Нур-Султан
Сейчас
13
Завтра
15
USD
434
+0.15
EUR
516
-0.30
RUB
5.62
+0.02

Теория перемен и реалии казахстанских чиновников — Ашимбаев

3307
фото: paryz.kz

Прошло полгода после создания Высшего совета по реформам и Агентства по стратегическому развитию и планированию. Наконец, казахстанцы увидели первые результаты этого президентского решения. Политолог Данияр Ашимбаев проанализировал последние принятые документы.

Без шума и пыли

— Каковы ваши первые впечатления?

— Как мы знаем, все началось с создания Высшего совета по реформам и Агентства по стратегическому планированию и реформам. Уже состоялось четыре их заседания. Но о том, что окончательная редакция стратегических документов утверждена, нигде не сообщали.

Потом, с задержкой в два месяца, в базах данных появляются указы президента, подписанные в конце февраля:

  • о национальных приоритетах
  • об утверждении новой редакции стратегического плана развития до 2025 года

А также постановление правительства об утверждении новой системы государственного планирования.

Ранее ни Акорда, ни дом правительства об этом не сообщали. Хотя речь идет о совершенно новой системе государственного планирования.

Что интересно, изначально заявлялось, что документы будут разрабатываться Агентством по стратегическому планированию и реформам

Однако во всех пресс-релизах, опубликованных после появления документов, говорится о разработке их миннацэкономики при участии АСПиР.

Само принятие прошло втихаря. Разработчик не тот, кто изначально заявлен, а министерство, которое за последнее время выдало массу корявых документов. Уже можно предполагать, что чего-то принципиального ожидать не следует.

Д. Ашимбаев

Данияр Ашимбаев. Фото: voxpopuli.kz

Что я вижу? Попытку нанизать все принимаемые планы на некий единый механизм. Причем ни Nur Otan, ни Библиотека в них особенно не видны. Хотя, думаю, документы принимались по согласованию с ними.

— Тогда зачем это надо АСПиР, если все равно документы разрабатывают те же, кто уже дров наломал?

— Надо понимать, что раньше в стратегических документах была некая идеология – что мы имеем, что хотим получить и что для этого будем делать. В последние же годы, как мы видим, все реформы превратились в набор мероприятий, мало между собой связанных. Эти реформы корректируются под фактическое исполнение и никем не контролируются.

Реформа за реформой

— То есть не имеют гарантированного результата?

— Кроме некоего количества уголовных дел, которые доходят до суда.

Такое ощущение, что если в стране что-то получается, то больше вопреки той или иной реформе, нежели благодаря ей

Поэтому результаты каждой реформы вызывают желание начать ее заново. Не забываем, что есть единое звено — управление бюджетными потоками. И когда утихает очередная волна скандалов, в министерства приходят новые команды и повторяют то же самое.

По реформе системы здравоохранения хочу отметить, что программа сноса старых больниц и строительства новых, типа современных, уже перекочевала в стратегические приоритеты. Без какого-либо обсуждения. Хотя речь идет о том, что вся больничная система будет полностью переделана под рыночные рельсы. Никто и голоса против не поднимал. Видимо, какой-то консенсус достигнут.

Понятно, что создание органа, отвечающего за планирование, которое предложил президент, вызвало целую аппаратную войну. Закончилась она приглашением Кайрата Келимбетова руководить АСПиР. Он имел отношение к разработке практически всех стратегических документов республики за последние 20-30 лет.

То есть по крайней мере общее стратегическое видение у него все-таки есть

Потом мы видели, как между 3 и 4 заседанием Высшего совета по реформам на Келимбетова пошла информационная атака. Она явно была связана с тем, чья редакция документов будет торжествовать — миннацэкономики и связанных с ним структур, экономического блока администрации или АСПиР.

В итоге победила непонятная конфигурация, которую президент даже не стал анонсировать и как-то комментировать. И правительство тоже. Вышли не сильно многословные пресс-релизы.

Зато объявлены 10 стратегических приоритетов. На их базе выработаны различные задачи, сформулированные в новом стратегическом плане развития до 2025 года. Этот план заменил, кстати, документ 3-летней давности. Также правительство утвердило систему экономического планирования, где указало, что и как будет исполняться по этим приоритетам. То есть наверняка будут еще какие-то документы.

Теория перемен и ее смысл

— Анализируя то, что есть в открытом доступе, на память приходит цикл романов Айзека Азимова «Основание». Там на одной из планет существовала специальная академия, которая разработала устройство логического анализа речи. Когда к ним приехал эмиссар одной из космических империй с некими предложениями, очень интересными и красивыми, после прогона их через анализатор выяснилось, что смысла в них не содержится никакого.

У меня набор сложных слов в последних стратегических документах правительства вызывает вопросы. Например,

оценка эффективности деятельности государственных служащих будет привязана к стратегическим целям и задачам, декомпозированным на основе теории перемен

И еще много других красивых, грамотных умных мыслей и словесных конструкций, как в романе Азимова. Еще пример — в части наработки патриотизма показателем будет оценка повышения уровня гордости населения за свою страну.

Вариантов нет

— И как ее будут оценивать?

— Я так понимаю, социологическим инструментарием. Но когда это проводится известной профессиональной организацией — это одно. Однако чаще доступ к такого рода исследованиям получают конторы, ранее в этом качестве мало известные.

Качество работы акимов будет оцениваться по доверию к местным органам власти не ниже 80%. Почему 80%, непонятно. Похоже на итоги последних выборов, которые вызывают сомнение в адекватности.

Мы получили набор неких слов, из которых сложить что-то вразумительное не представляется возможным. Что хотели сказать этими приоритетами, задачами и системой планирования, лично мне осталось непонятным.

Потому что изначально предполагалось, что будет некий список простых приоритетов и задач. Он будет сопровождаться набором простых показателей, которые сложно подтасовать

Но получилось не то. И судя по тому, что президент документ не комментировал, он его не устроил. Но лучшего в данный момент он, по всей видимости, и не ждет.

Мы помним, последние два года президент ставил вопросы по реформе госуправления, модернизации экономической политики, приданию ей некоего смысла. И видимо, ждал, что аппарат ему предложит какие-то варианты. Аппарат кивал, но в итоге выдал то, что мы видели и во время карантина, и после него, и нынешние приоритеты.

Наверное, это лучшее, что аппарат смог сделать. Сложилось впечатление, что такую же задачу в последние годы ставил перед аппаратом и первый президент

Видно было, он хотел появления хорошего экономического послания и программы. Все также кивали головой. Но поскольку разработкой занимались те же самые лица, что и сейчас, придумать некий осмысленный набор лозунгов не получается. Качественное  планирование не удалось. Как и система контроля, о которой мы говорим много лет.

Заметьте, теперь нет такого слова. Теперь говорят о мониторинге, оценке и теории перемен. Если вульгарно сформулировать, по теории перемен госаппарат и живет. И жил ранее. Поставили цель — ничего не получилось. В итоге план заменили на тот, который больше оказался похож на результат.

Я не я, но подпись моя

— И какой выход у президента? Заменить чиновников некем, придумать реально работающую модель они не в состоянии. Фактически он смирился с несостоятельностью своих подчиненных?

— Уже все поняли, что наш госаппарат выше своей головы прыгнуть не может. Если раньше была проблема сделать хорошо, теперь проблема вообще что-то сделать. И при этом не воруя.

Классический пример. Ситуация с приватизацией детских музыкальных школ. Список объектов, выставляемых на конкурс, сначала по согласованию с акиматом и профильными министерствами был внесен в правительство. Понятно, что к его разработке имели отношение и минобразования, и минкульт, и акимат Алматы явно.

— И дали на это согласие.

— Да. Список был утвержден постановлением правительства. Но это решение же не только премьер-министра, за него голосуют все члены правительства. К ним относятся и министры образования и культуры. На основании этого постановления родился приказ акима Алматы и план реализации мероприятий, подписанный его заместителем. Но как только родители начали возмущаться, минкультуры сказало, что виноват акимат Алматы. Такую же позицию заняли и в минобразования.

Все сделали вид, что с ними этот вопрос не согласовывался. А акимат при наличии живой подписи акима заявил, что это решение миннацэкономики

То есть оказалось, против были все. Но если это так, как объекты попали в список? Ведь их мнение в правительственных документах запрашивается обязательно.

Как только запахло скандалом, аппарат единым порывом заявил, что он не видел, он не знал.

Оценка значимости

— Классическое поведение, не так ли?

— Одно потерял, другое сломалось, из этой серии. Также у нас получается и со всеми показателями. Что бы ни произошло, первая позиция любого министра: «Я тут не при чем». Либо «меня не спрашивали», либо «это мои предшественники», либо «так сказали сверху, а кто я такой, чтобы спорить?» И все, никто не виноват.

Также и с планированием. У нас одна и та же схема теоретического управленческого решения – планирование, реализация и контроль. Исполнение мы видим каждый день, контроля нет, а планирование опять превратилось в набор несовокупных задач на основании теории перемен.

Хотя эффективность госчиновника надо оценивать по достигнутым результатам, а не на основании теорий

С другой стороны, может быть и контроля никакого не получается. Потому что сотрудников контролирующих органов сажают чаще, чем их подконтрольных. Условно говоря, ревизор взял взятку — его посадил следователь. Следователь взял от него взятку, развел с судьей — судью тоже посадила другая служба. Потом выяснилось, что за возбуждение дела заплатила третья сторона. В итоге масса народа за решеткой, а результат лучше не стал.

В такой атмосфере между тем с каждым годом растет апломб чиновников, уверенных в своей правоте

Каждый мелкий бастычок считает, что именно он принимает единственно правильные решения. И если его критикуют, он считает это заказом конкурентов или новым словом «хайп». То есть даже мысли в голове нет, что критикуют его за то, что он некомпетентный вор и дурак.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter