Нур-Султан
Сейчас
2
Завтра
8
USD
426
0.00
EUR
502
0.00
RUB
5.85
0.00

Пособие в 42 500 вскрыло реальную картину безработицы в стране — Своик

4120
Петр Своик. Источник — total.kz

На днях на заседании в правительстве обсуждали уровень безработицы в Казахстане в докарантинный период и в период карантина. Министр труда и соцзащиты населения Биржан Нурымбетов заявил, что по итогам года прогнозируемый уровень безработицы составит 6,1% вместо ранее предполагаемых 5,9%.

По данным министра, в первом квартале 2020 года количество занятых в экономике составляло 8,8 млн человек, уровень безработицы — 4,8%.

А в апреле-мае из-за карантина вне занятости временно оказались 4,2 млн казахстанцев

Ведомство придумало, как выкрутиться. 1,2 млн человек пристроят на работу по госпрограмме «Енбек», Дорожной карте занятости, «Нурлы жол» и так далее.

Однако открытым остается вопрос:

что делать с оставшимися 3 млн человек, оказавшихся без работы?

И почему их наличие в статистике Минтруда увеличит прогнозируемую безработицу всего на 0,2%? Экономист Петр Своик считает, что социальное ведомство не лукавит, называя такие смешные цифры. Просто оно отчитывается только за тех безработных, которые в трудоустройстве прибегли к помощи государства. Так сколько в Казахстане реально оставшихся без дохода?

Треть населения без работы

— Петр Владимирович, учитывая сводки с бизнесполей, на которых «полегла» куча видов деятельности, 6,1% безработицы по-минтрудовски выглядит, мягко говоря, нереально. 

— А я министерству верю. Потому что безработица «по-казахски» — это только те люди, которые входят в те или иные программы, финансируемые минтруда. И которые просят у министерства материальную поддержку. Вот они и входят в статистику безработных. И в этом смысле министерство ведет четкий учет, каждую потраченную денежку тратит на определенных людей. Тех, кто за помощью не обращался, хотя и не имеет работы, ведомство безработными не считает.

А если посмотреть на реальную картину с занятостью, даже по официальной статистике в Казахстане не хватает 3-4 млн структурированных рабочих мест

У нас структурная безработица и в докризисные времена охватывала как минимум треть всего работоспособного населения. Я говорю о тех людях, кто нетрудоустроен у организованных налогоплательщиков, выплачивающих зарплату через бухгалтерию, а также проходящих через налоговый и пенсионный учет. Счастливчиков, имеющих в Казахстане реальный статус трудоустроенных, не более 6 млн человек.

Давайте посмотрим статистику ЕНПФ, поскольку она самая достоверная по учету трудовой занятости. И вот как раз по ней, с учетом индивидуальных предпринимателей, работающих по патентам, выходит то реальное количество легально занятых, которое я назвал. 

Все остальные самозанятые. Но это все несерьезно. В современной экономике нельзя быть самозанятым. Кто-то ведь должен легально чинить обувь, шить одежду. Конечно, есть свободные профессии, не отрицаю.

— Таксисты, фрилансеры…

— Таксисты тоже должны входить в структурированную занятость.

Лишние люди

— Я имею в виду обычных бомбил.

— Я тоже их имею в виду. Попробуй, к примеру, в Германии заплатить за такси не по счетчику, таксист посчитает клиента либо провокатором, либо идиотом. Потому что ему работать по счетчику выгоднее, по его счетчику идут все социальные выплаты — страховки, пенсионные взносы и так далее. Вот в Германии структурированная система трудовой занятости. А в Казахстане в ней худо-бедно болтаются 5-6 млн человек, остальные мимо.

Остальные входят в статистические хитрости под названием «самозанятость». А на самом деле эти люди вне трудовой занятости. А почему так?

Потому что экспортно-сырьевая экономика сама структурировала рынок труда таким образом, что в районе 3-4 млн трудоспособных человек стали в стране лишними

С точки зрения экспортно-сырьевой экономики у нас критически перенаселенная страна. И правительство сейчас мучается, где взять пособия на всех нетрудоустроенных.

Все, что я сказал, было до кризиса, коронавируса и падения нефтяных цен. А теперь на нашу нестуктурированную безработицу наложилось все остальное. То есть ситуация усугубилась еще больше.

— То есть если говорить реальным языком, а не по-минтрудовски, безработных в Казахстане не 6,1%, а все 30%? 

— Скажу немного с ехидцей, но с точки зрения Минтруда считать безработными только тех, на кого тратятся деньги из министерских программ, весьма удобная позиция. А так — да, безработных значительно больше. 

— Хотя бы взять 3 млн из тех 4,2 оставшихся вне занятости, о чьем трудоустройстве пока речи нет. 

— Я в начале интервью говорил о базовой ситуации на уровне 2019 года, когда все было благополучно. И уже тогда реально безработных — не с точки зрения госучета, а с точки зрения невстроенности людей в современную систему занятости — было в районе 5-6 миллионов человек.

В кризис государство решило платить оставшимся без дохода людям минимальное пособие. Оно-то и вскрыло подлинную картину занятости 

— 42 500 получили около 5 млн человек. 

Работы нет и не было?

— Но заявок подано более 8 миллионов? 

— Именно. Раньше государство тратило деньги на всякую ерунду типа переобучения и каких-то мизерных пособий многодетным семьям, замучившимся справки собирать. Да и на эти выплаты из-за бюрократии мало кто решался. Самые отчаянно бедные и то предпочитали не связываться. Отсюда и маленькая безработица до кризиса.

А тут государство вдруг то ли с перепугу, то ли с дуру, то ли по доброте вспомнило, что оно социальное. И сказало, что заплатит всем, кто потерял работу, по 42 500. Что обнаружилось? Что на эти деньги вправе претендовать чуть ли не весь Казахстан. Так что все прежние выкладки министерства труда, что безработица у нас только 4.8%, лопнули как мыльный пузырь.

Если государство выплатило по 42 500 почти 5 млн человек, оно фактически признало, что у них нет дохода и нормальной работы

Любые попытки сказать, что это только люди, потерявшие работу в карантин, несостоятельны. Потому что на самом деле вся эта армия и не имела работу до кризиса.

Министерство пообещало кого-то трудоустроить. Может и трудоустроит. Но что такое трудоустройство с точки зрения министерства? Это далеко не создание структурированных рабочих мест…

— С адекватными зарплатами.

— Да. И эти рабочие места не будут действовать до 2050 года.

1,2 млн людей, которых минтруда пристроит в 2020 году, это всего лишь освоение министерского бюджета

Необходимо понимать: чтобы этим заниматься, нужны не только госпрограммы и дорожные карты, нужны и какие-то люди. Так и рождаются нарисованные рабочие места. И чем больше обещаний, тем больше бюджет и его освоение.

Общество всеобщего труда 

— Государство хоть и трудоустроит 1,2 млн человек, но они получат самые низкооплачиваемые позиции. Достаточно посмотреть, какая зарплата предлагается на государственной бирже труда. То есть фактически на грани нищеты из-за потери работы с адекватной оплатой труда оказались еще 4,2 млн человек? 

— Не надо иллюзий. Министерство реальных рабочих мест не создает, даже малооплачиваемых. Оно создает только отчетные рабочие места для освоения бюджета. К реальному трудовому обеспечению все эти программы по освоению бюджета имеют отношение очень опосредованное.

Я не веду свою статистику безработицы, но слежу за официальными данными.

И смело могу сказать, что выплаченные минтруда 42 500 — это и есть тот самый показатель безработицы, о котором следует честно сказать

Хочу закончить на оптимистичной ноте. Новый президент обещал сохранить наследие Елбасы. Из последнего, что провозглашал Нурсултан Назарбаев, было создание в Казахстане общества всеобщего труда.

Все посмеялись, в министерствах этот тезис никто всерьез не воспринял. А зря. Нам действительно нужно общество всеобщего труда. А для минтруда и миннацэкономики следует составить реальный план преодоления структурной безработицы. Казахстану нужны постоянно действующие рабочие места, а не все эти дорожные карты и программы, в которых из реального только освоение бюджетных денег.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter