Нур-Султан
Сейчас
17
Завтра
4
USD
425
-1.47
EUR
501
-4.07
RUB
5.87
0.00

Голод прямо заденет власти — социолог

2889
Коллаж tengrinews.kz

Со ссылкой на ФАО (сельскохозяйственная и продовольственная организация ООН), банк констатирует рост широкого индекса цен на 90 наименований товаров 10 месяцев подряд. Сейчас он находится на пике с 2014 года.

Цены на зерно подскочили на 70%, сахар подорожал на 60%, растительные масла — почти вдвое, до максимума за 10 лет.

«С учетом тяжелых испытаний, которые уже принесла пандемия, новая волна потрясений не станет сюрпризом по историческим меркам», — пишет стратег Deutsche Bank Джим Рид. — «Развивающиеся экономики находятся в более уязвимом положении, потому что потребители тратят куда большую долю доходов на еду, чем в развитом мире».

В июне 2021 казахстанцы также заметили резкое подорожание овощей, мяса, яиц и растительного масла. К осени из-за засухи в ряде регионов экономисты прогнозируют новый рост цен. При этом доходы домохозяйств остаются прежними. Координатор проектов Центра социальных и политических исследований «Стратегия» Ольга Симакова считает, что спасти страну от волнений может только контроль государства за ценами на еду. Способность населения Казахстана адаптироваться под плавное подорожание жизни уникальна.

Голод и протесты связаны напрямую

— Ольга, есть ли в Казахстане предпосылки к тому, чтобы недовольства людей на кухнях перешли на площади, как это прогнозирует Deutsche Bank? Что сейчас может подтолкнуть население к протестам? 

— Недавно мы сравнили наши данные за 2019, 2020 и 2021 годы. Есть ли корреляция между социальной напряженностью и ростом цен? Есть. Также на социальное самочувствие людей влияет дефицит продуктов питания или их недоступность. Все эти тезисы описаны еще теоретиками прошлого века. Работа Питирима Сорокина

«Голод как фактор» — классический источник. Я думаю, что нашим госуправленцам надо ее прочесть,

чтобы освежить в памяти влияние голода как фактор, как детерминант социального поведения людей. Тогда и решения будут приниматься как-то по-другому.

В нашем случае очевидно, как проваливается прогностическая функция органов власти в неблагоприятных природных условиях. Это о засухе, которая безусловно повлияет на цены. То, что сейчас Министерство торговли констатирует факт роста цен, ссылаясь на общемировую тенденцию, это уже вопрос к политологам. И здесь речь необходимо вести о продовольственной безопасности. Тем более в период пандемии, которая показала нашу уязвимость по многим статьям.

Если за год не были приняты правильные решения, это уже вопрос о компетенции и эффективности госаппарата

Население оказалось в тяжелой жизненной ситуации. Это факт. Рост цен идет как на продовольствие, так и на непродовольственные товары. Причем мы его отмечаем с 2018-2019 годов. То есть

нынешний кризис и то, к чему пришла страна в 2021, начались не в пандемию. Прикрываться ею не получится

Корни текущих проблем лежат несколькими годами ранее.

Ольга Симакова, фото с личной страницы в Facebook

Мы спрашиваем у респондентов — как бы вы сейчас оценили материально-экономическое положение вашей семьи? Этот вопрос задаем с 2004 года. То есть чтобы сделать выводы, накопилась достаточная база данных.

В последние три года, включая 2021, увеличилось количество тех, кто затрудняется ответить на этот вопрос. То есть людям тяжело оценить материальное положение своей семьи. Снизилась самая многочисленная ранее группа, которая обычно говорила, что у нее среднее материальное положение. В 2019 году, например, выросло число респондентов, признавшихся в плохом материальном положении. Эта тенденция продолжается в и 2020, и в 2021 годах.

Исследование, которое мы провели в феврале 2021, показало, что число тех, кто считает свое материальное положение плохим или очень плохим, составляет 26%. Хотя до 2017 года этот показатель не превышал 10%. То есть очевиден рост в 2,5 раза.

Сколько людей стали жить хуже?

— А люди как-то объясняют, что именно у них произошло? Цены выросли, зарплаты перестало хватать или потеряли источники дохода?

— Исследование мониторинговое, этот вопрос идет индексом. То есть люди выбирают тот вариант ответа на вопрос, который им подходит, а мы потом сравниваем показатели с предыдущими годами.

В начале 2021 года мы хотели понять, на самом ли деле 2020 ухудшил жизнь казахстанцев? И выяснили, что остановка из-за ограничений бизнеса и снижение доходов отразились на социально-экономическом положении семей.

44% наших респондентов отметили, что с февраля 2020 по февраль 2021 жить стало хуже. У 39% опрошенных ничего не изменилось. И только у 15% положение улучшилось

Разрез по доходам нам только предстоит сделать. Но я предполагаю, что улучшение, скорее всего, у тех групп, которые изначально имели неплохие показатели.

Во II-III кварталах 2020 года наблюдалось некоторое изменение настроения людей в положительную сторону. Это констатируют госорганы. Полагаю, это связано с господдержкой. Выплачивались пресловутые 42 500 тенге. И даже столь незначительную помощь люди восприняли как некую заботу со стороны государства. Было ощущение солидарности населения и государства. Потому и оценки самочувствия и удовлетворенностью жизнью были средние и даже чуть выше среднего.

А говоря о феврале 2021 года, когда поддержка прекратилась, а государство начало подсчитывать убытки и пытаться их восполнить, настроения стали падать. Еще раз подчеркну, тенденция эта шла с допандемийных времен. А 2020 год стал неким увеличительным стеклом, в котором динамика стала более заметной.

Также мы спросили у респондентов, с какими из перечисленных ситуаций они и их семьи столкнулись за последний год. Были перечислены разные, но самая популярная пятерка ответов оказалась потрясающей:

  • рост цен на продукты и услуги
  • необходимость взять в долг, в кредит или оформить потребительский кредит
  • уменьшение доходов членов семьи
  • необходимость оказания материальной помощи родственникам и друзьям
  • отказ от некоторых товаров и услуг

То есть люди стали испытывать жизненный дискомфорт еще до пандемии. А 2021 продолжил тенденцию. Оценки материального положения стали более трезвыми. Нас часто упрекали в том, что результаты опросов странные —  ситуация в отечественной экономике не очень хорошая, а население говорит, что удовлетворено жизнью. Забывают, что люди таким образом относятся к ситуации в силу своей ментальности. «Не говорить «плохо» вслух, чтобы не стало еще хуже». Суеверно, но таковы реалии.

Растут цены? Не будем есть!

— Немецкий банк как раз и говорит, что вынужденное снижение потребления из-за нехватки денег на дорогую еду выведет людей на улицы. Распространяются ли прогнозы банка в том числе и на Казахстан, как вы считаете?

— Учитывая, что рост цен и протестные настроения коррелируют между собой, как я уже отметила, сомневаюсь, что в Казахстане будут какие-то акции протеста.

Когда цены поднимаются постепенно, а не скачкообразно, население успевает адаптироваться к ним. Социальная напряженность конечно повышается, но не критично.

Однако давайте вспомним стремительный и как раз скачкообразный рост цен на картофель и морковь в июне 2021. Как население реагирует на подобные тренды?

Снижает потребление либо отказывается от подорожавшего продукта. Чаще, конечно, продолжает покупать, но эти покупки уже не для запасов, а для разового употребления

В ситуации с ценами на картофель и морковь некоторое успокоение принесли объяснения чиновников об их сезонном скачке. Так и произошло на самом деле. Кроме того, как отмечали пользователи соцсетей, информационная и реальная картины истинных цен на овощи не всегда сходились — вместо обещанных «500 тенге за килограмм картошки» магазины предлагали ее по 350. «Все не так уж и плохо», — думали люди. Это также стало фактором успокоения.

Но у нас впереди другая реальность — финал истории с засухой. Который осенью непременно скажется на стоимости кормов, мяса, молочки, яиц. И здесь, конечно, надо начинать заранее прогнозировать сценарий. Например, сообщения о возможном подорожании говядины до 5 тысяч тенге за килограмм сильно ударит по культуре потребления казахстанцев.

Недоступное по цене мясо для страны мясоедов — это не про социальную удовлетворенность

Есть такое понятие, как свободно выбранный режим питания. Когда человек не ограничен в потреблении любимых продуктов. И как только на эту свободу начинают покушаться, неважно как — ростом цен или снижением доходов — это вполне отражается на изменении настроений. Не думаю, что люди выйдут на площади, но волна негатива в соцсетях в будущем очевидна.

Держать плавный рост цен

— Поскольку мы поступательно идем к тому, что осенью социальная напряженность возрастет, какие превентивные и при этом наиболее эффективные меры должно принять государство?  

— Сложный вопрос. Информационный ряд показывает, что еще в декабре 2020 года прогнозы Министерства торговли и интеграции по росту цен не оправдались. Это говорит о том, что государству сложно контролировать и верно оценивать ситуацию. Особенно делать среднесрочные прогнозы. Если нет хорошего анализа и качественной оценки, а решения принимаются в пожарном режиме, они не будут на 100% верными.

Если рост цен в дальнейшем неизбежен, задача государства — не допустить его скачков. Чтобы не копить протестные настроения

Даже если плохое социальное самочувствие и не выведет людей на площади, оно скажется на рейтингах доверия как к центральным, так и к местным органам власти. Уже сейчас уровень поддержки у власти со стороны населения невысок. Большинство либо адаптируются к негативным изменениям, либо стараются их не замечать.

— Наверное, психологически проще надеяться на себя, чем ждать чего-то позитивного от власти?

— По крайней мере мы видим, что население демонстрирует именно это. Являются ли эти неактивные стратегии показателем того, что люди просто не верят в улучшение ситуации, пока однозначно сказать нельзя. Идти на акции протеста, по мнению наших респондентов, это риски потерять время, средства и подвергнуться административному воздействию без очевидного эффекта.

— С другой стороны, те, кто вынуждены постоянно себя ограничивать, и эти ограничения только растут, рано или поздно могут взорваться, не так ли?

— Теоретически накопленный негатив в конечном итоге найдет свой выход. Вопрос — какой? Взрыва этого все ожидают уже последние 20 лет. Но реальность такова, что

протестные настроения в Казахстане развиваются по синусоиде — то плохо, то хорошо, потом опять — то плохо, то хорошо. И когда ожидание взрыва становится вполне реальным, происходят события, разряжающие обстановку

Причем это могут быть даже не экономические улучшения в жизни конкретных граждан. Достаточно позитивных новостей о новых достижениях государства. И на волне солидарности наступает разрядка.

Скоро будут проходить выборы в сельские акиматы. Возможно, именно они как-то собьют напряженность в 2021 году. В конце концов, у людей возникает надежда, что они будут сами участвовать в управлении своими поселками, и что ситуация изменится в лучшую сторону.

Полагаю, глядя на сельский опыт, предпочтет подождать, во что выльется этот эксперимент, и городское население. Будет некий период тишины. И чтобы внести в социальную стабильность свою лепту, государству важно его не упустить.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter