Нур-Султан
Сейчас
-8
Завтра
2
USD
433
0.00
EUR
506
0.00
RUB
5.47
0.00

Кыргызский потоп-2020

5791

История повторяется. Слишком часто

Очередное обострение политической ситуации в Кыргызстане уже не вызывает большого удивления у сторонних наблюдателей. Интересует установившаяся цикличность событий, которые каждый раз приводят к насильственной смене политической власти. В результате создается впечатление, что все развивается как будто по кругу. Хотя

действующие лица каждый раз разные, но всегда действует одна и та же схема

Усиление власти кого-то одного из участников сложного и многогранного политического процесса приводит к недовольству многих других. До поры до времени они не могут оказать влияния на ситуацию, но при появлении любой возможности происходит резкий всплеск митинговой активности в столице, которая заканчивается разгромом правительственных зданий.

Затем предпринимается попытка установить коллективное руководство в разных видах, которое автоматически приводит к усилению одной из соперничающих групп. После этого в такой группе выделяется один крупный игрок, он стремится к доминированию. Сначала у него получается, он входит во вкус, делает ошибки и сталкивается с новой коалицией недовольных участников процесса.

При условном теоретическом подходе возникает соблазн назвать происходящее в Кыргызстане чем-то вроде демократического процесса. Но здесь стоит отметить, что проблема кроется в очевидной архаичности нынешней организации кыргызского политического сообщества.

Особенности переворотов в Кыргызстане

Почему очередные перевороты в Кыргызстане происходят так тяжело, ожесточенно и в то же время так быстро? Потому что общество сильно сегментировано: с одной стороны, по патрон-клиентским сетям, с другой — по трайбалистским. Хотя, по сути, они друг с другом тесно переплетаются. Поэтому на кыргызской политической сцене много игроков. Группы клиентов имеет любой бывший чиновник, влиятельный человек из сферы бизнеса или региональной политики.

После первой кыргызской революции 2005 года их количество довольно сильно увеличилось. Потому что в связи с усилением роли публичной политики влияние стало зависеть от количества клиентов. С одной стороны, с точки зрения митинговой активности, с другой — для обеспечения электоральной поддержки. Поэтому если при президенте Аскаре Акаеве патрону из числа влиятельных лиц в государстве требовалось не так много клиентов, после 2005 года влияние обеспечивало именно их количество.

Вожди и их поддержка

В результате возникла конкурентная среда на патрон-клиентской основе. Сила политика и его возможности определялись его поддержкой со стороны клиентов. А где проще всего набрать лояльных? В своем семейном кругу или на малой родине. Но клиентам в свою очередь также надо оказывать поддержку. Отсюда ожесточенность политической борьбы.

Влиятельным политикам нужна была власть, чтобы обеспечить своих клиентов, свои группы поддержки. Поэтому побеждали те, кто мог собрать больше клиентов и договориться с другими группами. Но победа в борьбе означала, что победителю придется отвечать по своим обязательствам перед слишком многими. Соответственно, победитель делал это главным образом за счет проигравших.

У проигравших оставался только один вариант — ожидать, когда появятся возможности. Но так как своих клиентов у них было много, их недовольство ситуацией было серьезным мотивирующим фактором к активным действиям. Что потом выливалось в большое количество достаточно организованных людей, готовых на жесткие меры на площадях в Бишкеке.

Потому что количество клиентов вокруг каждого политика было довольно существенным, а если объединялось несколько таких клиентских групп, их количество становилось весьма внушительным. Фактически собиралось несколько хорошо организованных и при этом мотивированных групп людей. Мы видели это в 2005 году, когда свергали того же Акаева, затем в 2010, когда пал Курманбек Бакиев, и вот теперь в октябре 2020 года. Потом к ним присоединялись маргинальные слои городского населения.

Уроки, которые никто не учит

Соответственно, любые власти должны были учитывать, что вокруг них много потенциально недовольных и хорошо организованных групп во главе со многими бывшими влиятельными людьми. Казалось бы, они должны учитывать печальный опыт своих предшественников. Но, оказывается, этого никто не делает.

Хотя после 2010 года прошло уже много времени, некоторые кыргызские политики пытались использовать силу улицы и собирали свои группы поддержки, своих клиентов. Но в одиночку ни одна из них не в состоянии добиться успеха. Лидеры таких локальных групп либо договаривались с властью в обмен на что-то, либо садились в тюрьму. Соответственно, все выглядело так, что прежние практики из 2005 и 2010 годов уже не работают, с ними научились разбираться.

Пример еще одного президента, Алмазбека Атамбаева, продемонстрировал, что даже такой сильный и активный политик не может противостоять сформировавшейся против него коалиции, которую в 2019 году возглавил нынешний президент Сооронбай Жээнбеков.

Хотя он и входил в клиентскую сеть Атамбаева, но нарушил договоренности с ним и, опираясь на недовольство слишком многих групп влияния, смог одержать верх.

Разделенный Кыргызстан

Здесь стоит напомнить, что в Кыргызстане существует условное разделение на Север и Юг. Оно достаточно условное, потому что и на юге, и на севере много патрон-клиентских сетей, которые вступают в самые разнообразные коалиции друг с другом. Соответственно, между ними существует много противоречий. Поэтому ключевым условием падения Атамбаева в 2019 году стало то, что многие северные политики и связанные с ним группы влияния не поддержали его в борьбе за власть.

Так что победа Жээнбекова была коалиционной. Но после утверждения у власти он стал реализовывать сценарий ее укрепления за счет собственной патрон-клиентской сети и своих союзников. Новые власти посадили Атамбаева и ряд его соратников, что было весьма жестким и решительным шагом. Это не привело к массовым беспорядкам, так как недовольны были только сторонники Атамбаева.

Жээнбеков наверняка постарался перевести на себя и своих людей большую часть того немного, что есть доходного в Кыргызстане

Соответственно, он резко ухудшил положение многих других политиков. Но так как Жээнбеков политик с юга Кыргызстана, из Джелалабадской области, естественно, что среди бенефициаров этого процесса оказалось относительно много южан. В то время как большинство недовольных и теперь уже бывших влиятельных лиц находились на севере.

Высокая цена выборов

В этом контексте выборы в парламент, несомненно, были важным моментом в политической жизни Кыргызстана. От их исхода зависело, смогут ли Жээнбеков и его сторонники окончательно укрепиться у власти. В нынешней конфигурации власти парламент играет особенно большую роль.

То есть для Жээнбекова цена вопроса была очень высокой. Он понимал, что арест Атамбаева и ряда других политиков не оставляет ему вариантов для отступления. Ему нужна была только победа. И желательно полная и безоговорочная.

В итоге получилось так, что в парламент с учетом 7% барьера прошли только четыре партии. 

  • «Биримбик» — самого Жээнбекова;
  • «Мекеним Кыргызстан» — близкая к его стороннику Раимбеку Матраимову;
  • «Кыргызстан» — третья лояльная ему партия;
  • «Бутун Кыргызстан».

Первые две партии набрали больше 20% каждая, еще две – около 8%.

Собственно, точные проценты здесь большой роли не играют. Главное, что по итогам выборов в парламенте Кыргызстана оказались не просто проправительственные партии, а те, где преобладают выходцы с кыргызского Юга. Это характерно в том числе и для «Бутун Кыргызстан». Только партию «Кыргызстан» возглавляет северянин Канат Исаев, но она лояльна Жээнбекову.

Консолидация недовольных

Почти наверняка это обстоятельство сыграло большую роль в событиях, которые произошли в ночь на вторник 6 октября. Если вспомнить приведенную выше схему, Жээнбеков и его сторонники в ходе этих выборов продемонстрировали, что хотят тотального доминирования. Но

для северных групп влияния это означало, что власть надолго останется в руках южных группировок. Соответственно, с проигравшими никто считаться не будет

Это стало причиной консолидации всех недовольных возникшей ситуацией — скорее всего, среди них особенно много было северян. К тому же столица находится на Севере, и северянам проще собрать своих сторонников и клиентов. Кроме того, многие представители власти, включая столичную милицию, также являются местными уроженцами. Патрон-клиентские сети распространяются и на них.

Возможно, в том числе поэтому сопротивление милиции демонстрантам оказалось не очень долгим. На жесткие меры никто из представителей силовых органов не решился. Характерно, что в 2010 году тогдашний президент Бакиев фактически опирался на личную гвардию из выходцев из Джелалабадской области, в основном из рода кипчак. Тогда именно они вступали в перестрелку. Сегодня это стало невозможным. Отказ силовиков защищать власти привел к быстрому захвату правительства, парламента, мэрии и т. д.

Показательно, что первым делом протестующие освободили Атамбаева и его сторонников, вынудив местный комитет государственной безопасности отдать заключенных. Эти люди были явно мотивированы. Пока маргиналы грабили правительство, они решали политические задачи.

Стоит также добавить, что 6 октября в отставку подали губернаторы трех областей — Таласской и Иссык-Кульской на севере и Нарынской в центре страны. При этом они заявили, что всегда вместе с народом. Это лишний раз подтверждает, что север выступил вполне консолидировано. В то время как губернатор Джелалабадской области на юге уходить в отставку отказался.

Баланс интересов

Президент Жээнбеков заявил, что готов пересмотреть результаты выборов вплоть до проведения новых. Вопрос – устроит ли это его оппонентов и не захотят ли они использовать ситуацию для закрепления успеха.

Понятно, что у Атамбаева к Жээнбекову накопилось много вопросов. Но свои пожелания есть и у победивших политиков, и их групп влияния. Следовательно, уже сейчас фактически закладывается основа для будущего противостояния. Учитывая, что ресурсов становится все меньше, и это означает, что борьба за оставшиеся может быть весьма ожесточенной.

Хотя в ближайшее время кыргызские элиты сделают очередную попытку сформировать систему баланса интересов. Для этого 6 октября был создан Координационный Совет, в который пока вошли пять партий, включая партию социал-демократов Атамбаева и партию «Республика» другого влиятельного политика родом с севера Омурбека Бабанова.

Но при этом возглавил его лидер «Бутун Кыргызстан» Адахан Мадумаров, выходец с юга. В эту партию входит также Исхак Масалиев, сын первого секретаря кыргызской компартии во времена СССР Абсаммата Масалиева, также из южной семьи.

Но такая попытка, при всем уважении к ее проведению, не отменяет главного принципа современной кыргызской политики – конкуренцию патрон-клиентских сетей, которая происходит на все более «небогатой политической почве». Следовательно, вероятность повторения вчерашних событий в недалеком будущем остается весьма высокой.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter