Нур-Султан
Сейчас
12
Завтра
3
USD
424
-1.11
EUR
498
-0.80
RUB
5.82
-0.03

Очередная реформа или масштабная перезагрузка казахстанской правоохранительной системы?

9068
А. Исекешев

Судебная система и работа правоохранительных органов постоянно подвергаются критике обществом. Люди высказывают свое недовольство, нередко выражают недоверие к судам и полиции.

В своем Послании «Единство народа и системные реформы – прочная основа процветания страны» глава государства рассказал о промежуточных результатах реформирования правоохранительной и судебной систем. О том, как вся эта работа проводится изнутри и что в конечном итоге даст реформа, в интервью специально для ИА «TURAN PRESS» рассказал помощник президента – секретарь Совета безопасности Асет Исекешев.

Асет Орентаевич, расскажите, пожалуйста, какая работа по реформированию правоохранительной системы была проведена и каких изменений ждать в дальнейшем?

– Мы четко понимаем, что в условиях новой экономической, технологической реальности и дальнейшей модернизации политической системы верховенство права – это то, без чего никакая страна не сможет развиваться в правильном русле. Ведь именно этот аспект является основой для развития экономики, бизнеса, привлечения инвестиций и других направлений.

Поэтому в 2020 году главой государства в рамках Послания «Казахстан в новой реальности: время действий» был дан ряд конкретных поручений: переход к трехзвенной модели уголовного процесса, дальнейшие судебные реформы, обеспечение независимости судей, построение новой модели полиции.

По этим важным задачам была сразу же выстроена системная работа, направленная на достижение конкретных целей.

В прошлом году был разработан и принят закон о внедрении трехзвенной модели уголовного процесса. А с начала нынешнего года он начал действовать и благодаря усовершенствованному «прокурорскому фильтру» своевременно обеспечил защиту прав более двух тысяч человек, не позволив вовлечь их в орбиту уголовного преследования.

В целях перехода к «сервисной полиции» на законодательном уровне повышен статус участкового инспектора с предоставлением ему дополнительных полномочий в административном производстве и в сфере профилактики правонарушений. МВД был освобожден от ряда несвойственных функций, а за счет перераспределения штатов численность подразделений по защите женщин от насилия и инспекторов по делам несовершеннолетних увеличена до 1,5 тысяч.

Значительная работа проведена и по защите бизнеса. Вступил в силу закон, направленный на борьбу с рейдерством и защиту предпринимательской деятельности, особенно от вмешательства со стороны недобросовестных госслужащих.

Я сейчас перечислил лишь часть работы, проделанной за столь короткий период. Мы по-прежнему нацелены на принятие решительных мер и будем продолжать работу по всем направлениям.

Глава государства на постоянной основе уделяет особое внимание реформированию правоохранительной и судебной систем.

Как Вы знаете, 1 сентября этого года в новом Послании были озвучены промежуточные результаты этой последовательной работы и поставлены новые задачи перед профильными ведомствами.

Поэтому наши среднесрочные цели в ближайшие годы – добиться изменений, в которых нуждается общество. Чтобы полиция не только боролась с преступностью, но и была сервисоориентированной. Чтобы уголовный процесс был более прозрачным и справедливым, сформировалась нулевая терпимость к коррупции, а права бизнесменов и инвесторов всесторонне защищались.

Реформирование любой сферы – это не быстрый процесс, а тут еще ключевые и достаточно сложные направления. Как вообще выстраивается работа? И каков механизм принятия решений?

– Как раз для этого в прошлом году и была создана специальная комиссия под председательством руководителя Администрации президента Ерлана Кошанова. Ее задача заключается в качественной разработке и внедрении всех этих решений. Я являюсь заместителем председателя Комиссии и руководителем рабочей группы по реформированию правоохранительной системы.

К работе мы подошли системно: привлекли ученых, экспертов, уполномоченных по правам предпринимателей и по правам человека, известных ветеранов-практиков с огромным опытом, ведущих юристов, адвокатов и представителей гражданского общества. В качестве консультантов также привлекаются авторитетные иностранные специалисты.

Работа ведется интенсивно. Только в рабочей группе мы провели уже более 30 заседаний. И это не просто дискуссии. Здесь вырабатываются конкретные решения, причем достаточно быстро и без лишнего бюрократизма. Это происходит следующим образом: в рамках группы прорабатываются проблемные вопросы, обсуждаются пути их решения, которые после рассмотрения на комиссии вносятся главе государства.

Давайте вернемся к истокам всех этих изменений. С чего они начинались? Ведь это не первая трансформация правоохранительной и судебной систем.

– Да, это не первые изменения, но они являются логичным продолжением той большой работы, которая проводилась на протяжении всех 30 лет Независимости.

Стратегический курс всех этих последовательных изменений заложен Елбасы. После обретения Независимости были приняты первоочередные меры по стабилизации экономической и политической ситуации в стране, созданию государственных институтов. Отдельное внимание было уделено борьбе с криминалом и обеспечению безопасности граждан.

Логично, что эти приоритетные направления нашли свое отражение и в долгосрочной Стратегии развития «Казахстан 2030». Этот документ стал основой для дальнейшего совершенствования государственного устройства, в том числе реформы судебной власти и правоохранительных органов.

Позже ключевые этапы этих изменений были определены в Концепции правовой политики на период с 2010 по 2020 годы и в «Плане нации – 100 конкретных шагов по реализации Пяти институциональных реформ», объявленного Елбасы.

Этот период положил начало принятию значительно обновленных уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного кодексов, был принят ряд мер, направленных на снижение репрессивности закона и ориентированных на передовые стандарты.

На определенных этапах в уголовное судопроизводство был введен институт процессуальных прокуроров, которые закрепляются за конкретными уголовными делами и осуществляют непосредственный надзор с начала досудебного расследования, а после направления дела в суд сами же поддерживают гособвинение в суде.

Существенно пересмотрена система отбора кандидатов в судьи. В уголовном процессе возникли элементы судебного контроля – это проверка в суде решений и действий органов расследования, оперативно-розыскной деятельности и прокурора. Этими обязанностями наделены следственные судьи, которым был также передан ряд полномочий прокурора по санкционированию действий органов уголовного расследования.

Развитие уголовно-процессуальной сферы шло с учетом и технологической составляющей. Мир стремительно развивается, появляются новые цифровые возможности, которые способны не только экономить время, человеческие ресурсы и деньги, но и делают государственную систему открытой для общества. И правовая сфера не могла остаться в стороне.

В 2015 году введен в действие «Единый реестр досудебных расследований», в котором в автоматизированном режиме регистрируются все стадии уголовного процесса – от подачи заявления о преступлении и до исполнения наказания. Эта система позволила в первую очередь минимизировать укрытие преступлений от регистрации.

В 2018 году запущен проект «Е-уголовное дело», который позволяет полностью вести уголовное дело в электронном формате. В текущем году в цифровом формате расследовано более 90 тысяч уголовных дел из 141 720.

Сейчас проект находится на стадии завершения. Он позволит сделать уголовный процесс максимально прозрачным. Кстати, в его эффективности и исправности я еще раз убедился в рамках своей недавней рабочей поездки в Алматы. Там мне продемонстрировали то, как строится весь процесс, в том числе согласование между всеми инстанциями.

Теперь потерпевший, обвиняемый и адвокаты смогут в любое время в онлайн-режиме ознакомиться с необходимыми материалами дела. Также исключаются различного рода манипуляции и фальсификация материалов уголовного дела. Это позволяет надзирающему прокурору дистанционно контролировать ход расследования и своевременно реагировать на нарушения. Реализация всех этих реформ отражается на международных рейтингах. К примеру, в рейтинге «Индекс верховенства закона» (достижения стран мира с точки зрения уровня и качества правовой системы) Казахстан занял 63-е место, обогнав Беларусь (69) и Россию (93).

Как известно, на постсоветском пространстве у всех на слуху опыт Грузии, где именно революционным путем реформировали правоохранительную систему. Эта реформа вызывает восхищение и у многих казахстанцев. Почему мы не пошли по этому пути?

– Опыт Грузии, безусловно, интересен и показателен, и конечно, мы очень тщательно его изучили. Как и опыт иных стран с эффективными правоохранительными системами – Франции, Германии и других государств ОЭСР.

Надо понимать, что в Грузии были, так скажем, другие «входные условия». Начало правоохранительной реформы у них пришлось на 2000-е годы, когда в стране влияние организованной преступности и транснациональных группировок под руководством «воров в законе» достигло максимального уровня. И именно эффективная борьба с ними обеспечила поддержку и укрепила доверие со стороны населения.

В Казахстане же борьба с организованной преступностью велась с первых лет Независимости, что не дало развиться ей до значительных масштабов.

Кто застал 90-е годы, прекрасно помнит, как во многих постсоветских странах наблюдался разгул криминала и тотальное недоверие населения к судам и правоохранительным органам.

В каждом городе образовывались банды, начал процветать рэкет. В обществе доминировала преступность, в то время даже маленькие продуктовые магазины вынуждены были отдавать часть своей выручки бандитам. Поэтому в тот период для Казахстана главной задачей стало обеспечение безопасности граждан на самом базовом уровне – чтобы они не боялись ходить по улицам, вести бизнес.

И благодаря политике Елбасы в уголовно-правовой сфере в тот сложный период удалось планомерно реализовать необходимые реформы с учетом интересов борьбы с криминалом и обеспечения общественного порядка.

Не секрет, что в мире до сих пор существуют наркокартели, транснациональные преступные синдикаты, этнические мафии и другие группировки.

В нашей стране сейчас нет высокоорганизованных преступных группировок, способных влиять на криминальную обстановку на территории одного или нескольких регионов.

Основными приоритетами для государства всегда были и остаются жизнь и здоровье человека, поэтому именно число преступлений, посягающих на эти базовые ценности, характеризуют степень криминогенности в обществе. За последние 25 лет в нашей стране количество убийств уменьшилось более чем в 3 раза (с 2 625 до 824), а количество разбоев – более чем в 12 (с 3 до 235 тыс.).

Проводимая нами работа по реформированию правоохранительной системы, в первую очередь, направлена на защиту конституционных прав и свобод граждан.

Тем не менее на протяжении многих лет полиция остается одной из главных мишеней для критики, действия сотрудников правоохранительных органов вызывают нарекания и недовольство граждан. С 2019 года начался очередной этап реформы органов внутренних дел, призванный изменить систему. Расскажите, какие изменения произошли за это время?

– Да, Вы правы. Но прежде чем рассказать о результатах, предлагаю вспомнить об основных претензиях к органам внутренних дел. Их легко проследить в СМИ и соцсетях.

Полицию обвиняли в отсутствии прозрачности и закрытости системы, коррупции, превышении должностных полномочий, односторонней оценке своей деятельности без учета мнения населения, а также проблемах с кадрами.

И прежде чем приступить к работе в этом направлении, необходимо было подготовиться: провести функциональный анализ, изучить имеющиеся проблемы, определить их приоритетность, пути решения с учетом затрат и времени.

Вначале было решено сфокусироваться на внутренних проблемах, которые имелись в структурах самого ведомства. Для повышения эффективности работы МВД было принято решение по передаче несвойственных ему функций в сфере миграционных процессов и медицинского обеспечения лиц, находящихся в СИЗО и исправительных учреждениях. А самым масштабным изменением стало выделение из состава МВД Комитета по чрезвычайным ситуациям и создание нового профильного министерства.

Вопросу штатной численности полиции уделено большое внимание. Этот вопрос решался через оптимизацию штатной структуры ведомства. К сегодняшнему дню упразднены свыше 100 излишних управленческих звеньев и порядка полутора тысяч руководящих должностей. В результате штатная численность полиции сокращена более чем на 11% и в настоящее время соответствует среднеевропейскому показателю. В числовом эквиваленте – это 372 полицейских на 100 тысяч человек. К примеру, в Бельгии при таком же расчете их количество составляет 412, в Чехии – 383, во Франции – 340.

Не секрет, что работа полицейских не самая высокооплачиваемая. И конечно, повышать требования к сотрудникам без создания системы стимулирования, условий социальной защиты было бы абсолютно неэффективно. Нельзя требовать от человека полной отдачи на работе, если у него не решены социальные вопросы. Поэтому очень важным стал вопрос оплаты труда. Полицейским уже была повышена заработная плата путем применения дифференцированного подхода. А с января текущего года проводится поэтапное повышение окладов еще на 30%. И эта работа продолжится до 2023 года.

Как Вы знаете, самое главное – это кадры. Начались серьезные изменения в системе переподготовки сотрудников полиции. Проведена реорганизация ведомственного образования, где принято решение: из 12 учебных заведений оставить только шесть наиболее эффективных в статусе полицейских академий. Пришлось даже поменять руководящий состав некоторых учебных заведений из-за отсутствия должного контроля и нежелания менять свои подходы в работе.

Для подготовки молодых полицейских и переподготовки опытных кадров внедрены 3-х и 6-месячные специальные курсы. Одними из первых стали проходить дополнительную подготовку участковые инспекторы.

Чтобы понимать в правильном ли направлении мы движемся, ежегодно проводятся социологические опросы. Согласно последним данным, 88% опрошенных граждан оценивают уровень безопасности в стране удовлетворительным, из них 57,5% – чувствуют себя в полной безопасности, а 38,5% – достаточно безопасно. Полное доверие полиции выразили 37% опрошенных и 38,4% – «скорее доверяют». Этот соцопрос был проведен Агентством по стратегическому планированию и реформам. В будущем подобные исследования будут проводить организации неправительственного сектора – независимые ученые.

Проведенные реформы отразились и на международных рейтингах. В Глобальном индексе миролюбия наша страна заняла 67-е место, опережая другие страны СНГ, такие как Россия, Беларусь, Грузия, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан.

Тем не менее проблем еще хватает, и мы видим их, в том числе недовольство со стороны общества. Поэтому продолжаем работу по совершенствованию работы стражей правопорядка и изменениям подходов в их работе уже в рамках «сервисной модели полиции».

Мы не раз уже слышали и читали в новостях о «сервисной полиции», но, честно говоря, до конца непонятно, в каком направлении будут меняться органы внутренних дел. Что это вообще значит – «сервисная полиция»? И как она сможет изменить отношение общества к полицейским?

– Наводя порядок в рядах МВД, параллельно мы работали над выстраиванием доверительных отношений между гражданами и правоохранительными органами. По всей стране отделы полиции переоборудуют свои здания для упрощения процедуры обращения и комфорта граждан. Так, уже открыты 252 приемные для населения. В этом году их посетили порядка 40 тысяч человек.

И переход на сервис-ориентированную модель полиции – это следующая ступень, которая предполагает демократизацию современной полицейской деятельности, основанной на уважении к правам человека. Полиция новой формации будет выстраивать партнерские отношения с общественностью и тесно взаимодействовать с гражданами по вопросам обеспечения общественной безопасности.

Основным критерием оценки со стороны населения является работа структур, постоянно контактирующих с ними. Это сотрудники местной полицейской службы (МПС), в состав которой входят патрульно-постовые службы, участковые инспекторы, ювенальная полиция – те, кого люди видят каждый день.

Для эффективности работы участковых приняты меры по повышению их статуса и расширению полномочий. За счет собственных резервов будет дополнительно увеличена их штатная численность. Специально для участковых и других сотрудников МПС разработаны учебные программы вузов МВД по сервисно ориентированной подготовке.

Полицейский должен стать своего рода медиатором и консультантом для населения, к которому можно обратиться за любой помощью. Поэтому по принципу «шаговой доступности» в отдельных регионах проводится активное строительство участковых пунктов, совмещенных со служебным жильем, а в новых жилых комплексах крупных городов для участковых выделяются отдельные помещения.

По опыту развитых стран, таких как Япония, Сингапур, Корея, в наиболее криминогенных и посещаемых участках городов устанавливаются модульные и мобильные посты полиции. На сегодня у нас уже установлено 58 таких стационарных постов полиции, в течение 5 лет планируется установить еще порядка 200. Вводится гибкое патрулирование.

Для оперативной фиксации преступлений, а также активного участия граждан в обеспечении правопорядка с начала года запущено мобильное приложение Police 102, которое позволяет принимать экстренные меры реагирования.

На сегодняшний день, в трех городах страны – Нур-Султане, Алматы и Караганде – реализуются пилотные проекты по внедрению сервисной модели полиции. Наиболее эффективная модель будет масштабированию по всей республике.

Мы намерены добиваться, чтобы полиция во всех регионах стала сервисной и оказывала максимальную помощь населению.

А как быть с правонарушениями со стороны самих полицейских? Какая работа проводится в этом направлении?

– Мы знаем эту проблему и разработали пошаговый план по ее решению. Прежде всего, организована работа по исключению коррупционных рисков в профессиональной деятельности полицейских путем цифровизации процессов и минимизации человеческого фактора.

Например, после многочисленных жалоб водителей на факты вымогательства со стороны сотрудников межрегиональных постов полиции были ликвидированы 30 стационарных постов. Их работу с успехом заменили камеры видеонаблюдения.

В городах хорошим примером стало установление аппаратно-программного комплекса «Сергек». К примеру, в столице он не только снизил коррупционные риски, но и смертность на дорогах в два раза.

К тому же 95% всех государственных услуг, осуществляемых полицией, переведены в цифровой формат. Это стало видно по работе специализированных Центров обслуживания населения.

Раньше нередко можно было услышать о применении полицейскими неправомерных действий в отделах полиции. Для решения этой проблемы в текущем году все служебные помещения полиции будет оснащены камерами видеонаблюдения.

Также активно проводится работа по внедрению сплошного видеонаблюдения в учреждениях пенитенциарной системы. Всего необходимо установить 33,9 тыс. видеокамер. Это масштабный проект, поэтому он будет реализовываться в течение трех лет. А к концу текущего года в 29 учреждениях со сложной оперативной обстановкой будет установлено около 13 тыс. видеокамер.

За последние годы министерством внутренних дел усилена работа по выявлению «оборотней в погонах». В результате этого свыше 70% зарегистрированных преступлений коррупционного характера, совершенных сотрудниками полиции выявлены собственными силами.

Однако достигнутые результаты нас не успокаивают. Поэтому Аппарат Совета Безопасности держит на постоянном контроле работу по искоренению коррупции в органах полиции и выявлению сотрудников, попадающих в зону риска.

Сейчас внедряется трехзвенная модель уголовного процесса. Чем это поможет улучшить защиту прав граждан?

– Концепция трехзвенной модели успешно применяется в странах ОЭСР. Она состоит из трех ключевых ступеней:

Первое звено – органы, ведущие досудебное расследование, которые пресекают, выявляют преступления, задерживают преступников.

Второе звено – прокуратура, которая дает оценку собранным следствием материалов, принимает ключевые процессуальные решения и поддерживает обвинение в суде. При этом пресекает на ранних стадиях нарушения прав граждан.

Третье звено – суд, к компетенции которого отнесено санкционирование действий правоохранительных органов и осуществление правосудия.

Главное в этой системе – что каждое последующее звено, будучи контрольным по отношению к предыдущему, не связано с его действиями и решениями, тем самым сохраняется беспристрастность, что и позволяет обеспечивать высокую степень защиты прав граждан.

Чтобы стало понятнее, я приведу гипотетический пример. Если ранее в отношении гражданина «Н» поступало заявление о привлечении его к уголовной ответственности или он попал в число подозреваемых лиц, против него начинала работать целая система с оперативными и следственными сотрудниками. Этот гражданин со своим адвокатом почти в одиночку пытались доказать свою невиновность. А если дело зашло слишком далеко, орган следствия не заинтересован в признании своих ошибок, тогда дело начинает обрастать сфальсифицированными доказательствами. И к тому времени, когда прокурор получает дело, ему очень тяжело выявить нарушения прав обвиняемого гражданина.

Трехзвенная модель же позволяет прокурору на ранних стадиях реализовать свою правозащитную функцию и отменить все необоснованные и незаконные процессуальные решения.

Поэтому мы стремимся довести эту модель до совершенства и распространить весь уголовный процесс.

Какие результаты продемонстрировала эта модель за полгода с момента внедрения?

– Как известно, в рамках первого этапа с 31 декабря 2020 года прокурорам законодательно предоставлены полномочия по согласованию основных процессуальных решений.

Этот инструмент создал дополнительный фильтр, обеспечивающий защиту конституционных прав граждан.

Ранее я уже говорил о защите прав более двух тысяч человек в уголовном процессе. Сейчас хочу привести общие данные. Только за 6 месяцев этого года прокурорами отменены свыше 22 тысяч процессуальных решений, каждое из которых затрагивает интересы потерпевших, подозреваемых, обвиняемых и других заинтересованных лиц.

Предварительные итоги наглядно показывают улучшение качества досудебного расследования и усиление надзора в этой сфере.

С учетом всех этих результатов на втором этапе планируется передать прокурору дополнительные полномочия по составлению обвинительного акта, то есть подведению итога всего досудебного расследования и окончательной квалификации действий подозреваемого. На его основе прокурор будет поддерживать в суде государственное обвинение.

Наделение этими полномочиями позволит персонализировать ответственность прокурора в предании обвиняемого суду и укрепит механизмы правовой оценки результатов расследования.

Это нововведение планируется осуществить с 2022 года по ряду особо тяжких преступлений, с 2023 года – по коррупционным, а с 2024 года – по всем остальных категориям уголовных правонарушений.

Трехзвенная модель вводится поэтапно. Мы убеждены, что в процессе внедрения спешить не надо, потому что важно соблюсти баланс между обеспечением прав граждан и неотвратимостью наказания виновных лиц.

В промежутках между этапами Комиссия будет проводить анализ наработанной практики и с учетом всех плюсов и минусов приступать к реализации следующего этапа.

А какие изменения ждут представителей бизнеса с новой реформой в правоохранительной системе?

– Как я уже говорил, глава государства неоднократно указывал на необходимость оградить бизнес от чрезмерного давления государственных органов. Комиссия уделила большое внимание разработке соответствующих мер с учетом мнения представителей бизнес-сообщества, которые специально были приглашены в качестве консультантов. Выработанные предложения нашли отражение в соответствующем законе, который одобрен депутатами и подписан президентом.

Закон решает задачу по ограждению бизнеса от рейдерства и чрезмерного вовлечения в сферу уголовного преследования. В частности, в Уголовном кодексе конкретизируются способы совершения рейдерства, ужесточается наказание за его совершение. При разработке закона представители бизнеса сообщали о фактах, когда проведение следственно-оперативных мероприятий ограничивало распоряжение имуществом предприятия на длительный срок, что приводило к ухудшению финансового состояния или даже разорению бизнесмена.

В целях исключения таких фактов «прокурорским фильтром» теперь могут воспользоваться и предприниматели.

Соответствующие обращения представителей бизнеса теперь будут рассмотрены прокурором в течение трех суток. Кроме того, при обращении субъектов частного предпринимательства по фактам вмешательства в их деятельность со стороны отдельных должностных лиц теперь прокурор может незамедлительно инициировать проведение проверки. Наряду с этим прокурор наделен правом приостанавливать действия сотрудника госоргана или правового акта до принятия окончательного решения по их законности.

Такие поправки в законодательство в значительной степени укрепили правозащитный потенциал прокурорского надзора в части обеспечения своевременного реагирования на нарушения прав бизнеса, что позволяет пресекать их до наступления негативных последствий.

Как Вы видите, преобразования коснулись практически всех направлений правоохранительной деятельности. Изменения, связанные с обновлением процессов и базовых целей, мы можем наблюдать уже сегодня. Меняются принципы деятельности правоохранительных органов и идеологии сотрудников.

Работа Комиссии нацелена на результат, и нам крайне важно, чтобы у граждан была уверенность, что их права находятся под полной защитой государства.

Конечно, решены еще не все вопросы, которые негативно влияют на жизнь казахстанцев, и мы это понимаем.

Тем не менее проводимая реформа направлена на улучшение работы ключевых звеньев обеспечения правопорядка. Только в МВД работает свыше 120 тысяч сотрудников. В производстве МВД сотни тысяч уголовных дел, миллионы административных материалов и масса других функций. Тоже самое касается и судей. В день выходит до 6 тысяч решений, однако запоминается лишь небольшой процент – те резонансные дела, по которым, к сожалению, формируется общественное мнение в отношении всей системы.

Важно понимать, что правоохранительная и судебная системы – это достаточно консервативные сферы, требующие принятия большого количества законодательных, организационных мер, подготовки и переподготовки кадров. И изменения здесь могут быть видны не сразу.

Каждое ведомство – это сложный механизм, занимающий определенную нишу в государственном устройстве. И это накладывает на нас особую ответственность при изучении тех или иных предложений, касающихся реформы. Тем более, что все предлагаемые поправки прорабатываются максимально открыто с привлечением представителей гражданского общества, о которых я говорил в самом начале.

Ряд конкретных результатов уже достигнут. И очень важно, чтобы в дальнейшей работе мы не допустили снижения правоохранительного потенциала нашей страны, поскольку именно он является фундаментом, обеспечивающим защиту граждан. Ведь состояние законности и верховенства права – ключевые задачи, которые стоят перед государством.

Данияр Ашимбаев

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter