Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
19
USD
425
-0.23
EUR
500
-0.99
RUB
5.75
+0.02

Информационная атака на руководство ВКО беспрецедентна — эксперт

3686

В Восточно-Казахстанской области разгорелся скандал. Шквал критики обрушился на предприятия «Фирма» Азия», «ОблШынгысЖол» и «Востоквзрывпром». Их обвинили в незаконном выигрыше тендеров — мол, они приближены к руководству области. Обвинения коснулись и руководства и Центра ядерной медицины и онкологии, расположенного в Семее. Было заявлено, что они причастны к отмыванию денег из бюджета.

Недобросовестная конкуренция

Однако руководство вышеупомянутых компаний с обвинениями не согласно. Они доказывают, что все нападки — клевета, которая бьет по их деловой репутации. Цель этой информационной атаки — получить доступ к бюджетным ресурсам.

С. Дускужанова

По словам Сауле Дускужановой, директора «Фирма» Азия», бизнесмены и чиновники оказались в эпицентре беспрецедентной информационной войны, которая уже вышла за рамки региона, на республиканский уровень.

— Организаторы информационной атаки не брезгуют ни оскорблениями, ни клеветой. Потоки дезинформации настолько сильны, что мы вынуждены привлекать СМИ.

То, что сегодня происходит в Восточном Казахстане, по моему мнению, несет в себе угрозу дестабилизации в регионе

Мы возмущены тем, что нас называют кастой приближенных бизнесменов, которые крепко присосались к государственному бюджету. Это инсинуация. Складывается ощущение, что создаваемый провокаторами информационный фон из лжи и ничем не подкрепленных обвинений используется для передела сферы бизнес-интересов в регионе. Это недобросовестная конкуренция, — считает она.

Дифференциация помогает

По словам Дускужановой, для защиты деловой репутации она подала обращение в правоохранительные органы.

— У нас дивесифицированный бизнес. Это завод по обработке металла, асфальто-бетонный завод, есть большой парк спецтехники. Самые большие инвестиции нами вложены в проект, который сейчас на этапе завершения — строительство маслоэкстракционного завода. То есть мы занимаемся не только госзаказом. Наработанный годами опыт дает нам право на участие в тендерах.

Победителя в тендере определяют наличие опыта за последние десять лет и финансовая устойчивость, а это уплаченные налоги. Информацию об этом может увидеть любой участник тендера в электронном депозитарии

Весь железобетон, который мы используем в промышленном и гражданском строительстве, производится нашим же заводом. Также и металл, используемый в строительстве, обрабатывается у себя на заводе. Производим мы и силикатный кирпич. Все это дает мне возможность в госзакупках давать цену ниже. Кроме госзаказов мы работаем еще по проектам совместной деятельности, участие в таких договорах у нас доходит до 75%. Также мы работаем по программе ГЧП, — рассказывает директор «Фирма» Азия».

Откуда «ноги растут»

Дускужанова говорит, что среди тех, кто подал обращение президенту, был руководитель завода «Металлист» Айдос Сериккалиулы. И у него были свои мотивы:

— Дело в том, что и он, и мы строим два практически одинаковых дома, в одном микрорайоне. И вот его стройку остановил технический авторский надзор — обнаружились нарушения. Устранить их, не разобрав дом до основания, невозможно. И теперь этот человек обращается к Касым-Жомарту Кемелевичу и пытается обвинить нашу компанию в кознях, — отмечает она.

Одним из самых значимых и интересных проектов компании «Фирма» Азия» была реализация «Центра ядерной медицины и онкологии» в Семее. Это высокотехнологичный и узкопрофильный центр, однако и его задел огонь информвойны. Директор центра Марат Сандыбаев рассказал, что применение ядерных технологий в медицине говорит о повышении уровня развития здравоохранения в стране.

— Наш центр единственный и уникальный в своем роде, имеет возможность сейчас лечить и диагностировать онкобольных пациентов новейшими методами, — говорит он.

Дезинформируют общественность

Под волнe негатива попало и предприятие «Востоквзрывпром», занимающеееся строительно-ремонтными работами. По словам директора Дмитрия Сомова, с 1 июня 2020 года директор ТОО «ДСУ 14» Александр Федосов и гендиректор ТОО «РГП «Топаз» Булат Багадаев позволяют себе некорректные высказывания:

Д. Сомов

— В своих публичных выступлениях они в выражениях не избирательны. Например, называют наше предприятие «незаконнорожденное дитя». Хотя нам в этом году 20 лет, а корнями компания уходит в советское время. На нашем предприятии трудятся более тысячи человек. Сейчас оно многопрофильное. То есть мы ведем и гражданское строительство, и дороги строим, проводим геолого-разведочные работы и продолжаем вести буровые работы.

Очень обидно и неожиданно для нас попасть в список обвиняемых. Чтобы вы понимали: из списка предпринимателей, обратившихся к президенту, я знаю только двоих, и только одного лично. Думаю, ситуация возникла из-за нездоровой конкуренции.

Сейчас выбор компании происходит через процедуру госзакупок. В приоритете компании с богатым опытом, сильной технической базой и оплаченными налогами. Мы не очень крупная компания с годовым оборотом в среднем порядка 4-5 млрд тенге. В течение пяти лет оплатили только 2 млрд налогов.

Все это влияет на показатели победы в конкурсах. Наши обвинители считают, что мы приближены к власти — мол, выигрываем в 75% конкурсов. На самом деле на сегодняшний день можно посмотреть в открытых источниках, сколько конкурсов проведено, в каких мы участвовали и сколько побеждали. Вот цифры: из 170 конкурсов за пять лет мы выиграли 24. Менее 15%.

И начались проверки…

— Несмотря на это, на протяжении года мы подвергаемся прессингу разных госслужб. Это и департамент внутреннего контроля госаудита, и прокуратура. Более 15 проверок мы за этот год прошли, несмотря на мораторий президента. Приходят, проверяют и ничего не находят.

Люди, которые пишут на нас жалобы, не идут в ногу со временем и не верят, что это возможно — работать честно и прозрачно. А бесконечные обвинения — попросту отвлекают от работы. Сейчас нам приходится тратить основные ресурсы только на то, чтобы парировать удары, — говорит Сомов.

По словам Лукбека Тумашинова, директора ТОО «ОблШынгысЖол», его коробит в сложившейся в ВКО ситуации то, что определенные лица хотят создать едва ли не переворот.

Л. Тумашинов — второй слева

— По аналогии с романом Виктора Гюго «Отверженные» я называю всех этих людей, затеявших скандал, обиженными. Когда они сидели у «кормушки», за 2-3 года взяли тендеры по 400 млрд тг. Этого разве мало?! А сейчас они нападками пытаются заработать себе авторитет. Сегодня все процедуры проходят в электронном виде. Те, кто соответствуют заявленным требованиям, те и выигрывают. Чего обижаться? — недоумевает Тумашинов.

Не подкреплено фактами

Свое видение скандала в ВКО выразила и Елена Нестерова, руководитель научно-экспертной службы фонда по борьбе с кибербуллингом «Ар-бедел».

Эксперт считает это беспрецедентной информационной атакой, организованной против местной исполнительной власти в ВКО,

а также против субъектов предпринимательства в этом регионе.

— В связи с этим мне, как юристу, хочется напомнить, что юристы разграничивают вопросы фактов и вопросы права. Что касается фактов,

озвученные участниками конференции данные действительно находят какое-то документальное подтверждение. В отличие от той фактологии, которая льется с противоположной стороны

Мы видим, что распространяемая информация не находит своего подтверждения. С другой стороны, она направлена на принижение чужой репутации, — замечает Нестерова.

Кибербуллинг и наказание

Она считает, что эта информационная атака с применением нечистоплотных методов, вовлечением СМИ, блогеров, фейковых аккаунтов в соцсетях — все это кибербуллинг. И он может привести к дестабилизации в обществе и дестабилизации государственной власти.

Е. Нестерова

— Мы объективно усматриваем в этом такие цели, как недобросовестная конкуренция, оказание давления на суд, который в настоящее время рассматривает определенное количество хозяйственных споров между субъетами предпринимательства и представителями госорганов. Это давление на власть. И наконец, это информационная атака, направленная на смещение власти. Но

когда допускаются противоправные действия, предусматривается ответственность, которая регламентируется Уголовным кодексом. Это и «оскорбление представителей власти», и «распространение недостоверной информации»

Здесь можно подключить и административный кодекс, который совсем недавно у нас обогатился такой статьей, как «Клевета». Это и закон «О СМИ», который, во-первых, приравнивает интернет-ресурсы к СМИ. А во-вторых, устанавливает достаточно четкую персонализированную ответственность журналистов и блогеров.

И наконец, есть Гражданский кодекс, в рамках которого можно добиться имущественной ответственности, опровержения порочащих сведений и добиться восстановления нарушенных прав в результате дезинформационных посягательств.

В общем, наше законодательство имеет достаточно серьезный потенциал способов как публично-правовых, так и частно-правовых, чтобы противодействовать такого рода интернет-преследованиям, — заключает Нестерова.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter