Нур-Султан
Сейчас
1
Завтра
2
USD
426
-0.73
EUR
499
-1.15
RUB
5.85
0.00

Александр Лукашенко: Но пасаран!

973

Встреча продолжалась невероятные восемь часов, и в основном это был монолог белорусского президента. Невольно напрашивается аналогия с латиноамериканскими политиками, наиболее ярким из которых был Фидель Кастро, способный часами выступать на митингах перед своими сторонниками.

Собственно, ассоциации с Латинской Америкой и ее политическим опытом в случае с Беларусью могут стать вполне уместными. Конечно, речь не идет о революционной риторике, которую используют политики левой ориентации. Скорее можно говорить о практике защиты системы власти в условиях массового недовольства населения, как это происходило в Венесуэле и совсем недавно на Кубе.

Лукашенко по-латиноамерикански

По сравнению со многими латиноамериканскими президентами Лукашенко все-таки более камерный политик. Хотя он не чурается использовать образы из соответствующего прошлого Латинской Америки.

Год назад во время массовых протестов он прилетел на вертолете с автоматом в свой президентский офис, и это тоже можно расценить как аналогию с президентом Чили Сальвадором Альенде, который погиб в 1973 году при защите президентского дворца от путчистов. Хотя понятно, что в Беларуси ситуация далека от латиноамериканской, но некоторые ассоциации здесь вполне возможны.

Как пандемия и «дистанционка» ударили по школьникам — эксперты

Так, с одной стороны, президент с почти левой риторикой и практикой, который известен приверженностью к государственному капитализму и который всегда опирался на социально пассивных людей с ностальгией по советскому прошлому.

С другой стороны, либеральные городские круги населения, либерально настроенная молодежь, ориентированные на Запад. Немного портили картину рабочие с белорусских заводов, которые в прошлом году устраивали забастовки. Но это можно списать на происки того же Запада.

Конечно, все это очень условная модель, хотя и либеральная молодежь в Беларуси есть, и ностальгирующие по временам СССР тоже. Однако это далеко не Латинская Америка по многим причинам. Но сам Лукашенко, возможно, единственный в Европе и в бывшем СССР политик явного латиноамериканского типа, больше похожий на Фиделя Кастро и Уго Чавеса.

Главное — маневры

Лукашенко, несомненно, харизматичен, очень хитер, умеет маневрировать в присущей только ему манере, использует риторику в любом удобном направлении. Все эти качества он ярко продемонстрировал 9 августа на 8-ми часовом «большом монологе» с широкой общественностью, и это действительно было впечатляющее зрелище.

Вполне предсказуемо он критиковал Запад, представив прошлогодние события в качестве заговора, целью которого была Россия. И это, по его словам, могло привести к третьей мировой войне. Из этих слов вытекало, что именно он в августе 2020 года защитил Россию от происков Запада и готов делать это и дальше.

Инфляция намекает на девальвацию: чего не учли аналитики Нацбанка

Характерно, что это был не просто реверанс в сторону Москвы, что вполне понятно в ситуации растущей зависимости Беларуси от России вследствие санкций. Более важно, что белорусский президент подчеркнул при этом, что на Западе «правильно боятся Лукашенко и Путина. Мы не из робкого десятка». В данном случае намек на равный статус президентов России и Беларуси. Причем себя, что показательно, он поставил на первое место.

Расчет явно был на то, что

очевидная абсурдность утверждения о третьей мировой войне вынудит российскую сторону дистанцироваться от этого заявления

Соответственно, Москва должна будет не заметить и всех других заявлений, которые сделал Лукашенко. В том числе и о том, что они с Путиным якобы стоят в одном строю, что делает их равными по статусу политиками.

При этом белорусский президент тут же вспомнил про цены на российский газ и попросил новый кредит из Евразийского банка развития. То есть речь идет о существующей зависимости Беларуси и происходящем торге в ситуации, когда Лукашенко трудно маневрировать, но он все равно пытается это делать.

Игра слов

По большому счету в своем выступлении 9 августа Лукашенко решал трудную задачу своего политического выживания в резко ухудшившихся условиях. Но делать это приходится в ситуации, когда пространства для маневра больше нет, когда с Запада идут одни санкции, поэтому остается только Россия. Но Москва явно не хочет помогать просто так. Поэтому Лукашенко так много говорил о чувствительных моментах отношений с Россией.

Перепись населения: государство не знает свой народ — Ашимбаев

По его словам, «любая интеграция – без потери государственности и суверенитета». Он также добавил интересную фразу, «когда говорят все эти намеки об интеграции». Получается, все-таки кто-то ему об этом говорил. В этом смысле особое значение приобретают его слова, что «в рамках интеграции Беларусь никогда не войдет в состав России».

Любопытно, что незадолго до пресс-конференции Лукашенко предложил составить план интеграции с Россией до 2030 года. Понятно, что

такое предложение связано с затягиванием времени. За 9 лет может произойти все что угодно

В связи с этим весьма показательным был ответ белорусского президента на вопрос о признании Крыма.

Лукашенко сказал, что сделает это после всех российских олигархов. Но также важно, что он вспомнил про Будапештскую декларацию 1994 года, в рамках которой Россия, США, Великобритания в обмен на отказ от ядерного оружия гарантировали неприкосновенность границ Беларуси, Казахстана и Украины. В 2014 году, как известно, эта декларация де-факто была нарушена.

Игра в одни ворота

В общем, Лукашенко пытается маневрировать и сопротивляться, чтобы выйти из весьма сложной для него лично ситуации. Но эта игра только в одну сторону – с Россией. С Западом ему уже разговаривать явно не о чем.

После всех слов о третьей мировой войне, об «обезумевших урках с заточками», которые якобы были в центре массовых митингов в августе прошлого года, что задержаны были в основном «алкоголики и наркоманы», маловероятно, что теперь возможен какой-то диалог. А для внешнеполитического маневрирования нужны как минимум две стороны. У Минска их больше нет.

От политкарикуатуры — к эротике: интервью с Муратом Дильмановым

Поэтому главная интрига сегодня заключается в том, капитулирует ли Лукашенко перед обстоятельствами и увидим ли мы такое сближение Москвы и Минска, которое может привести их к полному слиянию. Парадокс ситуации заключается в том, что реальная независимость Беларуси сейчас зависит именно от Александра Лукашенко. При более слабом политике в отношениях России и Беларуси все было бы уже понятно.

В то время как

у Лукашенко все же есть некоторый шанс, и он как раз связан с латиноамериканским опытом

Здесь можно вспомнить те же Кубу и Венесуэлу, десятилетиями выживавших в условиях американских санкций, а также ужасной экономической ситуации, из-за которой миллионы бежали в другие страны. На немногие имеющиеся средства финансируются силовые органы и поддерживаются социально уязвимые слои населения, среди которых власти черпают свою поддержку.

Для населения в Беларуси в таком сценарии нет ничего хорошего. Но для Лукашенко это может быть единственный шанс сохранить власть и опять, как ни парадоксально, суверенитет Беларуси. Вопрос, как всегда, в цене для всех участников процесса.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter