бригада скорой помощи, нас запустили в какой-то ремзал.

Так они назвали помещение, где находилась куча врачей и только три пациента. Весь персонал был занят смартфонами или бессмысленно бродил туда-сюда

Я достала телефон и сделала короткое видео.

Ирина и представить себе не могла, что эта запись станет последней, где ее супруг еще жив.

Далее у мужчины взяли ПЦР-тест на коронавирус и отправили в транзитное отделение, где он и переночевал. Потому что сначала, как теперь выясняется, врачам нужно знать ковид-статус пациента, а уж потом как-то его лечить.

— Утром 4 ноября мы говорили по телефону. Он сказал, что у него отнялись левые конечности, лежит мокрый, в моче, и у него нет сил переодеться, — говорит Ирина. — В районе полудня 4 ноября Юрия перевели в реанимацию.

Как развивались события, красноречиво говорит медицинская выписка. 3 ноября в 16.25 компьютерная томография показала признаки тромбоза левой СМА (средней мозговой артерии). Общее состояние — тяжелое. Но пациента держат в транзитном отделении.

Только спустя сутки, 4 ноября в 16.12, когда его состояние совсем ухудшилось, ему провели МРТ. Исследование показало острый ишемический инсульт

— Около 18 часов вечера 4 ноября мне сообщили, что состояние супруга ухудшается, — рассказала Ирина. — А в 23.30 с меня потребовали срочное согласие на операцию. Но спустя 35 минут он умер.

Скриншот из медицинских документов Юрия Иващенко

То есть 3 ноября мужчина, которому бригада скорой помощи вообще ставила пустяковую «острую транзиторную атаку», поступил в больницу в руки профессионалов в предынсультном состоянии, а спустя 1,5 суток перенес два инсульта, и его не спасли.

9 ноября в СМИ опубликовали комментарий главврача ГКБ №4 Саги Бейсенбекова:

— Проводим внутреннее служебное расследование. Проверяется история пациента, все по часам и минутам. Родные жалуются, что по времени не усмотрели.

Я лично проверяю все это по минутам по записям камеры наблюдения. В течение недели расследование проведу

Если будут виновные, их обязательно накажут. Все будут проверяться, все будет смотреться по истории. Назначена специальная независимая комиссия, никто безнаказанным не останется.

В удовлетворительном состоянии

Прошел месяц. Но Ирина Ващенко так и не увидела никаких документов о наказании «виновных». Лишь на словах ей сказали, будто бы то ли уволили, то ли объявили выговор двум врачам за несвоевременное оказание помощи.

Вдове умершего пациента рекомендовали прийти в больницу на ознакомление с итогами служебной проверки. Куда она, учитывая обстоятельства, не пошла

Администрация ГКБ № 4 успешно отчиталась в управление здравоохранения города. И о смерти пациента все благополучно забыли.

В те же ноябрьские дни в том же отделении неврологии с инсультом лежал еще один алматинец — 70-летний Юрий Семенов. Он, правда, провел в больнице больше времени. И покинул ее палаты живым. Но в исходе остался без ноги, которую ему ампутировали из-за постинсультного тромбоза.

Семенова госпитализировали в «четверку» также бригадой скорой помощи 20 октября. У него диагностировали ишемический инсульт с поражением левых конечностей. 3 ноября пациента выписали «в удовлетворительном состоянии». Но у него была подозрительная одышка и боли в левой ноге, которая к тому времени даже не шевелилась.

Юрий Семенов во время первой выписки после инсульта 3 ноября 2021 года.

Спустя сутки Юрий Семенов был снова госпитализирован в предынфарктном состоянии с низкой сатурацией в 4-ю горбольницу. За все время госпитализации пациенту ни разу не провели ультразвуковое дуплексное сканирование и флебографию. Которые бы показали наличие тромба в ноге. Учитывая, что жалобы на боли и отсутствие чувствительности у Семенова были. 15 ноября снова «в удовлетворительном состоянии» пациента выписали. Он ждал госпитализации на реабилитацию, а в это время домочадцы разминали пораженную ногу. Они даже не знали, что реабилитация уже не поможет.

25 ноября Юрию Семенову рекомендовали срочно пройти УЗИ. По рекомендации сосудистого хирурга частной клиники пациента экстренно приняла ЦГКБ №12

с тромбозом поверхностной бедренной артерии слева, острой ишемией левой конечности IIIa степени. То есть с некробиотическими необратимыми явлениями.

Консилиум врачей принял решение ампутировать ногу. Которую можно было спасти, если бы в 4-й горбольнице обратили внимание на жалобы пациента во время постинсультного лечения. Тем более, что по научным данным, имеющимся в открытых источниках, подобное развитие событий в преклонном возрасте случается едва ли не в 75% случаев.

По поводу истории с ампутацией ноги после выписки недолеченного Юрия Семенова, как нам сообщили в пресс-службе ГКБ №4, идет проверка фактов.

А вот по делу умершего Юрия Иващенко администрации медучреждения, по всей вероятности, совсем нечего ответить. Что главный врач Саги Бейсенбеков, что его пресс-секретарь Жанар Комбаева говорят одно и то же — о мерах, принятых к персоналу, вдове Иващенко больница сообщила. А на самом деле — нет. Ирина Иващенко так говорит.

С пресс-секретарем больницы у нашего журналиста случился интересный разговор. Сначала Жанар Комбаева сказала, что Ирину Викторовну приглашали в больницу на ознакомление с документами по результатам служебной проверки. Но она не пришла.

А чтобы выдать ей эти документы на руки, согласно какого-то регламента, она должна обратиться письменно

Правда, какого именно регламента и каким документом установленного, собеседница не сказала. Сослалась только на Административный кодекс. В 4-й горбольнице, по всей видимости, считают, что после похорон близкого человека родственники их бывших пациентов не знают, чем себя занять. Поэтому их приглашают на разговор, разбрасываются умными словами типа «регламент» в надежде, что отстанут.

Мы так и спросили у наших собеседников из администрации медучреждения — так кого же, когда и каким образом в итоге наказали за смерть пациента? Ответа не получили

Нам тоже рекомендовали обратиться в больницу письменно. Хотя закон о СМИ позволяет и устно. И многие госучреждения не видят никакой трагедии в предоставлении данных без бюрократических заморочек. Правда, не все. А только те, которым есть что скрывать.

Вот и нам представляется, что по факту смерти пациента из-за несвоевременно оказанной ему помощи персоналом алматинской горбольницы №4 не мешало бы активизироваться органам прокуратуры. Или у нас за законностью надзирают только когда пострадавшие люди об этом просят?

Мы описали подробно лишь два случая, произошедших в больнице в ноябре 2021 года. Хотя жалоб на нее в социальных сетях гигантское количество. Просто не у всех есть физические и психологические силы разбираться с врачами за их ошибки или халатность. Тем более, когда пациент умер.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter