Нур-Султан
Сейчас
12
Завтра
4
USD
425
-1.47
EUR
501
-4.07
RUB
5.87
0.00

Девальвация не поможет: чем Казахстану отдавать растущий госдолг? — экономисты

28006
Фото: ainews.kz

На 1 июля 2021 года, по данным министерства финансов РК, государственный долг Казахстана достиг 22 трлн тенге, или 51,9 млрд долларов США. За первое полугодие на выплату процентов по займам ушло свыше 556 млрд тенге. В Минфине ожидают, что за три года (с 2021 по 2023) нагрузка на республиканскую казну увеличится на четверть. Если в 2021 году на погашение обязательств будет затрачено 958,3 млрд, через пару лет эти расходы вырастут до 1,2 трлн тенге.

Каковы масштабы?

Чтобы понять, насколько цифра госдолга угрожающая, эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) Магбат Спанов предлагает вспомнить закон, согласно которому совокупный долг государства не должен превышать 27% к ВВП.

— По итогам 2020 года, госдолг составил 49 млрд долларов — 29,4% к ВВП. Уже было превышение. Сейчас этот процент еще увеличился. Да, в сравнении с госдолгом США у нас ситуация нормальная. Там совокупный внешний и внутренний долг превышает 150% к ВВП. К тому же по международным правилам долг не должен превышать 60–70%, иначе он начинает угрожать экономической безопасности страны.

До этого показателя, конечно, далеко. Но в то же время вопрос, чем мы будем покрывать свой долг, остается актуальным,

– подчеркивает он.

Цифры и реальность

Спанов вспоминает о недавнем отчете правительства, в котором говорилось о достижениях и макроэкономических показателях экономики страны. В частности, было заявлено, что в Казахстане положительное торговое сальдо. За первое полугодие 2021 общий внешнеторговый оборот составил порядка 46 млрд долларов (экспорт 27 млрд, импорт 18,7 млрд). Плюсовая разница – 8,3 млрд долларов.

— То есть мы продали больше, чем купили. На первый взгляд, это хороший показатель. Но если рассмотреть платежный баланс, получается, что по итогам первого полугодия 2021 года он у нас отрицательный – 1,7 млрд долларов.

Внешнеторговый оборот входит в платежный баланс, казалось бы, в чем подвох? А в том, что во многом доходная часть в основном уходит компаниям, зарегистрированным за рубежом. Здесь часто оперируют положительными цифрами, но на деле статистика — наука многогранная

Поэтому возвращаясь к вопросу госдолга, проблемы с внешнем долгом я пока не вижу — по нему мы еще можем как-то рассчитаться за счет внешних кредитов или закрывать за счет получения доходов от экспорта ресурсов.

Качество управления

— Но что делать с внутренним долгом? Он включает финансовые обязательства государства, связанные с привлечением средств негосударственных организаций страны для выполнения госпрограмм и заказов. Да, внутренний долг не несет прямой угрозы экономике, но отчетливо демонстрирует нам низкое качество экономического управления.

Я заявлял не раз, что в нашей экономической модели управления нет целостного видения. Несмотря на создание нескольких новых экономических ведомств, у нас нет «твердой руки» в национальной экономике,

как например после 1997 года. Ведь все решения в сфере экономики должны базироваться на теоретических экономических постулатах и всеобщих экономических законах, которые присущи любой экономической системе. По факту мы берем понемногу отовсюду, а результативность в целом низкая, — рассуждает эксперт.

Девальвация как выход

Например, это проявляется в неумении просчитывать наперед расходы из бюджета. Бюджетные расходы закладываются в декабре. К примеру, запланировано, что на 2021 г. будет 7 трлн налоговых поступлений. Но расходная часть при этом – 15 трлн тенге. Не зря же глава государства К.-Ж. Токаев на последнем заседании правительства говорил о запрете дополнительных расходов из Нацфонда.

Магбат Спанов, фото с сайта voxpopuli.kz

— Откуда брать недостающую сумму? Есть три варианта.

Первый — за счет средств Нацфонда. На который глава государства сказал не рассчитывать. Так как Нацфонд уже который год подряд работает в режиме потребления, а не пополнения.

Второй вариант — просто печатать деньги, так как свободных у нас нет. И все эти популистские заявления о намерении повысить зарплату не имеют под собой реальную экономическую основу.

А печатание денег в конечном итоге может привести к девальвации тенге,

— считает экономист.

Третий вариант — планировать бюджет с соблюдением экономических правил и баланса доходной и расходной части.

И если не изменить подходы к планированию макроэкономической политики, к 2025 году страну может ожидать экономический кризис. Могут значительно сократиться ресурсы Нацфонда, которые мы часто используем для решения возникающих проблем. А у государства не будет финансовых резервов, чтобы покрывать основные социальные расходы.

Нет длинных денег

Между тем, по словам экономиста Петра Своика, печатанием тенге долларовый долг не отдать. Но чем больше их напечатать, тем больше будет инфляция в стране и обесценивание нацвалюты. Поэтому подобный способ не годится.

— Проблема Казахстана не в стремительном росте госдолга. В Германии, Японии, США госдолг во много раз выше ВВП, в то время как у нас он сильно меньше.

На первый взгляд, это хорошо, но есть одна разница: все упомянутые государства имеют свои собственные национальные системы кредитования экономики. А у Казахстана собственного кредитного потенциала нет. Национальный банк не является первичным производителем национального кредита. Он банки исходно не финансирует: поддерживает их ликвидность, а длинных дешевых денег не создает и за последние пару-тройку лет прибегает к печатному станку. Просто потому, что положение уже такое, приходится это делать. Но напечатанные деньги не идут на пополнение кредитной массы, а направляются на правительственные программы и покрытие банковских убытков. То есть не в экономику, а на «затыкание дыр», — отмечает он.

Дорогая нефть уже не спасает

Казахстан сегодня является внешней эксплуатируемой частью мировой экономики. Наряду с отсутствием собственного кредитования не хватает инвестиций. А те, что имеются, на три четверти иностранные. В основном они в нефтяной сектор, а некоторые отрасли, например сельское хозяйство, даже не затрагивают.

— Держаться на плаву нам помогают только высокие цены на сырье. В таких условиях мы более-менее балансируем свою внешнеэкономическую деятельность, покупая на вырученные деньги готовые товары

И даже имеем некоторые излишки, за счет которых накапливаем Национальный фонд. С 2001 по 2012 год был период положительного платежного баланса и накоплений Нацфонда. Сегодня же при высоких ценах на нефть Нацфонд расходуется. Потому что при положительном торговом балансе платежный баланс отрицательный.

своик

Петр Своик. Фото: Роман Суханов

Минус создают вывозимые отсюда доходы иностранных инвесторов и кредиторов.

Мы попали в ловушку долгов, как в зыбучий песок, сначала по колено, потом по пояс, потом по шею. Но утонуть нам не дадут: иностранные инвесторы и кредиторы, втащив тебя так крепко, что ты уже никуда не денешься, начнут понемногу помогать

Простят часть долгов, реструктурируют, немного уменьшат процент. Чтобы «доить» тебя всю оставшуюся жизнь. Эта классическая модель применяется практически для всех развивающихся стран. В этих ловушках уже давно побывали Латинская Америка и пол Африки. А мы, как новички, вляпались только сейчас, — заключает Своик.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter