Нур-Султан
Сейчас
18
Завтра
16
USD
419
+0.91
EUR
493
+0.20
RUB
5.73
-0.01

Стыд мешает казахам быть богатыми — Куралай Нуркадилова

30066
Куралай Нуркадилова

Ты так много времени проводишь в социальных сетях, а как обстоят дела с Тиндером и другими соцсетями, которые помогают наладить личную жизнь?

 — Во время карантина я вошла в «Тик-ток» и пока еще его не отработала. Не успеваю заниматься даже теми соцсетями, где зарегистрирована. Немного забросила Фейсбук, хотя в десятке была. Да, копировать это одно, но мне хотелось бы, чтобы во всех сетях был разный контент. В Фейсбуке, например, общение отличается, бывает, что хулиганю там, шучу. А в Инстаграме имидж и еще раз имидж. То есть хочу сказать, что соцсети это та же работа, и на нее нужно время. А именно его сейчас и не хватает. У меня новые проекты и идеи, которые возникли во время карантина. Ими сейчас активно и занимаюсь.

— А что за проекты?

— Очень много, плюс еще два изобретения, которые нужно запатентовать. Если все получится, это будет круто-круто! Я же вижу бизнес как-то по-мужски и миллионами. И если все получится, это будут миллионы, причем не тенге.

Сейчас веду переговоры со своими партнерами, друзьями, инвесторами, советуюсь с бизнесменами-мужчинами – им интересно. Работаю в нескольких направлениях, и это занимает все время.

О личном

— Вернемся к вопросу о личной жизни. Хочет ли Куралай Нуркадилова замуж?

— Да, хочу ли я? И если хочу, какой должна быть семья, как я ее вижу? Как бы выглядел мой мужчина?

— А как бы выглядел твой мужчина? Что насчет идеала?

— У меня подружки смеются — есть понятие «вечный студент», а Куралай — «вечная невеста». Окей, хорошо, но эта эпопея все-таки должна закончиться.

Я думаю, должна быть гармония, мы должны друг друга понимать. С одной стороны, меня вроде бы просто понять, с другой — не совсем. Я не то чтобы сложный человек, я очень разносторонняя, и мне хочется, чтобы с человеком тоже можно было говорить на разные темы. Я настолько разнообразно могу жить и думать, что как только человек даже чуть-чуть не понимает мою жизнь, мой темп жизни или мои интересы, уже чувствую, что он ко мне однобоко относится.

Мужчина должен быть интеллектуалом, он должен быть в чем-то интересным. Я бизнесвумен, и про бизнес со мной тоже нужно говорить. То есть человек должен быть реально не пустым, вот это главное, это важно. Возможно, поэтому мне сложно. И еще он должен иметь свой статус, чтобы не говорили, а, это муж Куралай Нуркадиловой. Мы должны быть равны. Он гордится мной — я горжусь им.

О службе в армии

 — Как получилось, что именно ты одела нашу армию?

 — В министерстве обороны сказали — нам нужна форма, которая могла бы подчеркивать перспективность армии, нужен новый уровень. Там проходила серьезная аналитическая и исследовательская работа.

Можно сказать, я отслужила в армии. С целью опроса объездила чуть ли не все гарнизоны. Когда готовились к показу, жила в казармах — февральский холод в столице и новая казарма, которую только-только построили. Ее даже не отапливали нормально.

На меня было смешно смотреть, носила все что у меня было. Вид был, как у немцев под Москвой. На показ летала военным грузовым бортом. Единственное чего не было, это меня не сбрасывали с парашютом, остальное все было.

Ранее утро у меня начиналось с рапорта перед генералами — «Так точно! Будет сделано!». Говорила уже на военном сленге, это было так интересно!

— То есть в чем теперь ходят солдаты, это твоих рук дело?

— Да. Но шьют уже другие, я образцы делала и внедрение. Естественно, для военных привычным был цвет хаки. Вывести на какой-то другой для них было стрессом. Но я поставила их перед фактом — новым цветом. Шокировала.

— Это бирюзовый?

— Да, мы назвали его темная полынь. Искали тот цвет, который бы мог подойти для нашей многонациональной страны. Хаки придает лицу серый оттенок, и больше как раз смуглым. А еще я учла разные регионы — от самого холодного до самого жаркого, и впервые внедрила очень многие вещи, которые до меня не существовали.

— Например?

 — Я отделила младший состав от среднего и старшего. Как? Теперь курсанты и младший состав носят не фуражки, а береты, их можно узнать именно по ним. Вместе с кителем это смотрится очень стильно и по-европейски.

О штампах

— Бесят два штампа. Первый — отношение к детям. У нас есть понятие «журттын балалары» — «а соседский ребенок?». То есть твой ребенок это наследник, твое наследие, твое следующее поколение, и его нужно уважать. А люди старшего поколения хотят, чтобы уважали только их. Но с уважением надо относиться и к ребенку, и к его личности. Дети сейчас другие. Они намного умнее в современном мире гаджетов, чем мы.

И второе, что мешает нашему народу – это «уят» быть богатым или зарабатывать деньги

Говорить на тему денег у нас почему-то стыдно. В семье и обществе при подобных разговорах даже просто иногда затыкают. И мы видим, к чему это ведет целый народ — к мышлению, что деньги это плохо.

А жить-то надо. И все равно большая часть вопросов сводится к этому. Поэтому если не учат зарабатывать, надо самим учиться это делать. Надо убрать в себе стыд иметь деньги. Ты не должен думать о таких вопросах, это просто должно быть. У нас даже супруги боятся затрагивать вопрос о деньгах.

Мужчины говорят — не твой вопрос, не лезь в мужские дела. А безопасность семьи, а вдруг с ним что-то случится? Или инфантильность мужчин, когда они оставляют своих детей и жену без средств к существованию. Супруга на него опиралась, не работала, забыла то образование, которое получила, профессии уже не имеет. И это только малая часть. В общем, есть с чем работать.

Полную видеоверсию программы смотрите здесь

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter