Нур-Султан
Сейчас
30
Завтра
31
USD
425
-0.07
EUR
505
+0.85
RUB
5.81
+0.01

«Развалить дело», «перетянуть следователя на свою сторону»: в Алматы суд оправдал эксперта

5898
Эдуард Метелев, фото с сайта time.kz

Лизу привезли в Центральную городскую клиническую больницу Алматы в состоянии биологической смерти родственники 12 мая 2019 года около 21 часа. Медперсонал проводил реанимационные мероприятия, которые эффекта не дали. Ребенок умер, а на его теле приехавший в больницу отец Александр Пылаев обнаружил жуткие резаные раны. Позже экспертиза скажет, что нанесены они ребенку прижизненно, а смерть наступила от перелома шейных позвонков.

Версий много, суть одна

В убийстве заподозрили домочадцев со стороны матери Марины Рыжаковой. В тот день в доме была почти вся семья — 5 взрослых и 5 детей. До сих пор никто из них не может ответить, что произошло, и почему ребенок погиб, оказавшись без присмотра.

По этой причине следствие рассчитывает установить истину случившегося на основании многочисленных судебных экспертиз. Их проведены десятки, но все они оказались противоречивыми. И этому факту тоже нашлось объяснение.

По версии семьи Рыжаковых, Елизавета неудачно упала с садовой статуи, а затем ее растерзала любимая собака породы хаски.

Однако вскрытие тела ребенка говорило о дорожно-транспортном характере повреждений. Это было установлено еще летом 2019 года

Но следствие до сих пор не завершено.

С января 2021 года в уголовном суде за дачу заведомо ложных показаний шел процесс над судмедэкспертом Эдуардом Метелевым, которого семья Марины Рыжаковой наняла для консультаций по делу о гибели Лизы.

Что противозаконного своими «услугами» сделал подсудимый, на прениях рассказала гособвинитель. Из получасовой записи приведем самые яркие факты с некоторыми сокращениями, без искажения смысла сказанного.

Родные убитой и изувеченной 6-летней девочки просят президента о помощи

Консультация независимого эксперта

«В мае 2019 года адвокаты Джалилов и Авутов, являясь представителями потерпевшей Рыжаковой, обратились в ТОО («Бюро независимых судебно-медицинских экспертиз», где Метелев работал заместителем директора — ред.) для оказания консультативных услуг», — говорится в тексте прений прокурора.

Стоимость услуг стороны оценили в 570 тысяч тенге, которые Марина Рыжакова оплатила в Бюро в тот же день.

«Однако Метелевым не был соблюден порядок и условия заключенного договора», — говорится в выступлении прокурора на прениях. — Исходя из которого он должен был получать и передавать сведения, относящиеся к оказанию услуг, Рыжаковой.

Тогда как фактически получал и передавал их Шмакову (Андрей Шмаков, бывший руководитель районного подразделения ДКНБ Алматы, дядя погибшей Елизаветы по матери — ред.)

Который не являлся лицом, уполномоченным на получение и передачу указанных сведений согласно заключенному договору. Метелев на основании заключенного договора приступил к оказанию консультативных услуг по факту убийства малолетней Пылаевой».

Далее гособвинитель перечисляет, что неустановленные следствием лица переслали Метелеву в WhatsApp заключения судмедэкспертизы тела Лизы, 13 цветных посмертных фото ребенка и другие материалы по делу об убийстве.

Лиза Пылаева, фото с личной страницы бабушки Аллы Пылаевой в Facebook

«Изучив представленные неустановленным следствием лицом процессуальные документы, относящиеся к расследованию уголовного дела по факту убийства малолетней Пылаевой,

Метелев стал прорабатывать план постановки заключения эксперта Хасанова (того самого, который установил причину смерти ребенка вследствие ДТП — ред.) под сомнение»,

— говорится в итоговой речи прокурора.

Ничего не видел, ничего не знаю

Ничего не вышло. И 5 января 2020 года Марина Рыжакова и ТОО «Бюро независимых судебно-медицинских экспертиз» продлевают договорные отношения.

«После чего Метелев, видя, что его действия, направленные на постановку заключения эксперта под сомнение, не приносят желаемого результата, вновь стал прорабатывать план по продвижению версии семьи Рыжаковых-Шмаковых», — сказала гособвинитель. — А именно — наступление смерти в результате падения малолетней Пылаевой со статуи и получения телесных повреждений от воздействия укусов от зубов собаки породы хаски по кличке Бэлла».

Чтобы поставить заключение эксперта Хасанова под сомнение, Метелев помог представителям Марины Рыжаковой составить правильное ходатайство о допросе этого эксперта. И конечно, для этого в его распоряжении оказались многие важные процессуальные документы из дела об убийстве Лизы. Выемка из мобильного, санкционированная судом, покажет наличие этих документов в устройстве Эдуарда Метелева.

«11 июня 2020 года Метелев, находясь в служебном кабинете № 325 административного здания департамента полиции г. Алматы, в ходе допроса в качестве свидетеля (по делу об убийстве Лизы — ред.), будучи предупрежденным следователем об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, осознавая ложность своих показаний и предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий, которые могли повлечь за собой изменения хода досудебного расследования, намеренно создавая препятствия к установлению истины,

умышленно дал заведомо ложные показания в качестве свидетеля по уголовному делу по особо тяжкому преступлению», — заключила прокурор

— «А именно в том, что заключения судебных экспертиз и допросы судебных экспертов ему никто не передавал. Никаких письменных заключений, пояснений он не видел и давал консультацию только с устных пояснений адвокатов по расследуемому уголовному делу Джалилова, Авутова и Борисенкова и также представителя потерпевшей Рыжаковой и свидетеля Шмакова».

Решение идти «ва-банк»

Отметим, что в марте 2020 года стало известно о расследовании уголовного дела против Андрея Шмакова за воспрепятствование следствию по делу Лизы Пылаевой. Велась санкционированная прослушка переговоров. Вот что она показала.

«Изучением представленных результатов негласных следственных действий в отношении Шмакова установлено, что 26 февраля 2020 года и 27 февраля 2020 года Шмаков со своего абонентского номера телефона осуществляет телефонные звонки на абонентский номер, принадлежащий Метелеву», — говорит в выступлении гособвинитель. —

При прослушивании телефонных переговоров Шмакова и Метелева установлено, что целью осуществления телефонных разговоров является развалить первоначальную судебно-медицинскую экспертизу,

проведенную судебно-медицинским экспертом Хасановым. Который указал, что повреждения у малолетней Пылаевой характерны для дорожно-транспортной травмы. При этом имеются сведения, что через представителя потерпевшей Рыжаковой Борисенкова бывшему эксперту Метелеву были переданы заключения проведенных судебных экспертиз.

При этом также сообщается, что у Борисенкова возникают затруднения в истребовании цветных фотографий по делу. Более того, в телефонном разговоре Метелев сообщает, что он подготовил ходатайство о дополнительном допросе эксперта Хасанова, чтобы поставить под сомнение заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Пылаевой.

При этом отмечает, что представитель потерпевшей Рыжакова обещает продвижение в этой части и удовлетворение ходатайства о допросе эксперта»

Метелев сообщает собеседнику, что проведенные по делу о смерти ребенка экспертизы «частично их устраивают, а частично не устраивают».

«В той части, что заключение не устраивает, его необходимо выровнять так, как им нужно», — продолжает гособвинитель. — При этом сообщает, что им необходимо разработать план, по которому они будут действовать и делать экспертизу как им нужно. В телефонном разговоре Метелев также отмечает, что всех экспертов он знает, особенно экспертов-трассологов. Он к ним подойдет и тихонько все с ними обсудит, как и что они будут делать по улучшению экспертизы в их сторону.

Также Метелев сообщает, что надо как-то перетянуть следователя на их сторону, так как следователь думает против них, а им это невыгодно

Разговаривают о планировании встреч с участием Шмакова, Метелева и представителя потерпевшей Рыжаковой Борисенкова в обработке плана действий по данному уголовному делу».

Не виновен!

Это только часть того, что в суде над Эдуардом Метелевым представило гособвинение. Учитывая, сколько публичных интервью дали родственники убитой девочки в защиту своей версии о собаке и статуе, озвученные прокурором факты, мягко говоря, наводят на определенные размышления.

Их мы оставим для следствия, которое по закону должно установить виновных в трагической гибели 6-летней девочки.

Ну и напоследок скажем, что 24 июня судья Алмалинского районного суда Кайрат Иманкулов оправдал Эдуарда Метелева за отсутствием в его действиях состава уголовного правонарушения.

— Уважаемые участники процесса! Мы все знаем, что органами уголовного преследования Метелев обвинялся в том, что он, будучи свидетелем по особо тяжкому уголовному делу, дал заведомо ложные показания, что не получал и не видел заключения экспертиз и документов, а лишь консультировал по устной договоренности сторон, — разъяснил свой оправдательный приговор судья Иманкулов.

— Судом при рассмотрении уголовного дела исследованы все доказательства. Установлено, что Метелев работает частным экспертом и консультировал на основании заключенного договора об оказании услуг.

Данные обстоятельства не могут оцениваться как дача заведомо ложных показаний, поскольку Метелев не обладал процессуальным статусом свидетеля по делу об особо тяжком уголовном правонарушении

Ему не были известны обстоятельства, имеющие значение для дела. Кроме того, окончательного процессуального решения по особо тяжкому уголовному делу нет. Метелев является специалистом на основании заключенного договора об оказания консультативных услуг. К нему обращались за консультацией по факту смерти потерпевшей. По смыслу закона ложность показаний заключается в искажении сообщаемых сведений, имеющих существенное значение для разрешения конкретного дела.

Суду не были представлены доказательства, подтверждающие, что Метелев дал органу судебного расследования заведомо ложные показания,

процессуально имеющие существенное значение для разрешения конкретного дела об особо тяжком преступлении.

Приговор не вступил в законную силу.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter